И это называется успех?

Из штата в штат
№18 (314)

По мнению сторонников вэлферной реформы, ее первый этап был очень успешным. Как же, сократили число получателей пособия чуть ли не вдвое. С 5,1 млн. семей в марте 1994 года до нынешних двух миллионов. Но это количественные показатели, а как обстоит дело с качественными, улучшилось ли материальное положение тех, кто стал работать?
Увы, вот тут-то у сторонников реформы настроение не столь бодрое. В ход уже пошли заявления типа: а мы им, то есть вэлферщикам, и не обещали безбедной жизни, целью нашей было заставить их прекратить бить баклуши и засучить рукава.[!]
Что ж, рукава вэлферщики засучили, а что получили взамен? Ведь как ни крути, а работа предполагает хотя бы минимальное, но движение к лучшей жизни.
На прошлой неделе, когда макет очередного номера нашей газеты уже был на пути в типографию, в СМИ появился отчет по результатам широкомасштабного исследования, проведенного экспертами Колумбийского университета. Ученые попытались выяснить, как изменилась жизнь матерей-одиночек и их детей вследствие реформы в трех штатах: Калифорнии, Коннектикуте и Флориде. Оказалось, что, несмотря на то, что большинство матерей-одиночек начали работать, на благополучии их семей данное обстоятельство никак серьезно не отразилось. Как прозябали в нищете, так подавляющее большинство из них и прозябает. Да, средний доход семьи возрос, но он ведь не смог превысить даже показатели «уровня бедности».
Вывод, сделанный одним из участников исследования, честно признаюсь, меня поразил. «Плохо, конечно, что матери, и в первую очередь их дети, не почувствовали изменений своего материального положения, - заявил Брюс Фуллер, профессор Университета Калифорнии (Беркли), - но хотя бы хуже жить не стали». Простите, г-н Фуллер, и это вы считаете удачным исходом проводимой 5 лет реформы?
Даже высшие чины администрации Буша, отвечающие за проведение вэлферной политики, вынуждены были признать, что ситуация далеко не праздничная. Правда, посетовали они лишь на то, что плохо живется детишкам и надо бы что-то предпринять для улучшения их положения, внеся в новый закон, который может быть принят в сентябре, соответствующие поправки. Позвольте, господа, а разве можно добиться этой цели, не сделав что-то и для матерей этих детишек? Выходит, следуя логике Белого дома, что можно…
То, что люди стали работать, безусловно, хорошо. Однако, поставив перед собой целью трудоустройство вэлферщиков, реформаторы не могли не отдавать себе отчет в том, что малоквалифицированные работники, принимаемые на самую низкооплачиваемую работу, из нищеты так никогда и не выберутся. Более того, они будут периодически или постоянно терять работу, а во время спада экономической активности – в первую очередь. Ситуация, честно говоря, легко просчитываемая. На какое улучшение материального положения вэлферщиков можно было рассчитывать, если жесткая линия властей в центре и на местах привела к резкому сокращению числа студентов колледжей. Учащихся, а среди них было немало и одиноких матерей, просто вынуждали оставлять учебу и идти работать. И достаточно легко представить, на какие должности такие люди могли устроиться.
По данным экспертов Center for Law and Social Policy (CLASP), которые проштудировали результаты более дюжины проведенных в последние годы исследований, выходит, что из всех недавних государственных иждивенцев постоянно работали в течение календарного года не более 40-60 процентов. Причем средняя почасовая ставка у них лишь немного превышала 7 долларов; право на отпуск имели не более 55 процентов; только у 40 процентов их боссы оплачивали невыход на работу по причине болезни; лишь у 25 процентов была медицинская страховка. Нередко люди, имевшие право на получение фудстемпов или сохранение Медикейда, то ли по ошибке, то ли по прихоти вэлферной администрации, теряли эти бенефиты. Кто – временно, а кто-то и навсегда.
Конечно, и отпуск, и оплачиваемые больничные дни, и медстраховку не имеют порой и те из нас, кто никогда не пользовался услугами вэлфера. Но давайте согласимся, мать-одиночка с двумя детьми вряд ли может надеяться на лучшую судьбу, получая 7 долларов в час, теряя к тому же Медикейд или фудстемпы. Не удивительно, что уход с вэлфера десятков тысяч людей – не более чем «перерыв на обед». Многие вновь возвращаются в свои вэлфер-офисы либо по причине очередной потери работы, либо из-за невозможности прожить на скудный заработок.
В Вашингтоне же на это стараются закрывать глаза и бодро рапортуют общественности о достигнутых победах. А ведь не грех познакомить сограждан с другими цифрами, на которые обратили внимание Джаред Бернстейн из Economic Policy Institute и Марк Гринберг из CLASP. По их подсчетам, вновь в очередь за пособием возвращается от 15 до 30 процентов якобы распрощавшихся с вэлфером навсегда.
Апологеты реформы вэлфера сегодня бьют себя в грудь, утверждая, что именно благодаря принятым мерам сотни тысяч клиентов государства стали собственными руками добывать хлеб насущный. Ой ли, господа? Законы законами, но куда бы вы трудоустроили бывших вэлферщиков, людей без профессии, без образования, не только высшего, но часто даже и среднего, если бы Соединенные Штаты не находились во второй половине 90-х на пике экономического подъема? Предприятия, нуждавшиеся в дешевых рабочих руках, соглашались брать к себе неквалифицированный персонал, от которого сегодня и избавляются в первую очередь. При этом, по существующим законам, такие категории работников права на получение пособия по безработице, как вы знаете, не имеют. А раз так, то у них нет другого выхода, как брести в близлежащий вэлфер-офис. Словом, замкнутый круг, выход из которого принятый в 1996 году закон (Temporary Assistance for Needy Families) так и не нашел. Исходя из этой ситуации, было бы логично внести в него такие изменения, которые бы носили не косметический характер, а привели бы к реальному улучшению жизни малоимущих. Увы, но в предложении Белого дома об этом ничего не говорится, кроме обещания обратить внимание на положение детей. Хотя, что имеется в виду, никак не конкретизируется.
Хотя, постойте, я ведь упустил из виду инициативы, за которые так ратуют республиканцы в Конгрессе, считая их панацеей. Из статьи спикера Палаты представителей Дениса Хастерта в «Нью-Йорк таймс» следует, что не образование, профессия, уход за детьми работающих матерей поможет им выбраться из бедности, а… крепкий брак и счастливая семейная жизнь. Вот на эти цели денег не жалко, целых полмиллиарда полновесных долларов планирует выделить Белый дом, надеясь на поддержку Хастерта и его однопартийцев из Палаты представителей. Идея замечательная, вот только ее практическая реализация хромает.
Кто является основным контингентом на вэлфере, читателю, думаю, известно. Сколько молодых парней в возрасте от 20 до 34 лет, представляющих национальные меньшинства, находится в местах не столь отдаленных, можно себе представить и без обращения к статистике. Захотят ли принять их бывшие подруги после отбытия срока? Кое-кто да, но большинство нет, не желая превращения своей жизни в ад. Кто сомневается в моих словах, тот может обратиться к статистике правоохранительных органов, дабы убедиться в том, что автор, увы, краски не сгущает. Хастерт, безусловно, все хорошо понимает. Однако т.н. «христианские правые» хоть и не имеют былого влияния в республиканской партии, все равно заставляют с собой считаться - брачно-семейные вопросы их конек. Потому-то Буш и спикер соглашаются сократить расходы на программы по повышению образовательного и профессионального уровня вэлферщиков, предлагая взамен щедрые ассигнования на курсы семейного ликбеза.
Понятное дело, что предложение коллеги спикера, конгрессмена Пэтси Минк (штат Гавайи) поступить иначе (не бросать деньги на ветер, чуть ли не вынуждая женщин жить с теми, кто им зачастую не просто противен, но и опасен), направив средства на обучение матерей-одиночек нужным сегодня рынку труда профессиям, Хастерту не по душе. Понятно, что самостоятельная, зарабатывающая даже относительно приличные деньги, женщина без подсказки политиков разберется, с кем ей связать свою судьбу.
Надо признать, что далеко не все республиканцы поддерживают своих лидеров в Палате представителей, не согласны они и с Белым домом. Так, заместитель министра здравоохранения Вейд Хорн, согласно журналу Dollars and Sense, заметил недавно, что «мы не можем быть удовлетворены законом о реформе вэлфера, если бывшие его получатели так и будут трудиться за 5-6 долларов в час».
Но чтобы они получали больше, их нужно учить чему-то существенному, а не впадать в эйфорию от цифр массового трудоустройства вэлферщиков на должности, которые никогда не позволят им выбраться со дна общества. Это - аксиома. И она не требует никаких доказательств.