Читатель делится наблюдениями

Наши соседи
№33 (486)

Всегда удивлялась трудолюбию наших соседей по капиталистическому американскому общежитию – китайцев. Я не первый год живу в Бенсонхерсте (Бруклин) и вижу, как с каждым годом все больше китайцев открывает здесь рестораны, магазины, прачечные, парикмахерские, как ими покупается все больше частных домов. Причем, в отличие от многих других этнических групп, они поддерживают порядок в том районе, в котором живут и работают. А работают они, такое впечатление, что все 24 часа в сутки. Наблюдая за их детьми, я всегда поражаюсь их высокой мотивации. Если наши дети очень часто бездельничают, болтаясь по улицам, по ресторанам и клубам – я имею в виду тинейджеров – то китайские дети напряженно учатся в большинстве своем, даже в электричках уткнувшись в книги... Когда я как-то разговорилась с китаянкой, работницей одной из прачечных, она рассказала мне, что приехала сюда десять лет назад. И все эти десять лет работала на неквалифицированных работах за 5-7 долларов час, ограничивая себя во всем, только для того, чтобы скопить деньги на образование детей. Зато сегодня, с гордостью рассказывала она, сын ее закончил Колумбийский университет и работает высокооплачиваемым программистом, а дочь вообще учится в Гарварде, где получает стипендию... Единственное, говорила она, что ей не нравится – сын ее купил себе «кадиллак» за 60 000 долларов, вместо того, чтобы потратить эти деньги на что-нибудь более серьезное... [!]
Я работаю программистом, и, конечно, предпочитаю, чтобы со мной работали русскоязычные коллеги. Но если говорить о других этнических группах, то я всегда была рада, когда в напарники мне попадались китайцы – они были аккуратны, выполняли работу в срок и качественно, а если что-то не знали, то принимали помощь с благодарностью и кропотливо, но при этом очень быстро, учились новому. Более надежных партнеров, чем китайцы, я не знаю.
Но, как у каждого этноса, у китайцев есть, кроме положительных, и свои отрицательные качества – например, я всегда мандражирую, когда вижу за рулем китайского водителя. Большинство из них, на мой взгляд, не очень хорошо ориентируются в быстро меняющейся обстановке на дороге и часто принимают неверные и опасные для других решения. У меня сложилось впечатление, что они просто не видят, что происходит сбоку от них. То же самое можно сказать и о китайцах-пешеходах – они часто путают красный свет с зеленым, переходят улицу где попало, создавая аварийные ситуации... В метро многие китайцы – и это очень похоже на нас, бывших советских людей – бесцеремонно толкаются, не обращая внимания на других, спешат занять лучшие места и громко разговаривают по телефону, заглушая даже шум электрички...
В китайских ресторанах, на которые мы все, русскоязычный народ, «подсажены» из-за дешевизны и приятного вкуса еды, вам могут нахамить, как в русских магазинах. Но, справедливости ради, надо признать, что происходит это редко. Мне нравится, как многие, особенно пожилые, китайцы занимаются по утрам традиционной китайской гимнастикой в парках – эти плавные движения завораживают своей красотой. Однажды ночью я случайно увидела, как трое китайских парней отделали палками пятерых пьяных мексиканцев, залетевших в китайский ресторан и начавших выяснять отношения. Это было страшное и одновременно красивое зрелище – ничего подобного я даже в кино не видела. Китайская культура – древняя, мощная и таинственная для нас, европейцев.
Меня поражает упорство, с которым китайцы заселяют Америку. Я смутно что-то припоминаю о дискриминационном законе, принятом Конгрессом в начале XX века, резко ограничивающем квоты эмиграции из Китая – в связи с тем, что китайцы были согласны работать за гроши и тем самым чуть ли не подорвали экономику. Через пару десятков лет закон был отменен, но традиция работать за копейки осталась. Само словосочетание «китайская фабрика» в Америке звучит нарицательно. А дело, видимо, в том, что количество нелегальных эмигрантов из Китая в Америке довольно велико – их провозят в трюмах морских судов, в контейнерах машин, переправляют через мексиканскую границу. Для китайской мафии, одной из самых серьезных в Америке, известной под названием «Триады», торговля людьми – бизнес, по доходности не уступающий торговле наркотиками.
Мне рассказывали сами китайцы, что целые семьи таким образом переправляются в США. Стоимость такой переправки – от 40 000 до 100 000 долларов за человека. Причем часто в Китае с семьи берется аванс в размере 20-30 процентов от суммы, а все остальное по устному договору отрабатывается рабским трудом за 2-3 доллара в час на китайских фабриках в Америке. Многие, решившиеся на такой кабальный договор, выплачивают долг уже в старости, перед смертью, зато их дети вырастают свободными людьми, к тому же американцами... Иногда некоторые семьи покупает вскладчину дом и живут там по десять человек в одной комнате – до тех пор, пока кто-то не разбогатеет и не сможет купить свой... Но сегодня ситуация несколько изменилась: очень много китайцев проникли в сферу технологий и бизнеса США – сказываются результаты каторжного труда предыдущих поколений...
Я написала все это для того, чтобы в случае, если вы опубликуете мое письмо, читатели «РБ» задумались о том, что нам есть чему поучится у наших соседей, а не отмахивались бы по советской привычке с презрением, как это делают многие: «Да это же китаезы узкоглазые, что они могут – только собак есть да пахать, как лошади»...

Регина Круминьш