ТРЕТИЙ УДАР В СПИНУ

Ближний Восток
№38 (491)

Крупнейший военный теоретик XIX века Карл фон Клаузевиц понятие «Удар в спину» определял как один из коварнейших приемов вооруженной борьбы, приводящий, как правило, к разгрому вражеской армии. Главной особенностью такого удара фон Клаузевиц считал то, что он наносится по большей части силами, которые считались вполне лояльными и с той стороны, откуда нападение вроде бы было совершенно исключено.
Как видим, такой удар приводит к весьма тяжким последствиям. И сложное военно-стратегическое положение Израиля сегодня в значительной мере определяется тем, что за последние 12 лет по национальной безопасности этой страны было нанесено ТРИ! мощных удара в спину.
ПЕРВЫЙ УДАР
В начале последнего десятилетия прошлого века военно-стратегическая обстановка в еврейском государстве была вполне стабильной и характеризовалась относительной слабостью внешних и внутренних угроз. После разгрома вооруженных сил ООП, сосредоточенных на юге Ливана, в 1982 году их остатки рассеялись по арабским странам, а предводитель Ясир Арафат вот уже более 20 лет пребывал в политическом небытие в Тунисе.
Подразделения израильской армии ( ЦАХАЛа) при взаимодействии с пограничниками и силами внутренней безопасности своевременно пресекали большинство попыток палестинских экстремистских организаций совершать теракты. Согласно израильской статистике за 20 лет, прошедших после разгрома ООП в Ливане, в терактах на территории Израиля погибло около 300 человек – в среднем не более 15 израильтян в год.
Экономическая и социальная ситуация в стране была, пожалуй, наиболее благоприятной с момента провозглашения независимости Израиля в 1948 году, чему немало способствовала массовая алия из стран СНГ.
В таких достаточно благополучных условиях премьер – министр Ицхак Рабин и его ближайший соратник Шимон Перес неожиданно приняли решение о создании так называемой Палестинской автономии на базе ООП. Такое губительное решение совершенно неоправданно, что бы не говорили о давлении на них президента Клинтона. Тем не менее эта абсурдная идея была осуществлена и закреплена Соглашением, подписанным в Осло 1 сентября 1993 года.
По условиям этого соглашения, более 30 тысяч отборных боевиков ООП, имеющих опыт диверсионно-террористических действий, во главе с Ясиром Арафатом прибыли на территорию Израиля и получили статус полиции Западного берега и сектора Газа.
Поскольку эти «полицейские» прибыли в Израиль безоружными, то израильское руководство распорядилось выдать им стрелковое оружие, в основном то, которое было захвачено во время войны у арабов. Однако оно было отнюдь не главным и единственным оснащением тех сил, которые создал Ясир Арафат и его соратники после водворения в Израиль.
За десять лет своей власти он при помощи военного крыла ООП – его наименование «Танзим» - развернул масштабную подготовку боевых подразделений армейского типа. В эти подразделения отбирались физически здоровые мужчины не старше 39 лет. Они проходили самое настоящее военное обучение, как новобранцы в пехоте, в течение 9 месяцев.
Оснащение этих солдат в основном состояло из автоматического оружия и ручных противотанковых гранатометов, а также снайперских винтовок и пулеметов. В большинстве своем оружие было еще советского производства и доставлялось из Египта, который именно в эти годы перешел полностью на вооружение американских образцов и предоставлял советское оружие Арафату практически безвозмездно. Однако в сравнительно небольшом количестве приобреталось и более сложное оружие – противотанковые и зенитно-ракетные переносные комплексы, минометы и портативные ракетные установки.
Арафат имел достаточно много валюты для оплаты приобретаемого оружия и его доставки в Автономию. Это были деньги, предоставленные ему для налаживания мирной жизни, экономики и социальных услуг среди населения Автономии. Деньги шли в основном из арабских эмиратов Персидского залива, хотя были и другие источники. В том числе – из Израиля. Почти все оружие в Газу доставлялось по тоннелям и морским путем.
Согласно данным МОСАДа, этого оружия с лихвой хватило, чтобы к 2000 году вооружить все формирования палестинской армии, насчитывавшей к тому времени более 50 тыс. бойцов в составе 75 пехотных батальонов и других специальных подразделений. К примеру, в ходе крупномасштабной операции ЦАХАЛа под названием «Защитная стена», проведенной в 2002 году, было захвачено различное вооружение и боеприпасы, которых хватило для оснащения не менее 15 батальонов, каждый из которых насчитывал по 500 бойцов.
Необходимо подчеркнуть, что эти вооруженные силы и более чем 100-тысячный резерв руководство ООП не предназначает для террористической деятельности. Они подготовлены для действий в качестве ударных полевых войск на случай развязывания полномасштабной войны против Израиля.
А для террора и диверсий руководство ООП привлекло экстремистские организации: Исламский Джихад, ХАМАС и новые – Батальоны мучеников Аль-Акса и др. Ясир Арафат весьма умело использовал фанатизм их членов и, кроме того, развернул широчайшую пропагандистскую кампанию, в которой участвовало и духовенство для массовой подготовки шахидов – исламских камикадзе, которые жертвовали собой для уничтожения израильтян. Именно с помощью такого «оружия массового поражения» Арафат рассчитывал дестабилизировать политическую и социальную обстановку в еврейском государстве, разрушить его экономику, измотать вооруженные силы, максимально ослабить боевой дух воинов ЦАХАЛа. Надо признать, что в основном Арафат добился выполнения поставленных задач.
Но самое главное его достижение – создание внутри самого Израиля мощной, подготовленной и вооруженной армейской группировки, которая в случае вторжения арабских армий перережет коммуникации внутри еврейского государства и тем самым сорвет своевременное отмобилизование и развертывание дивизий главной силы ЦАХАЛа – резервистов 400 тысячного корпуса «Милуим», без которого успешные боевые действия израильтян практически исключаются.
Существование этой палестинской армии в корне изменило военно–стратегическую обстановку в Израиле, сделало ее чрезвычайно опасной и требует коренного пересмотра стратегической концепции для защиты национальной безопасности страны, что связано с огромными расходами и передислокациями. И все же полностью снять угрозу с государства армия не в состоянии.
Негативная военно-стратегическая ситуация сложилась именно в результате ПЕРВОГО УДАРА В СПИНУ, который нанесли своей стране ее руководители Рабин и Перес, подписавшие так называемые Норвежские соглашения в сентябре 1993 года.
ВТОРОЙ УДАР
В течение трех часов в мае 2000 года израильские подразделения покинули зону безопасности в Южном Ливане, которую они охраняли более 22 лет. Она протянулась от Средиземного моря до самого северного выступа израильской границы и представляла собой полосу шириной до 15 и длиной около 42 миль.
Охрану зоны безопасности несли, как правило, две бригады ЦАХАЛа – около 3,5 тысяч солдат и офицеров. Вместе с ними эту функцию выполняла так называемая Армия Юга Ливана (ЦАДАЛ), сформированная из ливанских христиан-маронитов и насчитывавшая до 4 тысяч бойцов. Ею командовал ливанский генерал-майор Антуан Лахад.
Личный состав израильских бригад покинул зону без потерь. Никто, впрочем, и не собирался их атаковать. Тем не менее не вся тяжелая техника была выведена. Но более чувствительна, пожалуй, потеря нескольких десятков компьютеров, содержащих важную оперативную информацию. Перед уходом израильтяне взорвали свой опорный пункт в районе древней крепости Бофор, остальные оборонительные сооружения были оставлены в сохранности.
Что касается ЦАДАЛа, то его командование было предупреждено о выводе войск лишь за 6 часов до начала. Между тем за 22 года существования этого формирования его бойцы обжились в зоне безопасности, многие завели семьи, купили дома. Естественно, неожиданный уход союзников застал их врасплох. Около 7 тысяч христиан-маронитов, входивших в семьи бойцов ЦАДАЛа, захватив самое необходимое, устремились в Израиль, благо, им не препятствовали в этом.
Вместе с тем более тысячи солдат, офицеров и членов их семей остались в зоне. Что их толкнуло на такой шаг? Ведь весь личный состав ЦАДАЛа уже давно приговорен к смерти ливанскими трибуналами за сотрудничество с Израилем, и большинство таких приговоров было осуществлено.
Вся буферная зона оказалась во власти боевиков шиитской террористической организации Хезбаллах (Партия Аллаха). Они заняли все опорные пункты, брошенные израильтянами, подобрали оставленную технику и информационные средства. Попытки дислоцированных в зоне миротворческих сил ООН организовать патрулирование были немедленно пресечены угрозой применения силы.
Так что же дал Израилю молниеносный вывод войск? Одним из результатов этой скоротечной операции стало предательство по отношению своих же союзников христиан-маронитов. Ничем не оправданное вероломство израильтян, видимо, заставило задуматься и друзов, чьи села находятся на плато Голанских высот и чьи сыновья служат в ЦАХАЛе.
Хезбаллах был создан в 1982 году в Ливане из арабов-шиитов. Руководит им Высший консультативный совет. С 1992 года лидером Хезбаллах является шейх Хасан Насрулла. До ухода израильтян из буферной зоны его отряды насчитывали около 500 боевиков в формированиях с неоднородной военной организацией. Но за прошедших пять лет после бегства израильтян численность ее выросла больше, чем в 20 раз и, по данным израильской военной разведки, на 1 января текущего года превысила 5 тысяч в регулярных формированиях и примерно столько же - в боеготовом резерве.
За 20 лет существования Хезбаллах провел множество терактов, в том числе – международных. Но больше всего террористических атак и диверсий пришлось на долю израильских подразделений, дислоцированных в зоне безопасности. От нападений Хезбаллах погибло около 800 солдат и офицеров ЦАХАЛа.
Сам Эхуд Барак не раз заявлял, что именно эти потери являются причиной срочной необходимости вывода войск из Южного Ливана. Получается, что арабы правы, говоря о победе над израильтянами, и Хезбаллах получил возможность наносить удары непосредственно по территории еврейского государства. Если до июня 2000 года это были ракетные удары, то теперь к ним прибавились еще и диверсионно-террористические.
Главной огневой силой Хезбаллах являются подразделения реактивной артиллерии - 255 единиц ( 5344 ствола ), по данным израильской военной разведки на 1 января 2004 года. Наибольшую опасность для Израиля представляют растущие поставки из Ирана современных дальнобойных установок залпового огня российского и иранского производства. По тем же данным, у Хезбаллах имелось 5 батарей дальнобойных советских реактивных установок, способных обстреливать тяжелыми ракетами город и порт Хайфа, а также практически все населенные пункты израильской Галилеи.
Вплотную приблизившись к границе, Хезбаллах не только продолжает нападать на Израиль, он снабжает оружием и тренирует боевиков ХАМАСа и «Исламского джихада», поддерживает секретные контакты с агентами бен Ладена. Его руководство настойчиво, упорно и методично готовит своих бойцов к войне с Израилем, к настоящей войне - вторжению в Галилею совместно с армиями Сирии и Ливана. Элементы действий в ходе такого вторжения регулярно отрабатывались на совместных учениях с сирийскими и ливанскими войсками.
В отличие от остальных террористических организаций, Хезбаллах не маскирует свои базы и арсеналы, расположение их абсолютно точно известно командованию ЦАХАЛа. И если за палестинскими боевиками оно вело настоящую охоту, нанося точечные удары, вводя войска в Автономию, то для полного уничтожения военного потенциала Партии Аллаха Израилю потребовался бы всего лишь один массированный авиационный налет. Но, видимо, прошли времена, когда такие рейды были для израильтян вполне обычными операциями.
Однако самое главное – действия Барака существенно ухудшили стратегическое положение государства, снизив оперативные возможности ЦАХАЛа, резко увеличив угрозу вторжения с Севера. А кроме того, они показали палестинцам, что евреи не выдержали боевой конфронтации с террористами и бежали из-под их ударов. Эта уверенность явилась одной из главных причин начала Второй интифады и постепенного наращивания атак по Израилю. Таким образом именно действия Эхуда Барака явились ВТОРЫМ УДАРОМ В СПИНУ еврейского государства.
ТРЕТИЙ УДАР
Завершившийся на днях уход израильтян из Газы опустил национальную безопасность еврейского государства на небывало низкий уровень. Ибо этот анклав, несмотря на относительно небольшую площадь – 378 кв. км., занимает важное геостратегическое положение не только для военной безопасности Израиля, но и для агрессивных устремлений его врагов.
О значении сектора Газы для обороны Израиля говорилось еще в докладе Пентагона, сделанном 10 июня 1967 года: «Благодаря своему географическому положению и конфигурации сектор Газа служит удобным трамплином для вторжения арабских армий и развертывания террористической деятельности. Поэтому его удержание Израилем совершенно необходимо для сохранения стратегической безопасности».
Сегодня, через 38 лет, бывший глава военной разведки Израиля генерал-майор Шломо Газит полностью солидарен с американскими коллегами: «Наш выход из Газы превратит ее в огромный военный лагерь, в который широким потоком будет вливаться оружие по морским, сухопутным и даже воздушным путям. Она же станет базой для производства вооружения. Но и кроме того, наша капитуляция придаст новый энтузиазм шахидам, она справедливо будет оценена ими как победа их борьбы».
И, наконец, самую, пожалуй, профессиональную оценку ухода из Газы дал недавно ушедший в отставку с поста начальника Генерального штаба ЦАХАЛа генерал-лейтенант Моше Аялон, который в своем первом гражданском интервью сказал : «...Если даже не принимать во внимание тяжких социальных и экономических аспектов планов Шарона по одностороннему размежеванию с Палестинской автономией, то с точки зрения военной безопасности Израиля, уход из Газы и ряда анклавов Западного Берега является пагубной для страны стратегической ошибкой...»
Расположенный на стыке египетско-израильской границы, располагающий многокилометровой береговой линией сектор Газа является естественным плацдармом для вооруженных сил Каира. В случае войны их удар с этого плацдарма по кратчайшему направлению на северо-восток отсечет приморскую часть Израиля от пустыни Негев и воспретит маневрирование бронетанковых соединений ЦАХАЛа между Северным и Южным фронтами.
Но и в «мирное», так сказать, время руководство Палестинского государства имеет неограниченные возможности для доставки практически любых систем вооружения, в том числе – тяжелого, боеприпасов и взрывчатых веществ через госграницу с Египтом и по Средиземному морю. Если до одностороннего отделения Израиля для таких поставок отрывались тоннели под так называемой полосой «Филадельфия» и по ним протаскивалось лишь легкое автоматическое оружие, то теперь палестинцы будут получать это оружие и другие его виды гораздо проще, быстрее и дешевле.
Но главная опасность не только в этом. Главные последствия дробления страны и наличия в ней мощной вооруженной группировки палестинцев проявятся в случае вторжения арабских армий. Палестинские отряды неотвратимо сорвут современное отмобилизование корпуса МИЛУИМ – боеготового резерва ЦАХАЛа и замедлят или полностью воспретят быстрое операционное маневрирование израильских дивизий. Воевать придется с перевернутым фронтом, имея, что называется, «нож в спине».
Если раньше для вторжения в Израиль формировались арабские коалиции из шести и более членов, то сегодня необходимость такого рода альянсов миновала. Если израильская армия не сумеет своевременно отмобилизоваться, лишится свободы маневра и будет подвергаться ударам изнутри, то вторжение войск Египта, Сирии и Ливана может принести арабам решающий успех. По данным Лондонского Института стратегических исследований, на 1 января 2005 года соотношение сил этих войск и ЦАХАЛа составляет: по личному составу - 13 к 1, по танкам – 4 к 1, по боевым самолетам – 3 к 1 в пользу арабов, что позволяет им выступить немедленно, не проводя мобилизации.
Кроме того, сегодня эти арабские армии имеют мало общего с теми, которых израильтяне били 23 года назад. И тогда внутри страны не было Палестинского государства. Да и ЦАХАЛ сегодня не тот, что в былые времена. Если его техническое оснащение улучшилось, то это сведено на нет падением морально–психологической мотивации солдат, к чему привели их насильственные действия против собственного народа.
На фоне роста готовности арабских стран к вооруженному уничтожению еврейского государства ТРИ УДАРА В СПИНУ, нанесенные ему в течение 12 лет, не могут быть оправданы тем, что нанесли их видные израильские военноначальники: Ицхак Рабин, Шимон Перес, Эхуд Барак, Ариэль Шарон. Их былые военные заслуги перечеркнуты негативной деятельностью, поставившей Израиль на грань катастрофы.