Хождение по мукам

Из штата в штат
№40 (493)

Статья «Беззаконие по-американски» («РБ», № 38) вызвала неоднозначную реакцию читателей. Один из позвонивших мне людей заметил, что напрасно я, мол, пекусь о невинно пострадавших американцах, попавших в «места не столь отдаленные» из-за ошибок следствия. Таковых у нас в стране совсем немного, - авторитетно заявил он. Лучше бы автор за россиян словечко замолвил. Их, жертв тамошней Фемиды, намного больше.
Другой неравнодушный господин, наоборот, попросил писать побольше о несправедливостях отечественной системы правосудия. От тюрьмы и от сумы, как известно, никто не застрахован, российские же следователи и суды далеко, а свои близко, - философски заметил он. Добавив при этом, что газета правильно делает, что акцентирует внимание читателей не на российском правовом беспределе, а на аналогичных проблемах в США.
Не скрою, что пожелание этого человека мне представляется более логичным. Прав читатель - живем то в Америке, зачем отбирать хлеб у российских коллег, которые лучше меня знают, что такое “басманное” правосудие. Согласно статистике российских правозащитных организаций, только 0,37 процента приговоров судов первой инстанции – оправдательные. В среднем же, считают эксперты, невинно осужденных в российских “зонах” – более 300 тысяч.
Точными данными насчет несправедливо отправленных за решетку американцев я, увы, не располагаю. Между тем местные правозащитники и адвокаты полагают, что счет может идти не на десятки, и даже не на сотни, а на тысячи невинно осужденных. К такому выводу эксперты пришли на основании изучения оправдательных приговоров (exonerated prisoners) по 328 уголовным делам за последние 15 лет. При этом реабилитации добились в основном те, кто обвинялся в убийствах и изнасилованиях. Многие из них вышли на свободу только благодаря тестам на ДНК. Не исключено, полагают специалисты в области уголовного права, что невинно осужденных по менее серьезным статьям закона значительно больше. Если тебя обвинили в краже, которую совершил другой человек, никакой анализ ДНК не поможет.
Сведения о тысячах американцах, ошибочно попавших в застенок, можно признать вполне правдивыми. Напомню, что в одном только штате Висконсин 11 тысяч человек вынуждены ежегодно защищать себя в зале суда самостоятельно. У них просто нет возможности нанять частного адвоката или получить государственного защитника. В результате шансы этих людей на оправдательный приговор практически приравниваются к нулю.
Как писала в свое время газета «Нью-Йорк таймс», которая одна из первых опубликовала отчет о 328 реабилитированных осужденных, несправедливые приговоры – следствие нескольких факторов. Один из них - я в этом ни на секунду не сомневаюсь - вызовет недоверие у немалой части наших читателей. Дело в том, что подавляющее число реабилитированных насильников – афроамериканцы. Попали они за решетку только потому, что следствие пошло по ложному следу из-за ошибочных показаний свидетелей. Между тем изнасилования черными мужчинами белых женщин регистрируются полицией крайне редко. Не более 10 процентов от общего числа изнасилований совершаются афроамериканцами. В основном их жертвами становятся представители их же общины. Однако половина оправдательных приговоров была вынесена именно в отношении черных осужденных, попавших в тюрьму якобы за изнасилования белых леди. Эксперты считают, что свидетели просто ошиблись. Хорош довод!
Осужденных за убийства чаще всего оправдывали после того, как выяснялось, что против них были выдвинуты ложные показания. Их давали соучастники, свидетели и даже представители органов правопорядка. По мнению специалистов, если бы сегодня с такой же тщательностью перепроверялись не только смертные, но и обвинительные приговоры по другим уголовным деяниям, реабилитированных оказалось бы не менее 30 тысяч человек.
Некоторых читателей возмутили мои замечания по поводу того, что между США и Россией “есть много общего”. Однако я не намерен брать свои слова обратно.
Факты свидетельствуют о том, что в США, как и в России, людям, отбывшим наказание и вышедшим на свободу (даже полностью оправданным), очень непросто вернуться к нормальной жизни. Им трудно найти работу, добиться уважения начальства, взаимопонимания с сослуживцами. Газета USA Today познакомила своих читателей с судьбой жителя Мэриленда Кирка Бладворса, обвиненного в убийстве 9-летней девочки и приговоренного к смерти. После того, как он провел почти девять лет за решеткой, благодаря тесту на ДНК с него были сняты все обвинения. Казалось бы, чист человек перед людьми и Богом. Увы, выйдя на свободу, Кирк быстро осознал: его хождение по мукам не закончилось. С огромным трудом он смог трудоустроиться: работодатели упорно не хотели зачислять его в штат невзирая на полную реабилитацию. Раз сидел, значит не может быть к тебе доверия, парень. Когда Кирка все-таки взяли на работу, кто-то сообщил его сослуживцам об истории со смертным приговором. Легко догадаться, какие цели преследовал “доброжелатель”, делившись информацией с коллегами Бладворса.
Удивительное дело, пишет USA Today, однако реабилитированным осужденным намного труднее вернуться к нормальной жизни, чем своим сокамерникам, отсидевшим весь или часть срока за действительно совершенные преступления. Государство оказывает последним хотя бы какую-то помощь в трудоустройстве, в поисках жилья, в получении советов психологов. Зеки, с которых сняты все обвинения, всего этого лишены. Им дают пару долларов на автобус или электричку, старую куртку, чтобы не замерзли, если их выпускают на свободу зимой. И всё... Гуляй парень...
Только в 18 штатах, а также в федеральном округе Колумбия (г. Вашингтон) местные законы предусматривают выплату компенсации реабилитированным людям. Суммы варьируются. Деньги приходится ждать годами, многие из невинно осужденных вообще их не получают. USA Today подчеркивает, что привлечь к ответственности сотрудников прокуратуры за ошибки, допущенные в результате следствия, практически невозможно. Только в том случае, если они откровенно нарушили закон, сфабриковав улики или склонив свидетелей к лжесвидетельству, существуют шансы посадить самих правохранителей на скамью подсудимых.
В прошлом году Конгресс наконец-то принял закон, который регламентирует размер компенсаций невинно осужденным в федеральных судах. Максимальная выплата за большинство полученных сроков по статьям категории felony - 50 тысяч долларов, за смертный приговор - 100 тысяч долларов. В билле содержится пожелание к властям штатов установить разумные размеры выплат для граждан, с которых были сняты все обвинения. Согласимся, господа, что 100 тысяч долларов за то, что человек годами жил под “расстрельной” статьей, - весьма слабое утешение для того, кто со дня на день ожидал исполнения приговора.
Возможности реабилитированных граждан вернуться к нормальной жизни ограничиваются бюрократическими рогатками. Несмотря на то, что с этих людей сняты все обвинения, данные об имеющейся судимости еще долго продолжают оставаться в специальных базах данных. В результате работодатели, обращающиеся за справкой о биографии кандидата на рабочее место, экс-зека на собеседование не вызывают. Человек не виновен, на 100 процентов оправдан, а получить работу не может.
Необходимо отметить, что в последние годы, учитывая возможности Интернета, американские работодатели стали особенно часто обращаться к электронным базам данных, в которых содержатся сведения об арестах и выносимых приговорах. Полученная информация нередко используется для отказа в найме потенциальным сотрудникам. При этом проблемы с трудоустройством испытывают не только отсидевшие в тюрьме за серьезные правонарушения, но и люди, имеющие незначительные проблемы с законом, и даже те, против кого уголовные дела были закрыты.
Не всегда работодатели действуют по своей личной инициативе. В некоторых штатах приняты законы, требующие от тех или иных бизнесов в обязательном порядке интересоваться прошлым своих сотрудников, если им придется работать с детьми, стариками или инвалидами.
О масштабах проверок криминального прошлого нанимающихся на работу можно судить, например, по данным массачусетского Criminal History System Board, в ведении которого находится Criminal Offender Record Information (CORI). В прошлом году сведения из базы данных CORI были запрошены 1,5 млн. раз - это втрое больше, чем в 1998 году. На сегодняшний день законы 37 штатов разрешают работодателям, а также агентствам по трудоустройству, имеющим соответствующие разрешения, интересоваться, не подвергался ли арестам человек. В либеральном Массачусетсе владелец предприятия имеет законное право отказать в трудоустройстве человеку, если он подвергался арестам или был осужден.
Во многих штатах закон позволяет местным housing authorities использовать сведения об осуждении граждан, желающих получить субсидируемую квартиру, для отказа им в жилье. В 27 штатах сам факт ареста является достаточным основанием, чтобы человек лишился возможности получить государственную квартиру. Частные лендлорды также обращаются за соответствующей информацией перед тем, как сдать в аренду принадлежащую им жилплощадь.
Давайте согласимся, господа, что без работы и жилья экс-зекам трудно начинать нормальную жизнь. Зато очень просто, оказавшись в безвыходном положении, вновь приняться за старое. Своего рода “лишенцев”, фактически “пораженных в правах” граждан становится в США все больше и больше. Как и обитателей отечественной пенитенциарной системы, численность которых уже давно превысила 2-х миллионную отметку. По данным минюста, ежегодно из федеральных и штатных тюрем выходит на свободу около 630 тысяч человек, многим из которых так и не удастся вырваться из порочного круга.
Нельзя не упомянуть и о таком факте. Газета Staten Island Advance приводит интересные данные, собранные Дебби Мукамал, директором Prison Re-entry Institute (при Джон Джей колледже в Нью-Йорке). Миссис Мукамал и ее сотрудники выяснили, что сегодня на рынке к услугам не только работодателей, но и всех желающих представлено более 400 компаний, чей бизнес связан с продажей личной информации, касающейся жителей США. Информация включает также данные о том, арестовывался ли человек, сколько раз и за что, на какой срок осуждался, когда освобождался.
По сведениям минюста, почти 30 процентов взрослого населения США было арестовано за уголовные правонарушения. Многим из них, говорят правозащитники, с которыми соглашаются и представители правоохранительных органов, очень непросто вычеркнуть из жизни свое прошлое, которое постоянно напоминает им о себе. И когда они пытаются устроиться на работу, и когда снимают жилье, когда обращаются за получением той или иной лицензии, а также и в других случаях. Получается, что миллионы американцев не де-юре, а де-факто продолжают отбывать наказание, которое не ограничилось назначенным судом тюремным сроком. При этом среди этих людей есть тысячи таких, как Кирк Бладворс, которые не совершали никаких преступлений.
В Соединенных Штатах очень много говорят о нарушениях прав человека в других странах. Может быть, настало время повнимательнее присмотреться к тому, что творится на собственном подворье?