Стена рухнула - да здравствует Стена?

Факты. События. Комментарии
№41 (494)

Несмотря на плохую погоду и экономический кризис, немцы, кажется, не разучились радоваться жизни. Тем более повод представился замечательный.
В понедельник Германия отпраздновала 15-летие со дня своего объединения. Невзирая на достаточно солидный срок, прошедший с того времени, как рухнула Берлинская стена, этот праздник по-прежнему вызывает у немцев немалый энтузиазм. Сотни тысяч людей собираются на центральных площадях городов, чтобы выразить свою радость: страна стала единой. Исключение составляют разве что баварцы: для них День Объединения – по-прежнему не более чем последний день пивного фестиваля Oktoberfest. Однако им можно такую забывчивость простить - попробуйте-ка две недели подряд ежедневно наливаться пивом, что называется, по самое «не могу» - так и собственный день рождения забудете. Кроме того, баварцы всегда слыли в Германии эдакими фрондерами, вольнодумцами – не зря Бавария официально называется не немецкой федеральной землей, а Freie Staat Bayern – Свободное государство Бавария.[!]
По традиции, центром праздника каждый год становится столица какой-либо федеральной земли. В этом году им стал Потсдам, столица Бранденбурга. Естественно, что именно здесь на торжественном богослужении в церкви святого Николая присутствовала и немецкая политическая элита – как времен объединения, так и нынешняя. Неизменный Михаил Сергеевич Горбачев в очередной раз при большом стечении своих немецких поклонников и представителей международной прессы посадил очередное дерево. Эта традиция уже настолько укоренилась в сознании немцев, что при упоминании фамилии Горбачева они, в отличие от жителей других стран, в качестве ассоциации немедленно вспоминают не пресловутую перестройку, а Берлинскую стену. Молодое поколение так и вовсе большей своей частью пребывает в уверенности, что стену эту на радость бундесбюргерам сломали лично М.С. Горбачев и Гельмут Коль. После чего распродали куски на сувениры.
К 15-летию своего объединения Германия пришла хотя и единой географически, однако весьма разобщенной политически. Политологи отмечают, что в сознании самих жителей страны они по-прежнему делятся на «осси» и «весси» - соответственно, жителей Восточной и Западной Германии, словно бы Берлинская стена продолжает благополучно стоять на своем месте. То и дело в речах политиков различного уровня нет-нет да и проскакивает пара пренебрежительных фраз, обращенных в сторону «испорченных социализмом осси», возникают скандалы, политикам приходится извиняться, уверять, что «их не так поняли»... И все начинается сначала. Впрочем, одними словесными перепалками дело не обходится: как у восточных, так и у западных немцев за это время накопилось немало претензий друг к другу. Весси недовольны тем, что им каждый божий месяц приходится отстегивать от своего и так полегчавшего заработка так называемый «налог на солидарность» (Solidaritдtssteuer), которого осси как объекты этой солидарности, не платят и который с удручающей регулярностью разбазаривается правительствами восточных земель на латание многочисленных дыр в их бюджетах. Осси недовольны заносчивостью западных собратьев, время от времени порывающихся учить их капитализму, а также тем, что средний уровень их зарплат где-то на треть ниже «западного» жалованья. К слову, любой человек, успевший пожить как на Востоке, так и на Западе Германии, засвидетельствует, что в восточных землях гораздо ниже не только зарплаты, но и цены: в среднем на ту же треть. Даже переселившись из Западного Берлина в Восточный, ощущаешь эту разницу – она начинает сказываться где-то в районе Александер-плац. Впрочем, подобные тонкости вряд ли интересуют обиженных осси – в реальном-то исчислении их кошельки и впрямь оказываются куда более тощими, чем у «жирненьких» весси...
Если взяться перечислять, что же приобрел Восток и Запад Германии от объединения, то можно назвать следующие позиции: в восточных землях были построены отличные дороги (если кто бывал в Германии и не понаслышке знаком с немецкими автобанами, то ему трудно будет поверить, что автобаны на Востоке – еще лучше!), замечательную связь – как телефонную, так и радио, а также... прекрасно отремонтированные дома. В том же Западном Берлине дома, требующие срочного и отнюдь не косметического ремонта, – редкость, а вот на востоке столицы любая квартира – будто только вчера сдана под ключ бригадой отделочников-ударников.
Приобретения же Западной Германии относятся, скорее, к сфере моральной и философско-этической: весси заболели так называемой «остальгией», выражающейся в лихорадочном восхищении перед всем, что производилось в ГДР: от соленых огурцов марки Spreewald до допотопных автомобилей «Трабант», ласково прозванных в народе «Траби». Кроме того, рассказы тоскующих осси о всеобщей занятости и бесплатной медицине поспособствовали возрождению в Германии не только левосоциалистического движения, но и самой настоящей Коммунистической партии – запрещенная в 1957 году, она возродилась под другой аббревиатурой (вместо KPD стала DKP) и даже с лета 2002 года принимает участие в выборах.
Социологические опросы показывают довольно парадоксальную картину: 84% немцев считают, что объединение стало благом для Германии, однако половина из них при этом уверены, что лично они от этого события немало проиграли.
Когда канцлер-объединитель Гельмут Коль обещал стране «цветущие ландшафты» – немцы безоговорочно верили, не зная, что ландшафты эти, увы, не в будущем, а в прошлом. Будущее принесло жителям Германии затяжной экономический кризис, пятимиллионную безработицу и борьбу за власть, напоминающую, скорее, итальянские реалии восьмидесятых годов двадцатого столетия.
Тем не менее Германия – страна весьма стабильная и консервативная, запаса прочности ей не занимать. Пройдет и этот кризис, и, быть может, Стена, выстроенная в умах немцев, в один прекрасный день все-таки рухнет: например, десять лет спустя. Или двадцать. Но обязательно.