Почта недели
№41 (494)

Признаться, меня очень опечалила статья «Дохлая камбала». Ее автор Петр Немировский, конечно, достоин всяческих похвал – поднял новую тему, провел настоящее журналистское расследование. Но вот герои статьи просто ужасают. И бомжи, и алкоголики, и жены, и матери алкоголиков, наркоманов.
Ужасает то, что эти люди приехали в Америку, где столько возможностей, и так низко пали, так опустились. Стоило ли ради этого ехать сюда? Многих иммигрантов, я думаю, именно то и спасает, что они говорят себе: «Я приехал в Америку, в страну безграничных возможностей, сюда люди рвутся отовсюду, чтобы чего-то добиться, здесь опускаться просто стыдно, и вообще я сюда ехал, чтобы хорошо жить и радоваться...»
Ужасает еще и то, что люди, описанные Петром Немировским, не меняются, а живут по инерции, как жили бы в России. Мужчины спиваются, бьют жен, обкрадывают семью, а женщины все терпят по старинке, по-бабски. А отношение к психотерапии? А страх потерять вэлфер? Пособие мизерное, но стабильное – совсем как зарплата в СССР.
Но больше всего меня ужасает то, что во всех нас – выходцах из бывшего Союза, - есть что-то от этих пьяниц и бомжей. Мы все в чем-то – на дне. Мы тут добились больших успехов, но в нашей психике все еще много от той жизни. Тут и страх перед всем новым, и недоверие к властям, к людям вообще, и нежелание меняться. А изнанка этого нежелания – доходящая до абсурда гордость. Мол, мы, «русские», всех румяней и белее. Дети наши, к счастью, не такие, как мы, но ведь нам это не нравится, мы им пытаемся навязать наши взгляды...
С уважением
Илья Шмаков, Нью-Йорк

* * *
В Украине, где мы жили до приезда в Америку, наша семья из года в год, наряду с другими газетами, выписывала «Известия». Там мне особенно запомнилась журналистка Татьяна Тэсс, которая писали на темы, которые в «Русском базаре» освещает Лея Мозес.
Но сейчас я хочу сказать совсем о другом. Дело в том, что русскоязычные, приехавшие на постоянное жительство в Америку, часто совсем не такие по характеру и по уровню культуры, как ими были люди, проживавшие до Великой Отечественной войны в странах бывшего Советского Союза. Даже простые крестьяне в селах и то были более культурными и дружелюбными. Никогда бы не позволили себе нагрубить, нахамить. А здесь...
Один раз мне пришлось наблюдать, как в одной синагоге русскоязычный верующий в ответ на замечание по поводу его поведения плюнул в лицо тому, кто сделал это замечание. А ведь в святых книгах сказано: «Люби ближнего, как самого себя» (Левит, 19-17-18). И согласно Писанию, на эти слова надо обратить особое внимание, потому что в них «весь закон и пророки». Такой вот верующий.
Я тогда обратился в полицию города Филадельфии и написал заявление, в котором, помимо прочего, указал номер его автомобиля и потребовал, чтобы его призвали к порядку. В полиции позвали переводчика – молодого парня, и он мне написал ответ на клочке бумаги: «Идите в другую церковь. Полиция сказала, что вам в эту церковь ходить нельзя»...
Читал давно книгу великого педагога Макаренко, который воспитывал сотни беспризорников. Даже эти беспризорники не позволяли себе плюнуть в лицо товарищу. А тут, в Америке, такое допускают верующие в синагоге и при этом чувствуют свою безнаказанность. Из-за таких людей наша жизнь становится в некотором смысле похожей на поединок боксеров. А полиция советует избегать обострения «отношений», то есть отмалчиваться. Может быть, следует в вашей газете завести рубрику «Ежик» или «Крокодильчик» и в воспитательных целях писать в ней о людях, которые позволяют себе такие вот поступки?
С уважением,
Семен Зельманович Садхин,
Участник Великой
Отечественной войны

* * *
Уважаемый редактор!
В последнем выпуске «Русского базара» вы попросили читателей поделиться опытом общения с людьми из разных иммиграционных групп. Я хотела бы рассказать вам о своих отношениях с мужем.
Мой муж родом из Мали (Восточная Африка). Он афроамериканец. Мы познакомились в маленьком ночном клубе в Нью-Йорке, где звучит музыка разных стран и континентов. Мы влюбились, и это было прекрасно. Нам повезло, в наших семьях нет предрассудков, разве что у моего отца, но мои родители разведены и живут далеко друг от друга. Сама я родом из Москвы. Мне 26 лет, живу в Америке с 15 лет. Я русская и на 25% еврейка. Я приехала в Америку по статусу беженца, теперь я гражданка. У меня обычное московское воспитание: ходила в музыкальную школу, изучала английский и французский язык. Я очень счастлива, что выучила французский, потому что мой муж из франкоговорящей части Африки. У нас с ним не обошлось без проблем, но мы были счастливы и влюблены друг в друга. Я не очень хорошо знаю русских мужчин, так что не могу сравнить его с ними, не имея каких-либо стереотипов, которых я всегда пыталась избежать. Мне очень многое нравится в нем: он не пьет алкогольные напитки, даже пиво и не одобряет, чтобы я пила. Он с любовью и уважением относится к своей матери (отец умер) и к моей семье. Очень трудолюбив, попусту не тратит время. Мне кажется, он верующий. Интуиция подсказывает мне... У нас очень необычные отношения. В течение первого года совместной жизни мы часто ссорились, даже расставались, но потом возвращались друг к другу. Ему нравятся покорные женщины, так как он мусульманин. Что касается меня, у меня с этим нет проблем. До тех пор пока он уважает меня и внимательно ко мне относится, я не возражаю уступать ему. Мне льстит, что он не заставил меня долго ждать предложения выйти за него замуж... Я никогда его не подталкивала к этому, просто пыталась показать, что могу быть прекрасной женой. Он сделал мне предложение после 1,5 года свиданий... Мы оба были готовы к этому и счастливы. Только представьте, он сделал мне предложение в тот же день, когда его отец сделал предложение его матери. Это было так мило.
Мой муж уважает меня, никогда не унижает и не язвит. Часто мне приходится уступать ему, потому что он упрямый и любит делать все по-своему. Мне нравится то, что он выбрал меня не потому, что я была, «как белые девушки». Я даже выгляжу совсем не так, как выглядят «белые девушки», которые нравятся афроамериканцам (блондинки с вьющимися волосами и т.д.). Я худая, с коротко остриженными темными волосами. Его бывшая подруга была из его страны. Я ему понравилась такой, какая я есть. Я нахожу русских мужчин привлекательными, но я влюбилась в афроамериканца, поэтому и вышла за него замуж. Поначалу многие очень удивлялись, но потом мы им стали нравиться. Один дантист, старый русский еврей, вначале не сводил с нас взгляд. Но когда ближе узнал нас, то сказал, что мы хорошие ребята и дал нам скидку. Мы живем в Нью-Йорке, но копим деньги на дом. Я работаю mortgage closer в Chase, а мой муж работает в Security Company. У нас обоих нет высшего образования.
Мне не нравится, что многие русскоязычные иммигранты являются расистами. «Откуда твой муж? Из Африки?? Он черный???» - и выкатывают глаза. Это неправильно. Имея русское образование и интеллект, мы должны быть более терпимыми. Кстати, мне не нравится и антисемитизм. Долгое время я не могла понять, в чем же дело, пока не осознала, что антисемитизм до сих пор жив и благополучно существует в русских умах. Даже у меня были случаи, когда чистокровные русские относились ко мне предвзято из-за моей еврейской четверти. Теперь я многое понимаю гораздо лучше.
Мне нравится изучать культуру Мали... Однажды, когда он подумал, что я пытаюсь изменить себя ради него, то произнес фразу, которая надолго останется в моей голове. Он сказал: «Если бы я хотел быть с африканской или мусульманской девушкой, я мог бы найти ее, но я хочу быть с тобой, такой, какая ты есть!».
Вот такая наша история! Я не хочу, чтобы мое письмо публиковали, просто хотелось поделиться. Дайте мне знать, что вы думаете по этому поводу.
Спасибо.
Maria Diawara (Solovyeva).

* * *
Уважаемая редакция!
Недавно смотрел по телевизору передачу, в которой выступавший политолог заявил, что одной из главных целей проводимой администрацией Буша кампании за демократизацию мусульманских режимов является освобождение женщин Востока, уравнивание их в правах с мужчинами. Мол, нельзя мириться с тем, что в наше просвещенное время слабый пол в арабских и мусульманских странах находится в полной зависимости от сильного.
Интересная мысль. Вот только зачем же мы тогда свергали светский режим Саддама Хусейна, при котором иракские женщины имели те же самые гражданские права и свободы, что и мужчины? Трудно назвать другую арабскую страну, разве что Иорданию, где бы участие женщин в жизни государства ощущалось так сильно, как в Ираке.
На прошлой неделе ближайшая сподвижница нашего президента, его экс-советник, а ныне сотрудник Госдепартамента Карен Хьюз сказала буквально следующее. «Нельзя допустить, чтобы иракские женщины вспоминали с ностальгией времена Саддама».
Вот ведь как. Освободили Ирак от тирана, а при нем, как ни парадоксально это звучит, местному слабому полу жилось лучше, чем при нынешних властях. И то ли еще будет, когда с уходом американцев власть в стране перейдет к исламистам типа Садра. Тогда иракские леди, миссис Хьюз, точно станут лить горючие слезы по Саддаму, при котором они могли заседать в парламенте, занимать руководящие должности, ходить в мини-юбках, а на пляжах страны загорать в бикини. Местные стражи исламской революции, а такие обязательно в Ираке появятся, быстро объяснят «особожденным» женщинам своей страны, кто теперь в доме хозяин.
Г-жа Хьюз печется о судьбе слабого пола в Ираке, но, может быть, стоит обратить внимание на ситуацию в Саудовской Аравии, кстати, нашего ну очень близкого союзника? Это ведь в этой стране женщина унижена до такой степени, что даже и мечтать не смеет о том положении, в котором находились иракские подруги во времена Хусейна. Местная полиция нравов зорко следит за тем, чтобы ни одна буковка из законов Шариата не была нарушена. Это ее молодчики несколько лет назад затолкали в горящую школу учениц-подростков только за то, что те выбежали на улицу не покрыв голову платками. Никто из правящей королевской семьи даже не попрекнул полицейских за зверскую расправу над детьми. А полицейским что - они действовали в соответствии с инструкцией. Ничего себе инструкция!
Не знаю, как других читателей, а меня сильно возмущает снисходительное отношение Белого дома к ситуации с правами человека в Саудовской Аравии. Получается, что женщинам королевства надеяться не на что - как были, так и останутся рабами мужчин. Зачем же все эти высокопарные слова о демократизации Ближнего Востока, о раскрепощении слабого пола, если Буш ничего не собирается менять в государстве, 11 граждан которого разрушили Всемирный торговый центр и нанесли удар по Пентагону?
Если в Саудовской Аравии, а вместе с ней в Кувейте, в Объединенных Арабских Эмиратах все останется по-старому, ни о какой демократизации региона и речи быть не может.
С уважением Игорь Нейман

* * *
Дорогой Олежек!
Меня очень тронуло твое письмо. Я тоже мама, и у меня есть сын, которому 29 лет. Он женат два года. Женился не по религиозному материнскому «расчету», хотя приехал в Америку, когда ему был 1 год. Женился на девочке, которая находится в стране только два года. Но это моя история.
Мне ничего не нужно, кроме счастливых глаз моего сына.
Твоя мама не хочет плохого. Она только начинает привыкать к совершенно другой и чуждой ей обстановке. Посмотри вокруг себя и ты увидишь, сколько людей разводятся и делают это по разным причинам. Если ты любишь свою жену и это взаимно, то я не думаю, что у вас должны возникать трудности.
А мама через год будет говорить по-английски и сможет общаться с твоей женой. А меньше будут разговаривать - то и ссориться будут меньше (это шутка).
Чаще приглашайте ее и ее родственников в гости. Покажите им свои традиции, расскажите о праздниках, культуре, религии. Если вы разной религии - научитесь уважать веру друг друга. А когда вы собираетесь в семье Марии, то девушка должна предупредить, чтобы по мере возможности все говорили на английском.
Я считаю, что ты должен использовать свой шанс и быть счастливым, чтобы потом всю жизнь не жалеть о том, что ты чего-то не сделал.
P.S. У меня невестка жила 5 месяцев, пока сын занимался. Я принесла ей на Пасху крашеные яички. Она была в восторге: «Ой, как у моей бабушки!» - воскликнула она. А невестка пыталась на Пурим спечь хаментажес.
Так что главное то, что побеждает Любовь. И неважно, на каком языке говорят любящие друг друга люди. Будь счастлив!
Зина Гуртовник
Бруклин, Нью-Йорк.