Дважды замминистраИнтервью замминистра абсорбции Израиля М. Солодкиной

Земля обетованная
№31 (484)

Женщина-министр в демократической стране - явление ординарное, не говоря уже о должности замминистра. Но чтобы репатриантка, представительница русскоговорящей алии, занимала должность заместителя министра и тем более дважды, при двух правительствах – это явление экстраординарное. Познакомьтесь: Марина Солодкина, заместитель министра абсорбции государства Израиль.
Корр. Госпожа замминистра, пожалуйста, представьтесь нашим читателям.
М.С. Родилась в Москве. После окончания школы поступила и в 1974 году закончила отделение экономической и политической географии стран Востока географического факультета Московского государственного университета. В 1981 году защитила диссертацию по истории экономического развития Австралии на экономическом факультете МГУ. В 1986 году мне было присвоено звание доцента (ассоциированного профессора по западной шкале). Работала во Всесоюзном финансово-экономическом институте и на экономическом факультете Московского университета. В СССР опубликовала более 50 работ по истории, экономике и социологии. Репатриировалась в Израиль в 1991 году.
Являюсь одним из основателей движения и партии «Исраэль ба-Алия», руководимых Натаном Щаранским. С 1996 года - депутат Кнессета, дважды занимала посты заместителя министра абсорбции, один раз - пост председателя комитета по статусу женщин и один раз была председателем фракции партии ИБА в Кнессете. Замужем за доктором металлургии Григорием Солодкиным. У меня двое детей. Дочь Хана сейчас на сверхсрочной службе в армии, преподаёт арабский язык и одновременно учится в Тель-Авивском университете. Сын Лев, ученик 10 класса. Дети - настоящие израильтяне, но с очень большим влиянием русских корней, которые в нас сохранились. Для того чтобы они не забыли русский язык и совершенствовались в нём, у них есть преподаватель русского языка.
Корр. С некоторых пор правила приёма репатриантов из стран Европы и США кардинально изменились: теперь они получают такую же корзину абсорбции, ходят на бесплатные курсы изучения языка иврит, как и те, кто приезжает из более бедных государств. Чем это обусловлено?
М.С. Наша страна нуждается в репатриантах стратегически и демографически. Поэтому репатриация всячески поощряется. Но в связи с тем, что изменились условия, количество евреев из бывшего СНГ, желающих репатриироваться в Израиль, уменьшилось. Несколько лет назад наблюдалась даже ситуация, когда количество эмигрирующих евреев в Германию было большим, чем число репатриирующихся в Израиль. И цель, которую моё министерство поставило перед собой с начала этой каденции, когда я ещё не занимала должности замминистра, - это всемерное поощрение репатриации в Израиль. Министерство стало проводить работу за границей, чего раньше никогда не делало. Этим занимались Всемирное еврейское агентство «Сохнут» и другие еврейские организации. Мы стараемся сделать всё возможное, чтобы репатриация из западных стран была привлекательной. Уравнены условия репатриации, т.е. теперь уже не важно, что это развитые страны, и люди, совершающие репатриацию, имеют достаточные материальные средства. Сейчас они принимаются на тех же, и даже лучших, условиях, чем репатрианты из бывших республик СССР, которые продолжают ехать по старой программе. Вначале эта, улучшенная программа, касалась репатриировавшихся евреев из Аргентины, когда был экономический кризис и оттуда выехало в Израиль около 6000 или 8000 человек. Сегодня новые программы и новые условия существуют для репатриантов из Франции, Германии и США. Чем это обусловлено? Я повторяю, что Израиль остро нуждается в репатриации, она ему жизненно необходима. Я приветствую этот процесс репатриации из стран Запада. Но я хочу сказать, что рано складывать руки в отношении миллионного еврейства из бывшего СССР. И я свою задачу вижу в том, чтобы новые меры поощрения репатриации распространялись на всех, кто приезжает из СНГ. С принятием новых правил приёма практически закрылась иммиграция в Германию, так как теперь для иммигрантов нужно знание немецкого языка, отменено право внуков евреев эмигрировать в Германию, дети евреев должны обеспечивать проживание своё и своих семей, а это значит, что они должны содержать и пенсионеров. Это меняет ситуацию. Я не могу сказать, что все, кого не пустили и не пустят в Германию, будут репатриироваться в Израиль. Но люди начнут задумываться и более ответственно решать многие вопросы. Я вижу свою задачу в том, чтобы искать и находить поддержку в канцелярии премьер-министра и у самого премьера по вопросу распространения новых условий репатриации на все регионы мира. Думаю, это будет нелегко. Создаётся такое впечатление, что Израиль устал от нашей репатриации, и в связи с этим в израильском обществе проявились некоторые негативные явления. Они, конечно, единичны и в значительной степени связаны с кризисом процесса репатриации - как естественным, так и создаваемым искусственно. Последние три года у нас преобладает запретительная политика министерства финансов, возглавляемого Беньямином Нетаниягу. Он избрал слабые слои населения Израиля, в том числе и репатриантов, мишенью для политики экономии бюджета и оздоровления экономического положения страны. В период действия этого бюджета на 2003 – 2005 годы мы стали свидетелями многих социальных бедствий в стране. Я хочу подчеркнуть, что этот удар по слабым слоям населения, к которым в основном принадлежат репатрианты, мы сильно ощущаем. У нас фактически погибают неполные семьи, состоящие из матерей и отцов-одиночек. Этим семьям не хватает средств к существованию. К ним относятся и семьи эфиопских евреев. Такие семьи стали центром социального бедствия в среде подростков. Многие дети не смогли приспособиться к резкому ухудшению материального состояния родителей. И это при том, что взрослые в этих семьях работают не покладая рук, при этом почти не бывая дома и не имея возможности уделять должное внимание детям. Многие неполные семьи находятся на грани голода и выселения из квартир за неуплату. Такого в Израиле раньше никогда не было. Государство прекратило поддержку слабых слоёв населения. Мы не поощряем паразитизм за счёт государства, но оно должно помогать экономически слабым. В этом я вижу свою задачу.
Корр. Насколько изменилась структура эмиграции в Израиль? По некоторым данным, опубликованным в израильской прессе, евреи из России и стран СНГ почти не едут в Израиль. Более того, многие из уже приехавших возвращаются на свою «доисторическую Родину». Так ли это? Какова статистика по странам, в особенности статистика уезжающих из Израиля? Как вы можете прокомментировать возврат репатриантов в страны СНГ?
М.С. Я хочу сказать, что у Израиля с бывшей Российской империей сложные отношения. Выходцы из Российской империи вместе с йеменскими евреями основали эту страну. И вместе с ними не любимы. Знаете, как в США отцы-основатели относятся к новым иммигрантам? Все права у отцов –основателей. Я ещё до конца не поняла: Россия никак не уходит отсюда, хотя многие бы хотели, чтобы она в лице своих новых представителей ушла. Так почему она до сих пор не уходит?
В чём дело, почему нам так тяжело забыть её? Всем нам. И тем, кто основал государство Израиль, кто распахивал здесь земли и строил первые поселения, и тем, кто первыми нанимал арабов на работы и жил с ними бок о бок, и тем, кто приехал позднее? Всё это очень интересно. Я надеюсь, что через десяток лет, когда выйду на пенсию, у меня будет достаточно сил и времени исследовать этот вопрос, потому что я всё время в своей деятельности на него наталкиваюсь. По поводу возвращения в Россию: это явление является больше мифом, чем соответствует действительности. Видимо, в России очень хотят, чтобы это стало действительностью. Есть статистические данные, не подкреплённые серьезными исследованиями, что около 40 тысяч израильтян живёт в России и других странах и регионах бывшего СССР. У нас в стране регистрируются граждане Израиля, выезжающие на время в другие страны. До истечения определенного времени они считаются израильтянами. Я так скажу: израильтяне едут в другие страны по вопросам работы и бизнеса. Потом они возвращаются и расширяют свой бизнес здесь или в Европе и США. С моей точки зрения, возврат на территорию СНГ, куда бы то ни было, для наших евреев не может стать целью и очень проблематичен. Я получаю много писем от наших сограждан, попавших в непростые ситуации, даже в тюрьмы, в странах СНГ и переживающих трагедии. Незнание местных ситуаций, рэкет, преследования по национальному признаку - всё в этих письмах. Ведь у людей двойное гражданство, и нам в Израиле очень трудно их выручать. Те, кто обладает российским паспортом и нарушил закон, судятся и отбывают наказание по законам России. Что же касается тех, у кого только израильский паспорт, тут мы подключаемся всей мощью государственной машины, чтобы добиться возможности отбытия наказания здесь, в Израиле. Очень неправильно возвращаться туда, откуда мы приехали, где ещё, к сожалению, много лет обществу надо лечиться от скрытого и явного, бытового, такого корневого антисемитизма. Даже если власть не антисемитская, в стране должно пройти много лет цивилизованного образования, чтобы элементы этого явления исчезли и евреи могли спокойно там жить. А может, такого никогда и не случится. Этого я тоже не знаю, так как я пятнадцать лет уже израильтянка, и мне кажется, что это ощущение свободы от давления «пятого пункта» - прекрасное и неоценимое чувство для тех, кто умеет быть самим собой, кому нет надобности притворяться. Для меня это является преимуществом израильской действительности, которого нигде больше нет и не будет. Да, у нас есть эмиграция на Запад. Особенно в Канаду, которая негласно поощряет эту эмиграцию. Канада берёт людей трудоспособного возраста, специалистов, в которых нуждается. Даже аргентинские евреи, которые репатриировались в Израиль по особым программам, как только экономический кризис в Аргентине прекратился, вернулись обратно. Не все, конечно, но какая-то часть уехала. Это обычный путь для западной репатриации.
Корр. Около года назад премьер-министр Израиля Ариэль Шарон призвал французских евреев уезжать из Франции, так как эта страна из-за обилия поселившихся там арабов стала, по его мнению, антисемитской. Как повлияли его слова на французских евреев? Усилилась ли репатриация из Франции в Израиль?
М.С. Я думаю, что слова на репатриацию не влияют. К сожалению, у евреев преобладает выталкивающий фактор, а не привлекающий. У нас существует прекрасная программа абсорбции для французских евреев. Я думаю, как бы эту программу применить и для русскоговорящих евреев. Но массово французские евреи не поехали в Израиль. Правда, несколько тысяч в год приезжают. Но, как я уже сказала, там играет роль выталкивающий фактор. Я занималась репатриантами из Франции. Еврейская община во Франции преимущественно традиционна, и я просто не понимаю, почему евреи оттуда не уезжают. Во Франции в основном живут общины сефардских евреев, неукоснительно соблюдающие кашрут, традиции, обучающие детей только в еврейских школах. Хотелось бы видеть их здесь, так как место, где они живут, стало довольно опасным. Видимо, не уезжают они оттуда по причинам сугубо экономическим. Но я думаю, чтобы дети не пригибали головы, чтобы не было убийств евреев, возвращающихся из синагог, – надо ехать.
Корр. Неразборчивость принимающей стороны привела за последние годы к весьма неприятным последствиям: по этой и по другим причинам в Израиле происходит взрыв насилия и преступности, которых страна практически не знала ранее. Кроме того, участились случаи проявления антисемитизма и даже откровенного нацизма в еврейском государстве – достаточно упомянуть вопиющий случай с солдатом ЦАХАЛа, носившим на плече вытатуированную фашистскую свастику. С вашей точки зрения, не следовало бы ужесточить правила приёма репатриантов в Израиль, как это делается сейчас в европейских странах и США? Может, стоило бы попросту высылать из страны подобных «евреев»?
М.С. Нет! Ни в коем случае! Мы, в отличие от европейских стран, ужесточать правила приёма репатриантов не можем, потому что ужесточение репатриации означает только одно – доля арабского населения в Израиле станет больше, чем еврейского. Да, у нас существуют негативные явления. Моё предложение: люди, которые репатриируются в Израиль, должны давать присягу на верность государству и народу Израиля, как это происходит в США. И всё то, что не совпадает с этой присягой верности, должно служить основанием к возвращению нарушившего присягу обратно в страну исхода. Я считаю, что такие явления, как фашистские знаки, как слово «жид», должны приравниваться к уголовной ответственности, и за это надо судить. Я сейчас разрабатываю в рамках нашего министерства программу под названием «Израильская самоидентификация». Евреями могут быть не все израильтяне. У нас есть еврейская самоидентификация через прохождение гиюра молодёжью. Очень успешно эта программа осуществляется в армии. Однако израильской самоидентификации у нас в стране, по сути, нет.
Корр. А если человек не религиозен?
М.С. Безусловно, он обладает полным правом не проходить гиюр. Евреем можешь ты не быть, но израильтянином быть обязан, если ты репатриировался (хотя в данном случае было бы правильнее сказать - эмигрировал) в Израиль и присягнул ему на верность. И вот эта программа, звенья которой тесно связаны с деятельностью «Сохнута», должна объяснять, что является красной линией в поведении для репатриации и жизни в Израиле. Люди, желающие репатриироваться, должны заранее знать, что если они не любят ортодоксальную еврейскую общину и находят нормальным явлением оскорблять ортодоксального еврея, который за 2000 лет сумел сохранить свой внешний вид, то ехать в Израиль им не нужно. Есть у нас такой оголтелый антиклерикализм. Репатрианты должны знать и понимать, куда и на что они едут. Свободы оскорблять религиозного еврея в Израиле никогда не будет. Не будет знаков и символов, несовместимых с нашей историей.
Корр. Но всё это должно соблюдаться обоюдно.
М.С. Безусловно! У нас демократическое государство. Смотрите, есть очень серьёзные вещи. Наш электорат хочет кристальной справедливости. Я говорю: «Господа, кто, куда и к кому приехал? Мы приехали сюда и застали государство в том виде, в котором оно существует. Не нравятся некоторые аспекты? Есть легитимные средства борьбы. Не нужно сразу клеймить. Нужно разобраться».
Корр. Как официальные представители Израиля отреагировали на новые правила приёма евреев на проживание в Германии?
М.С. Правительство Израиля не отреагировало никак. Оно промолчало. Ариэль Шарон очень часто рекомендует членам правительства и депутатам Кнессета не реагировать на некоторые вопросы. И он, конечно, прав. Официальных заявлений по этому поводу я не слышала. Я, со своей стороны, могу сказать, что получается так: когда Германии нужно было создать видимость, что она восстанавливает еврейскую общину, уничтоженную при фашизме, она это делала. Наступил определённый момент, когда по экономическим или каким-то другим причинам этого делать больше не нужно, и Германия перекрыла такой путь. У меня очень сложное к этому отношение. Я бы сказала так: это право немцев, но историческая память о том, что произошло в Германии в период фашизма, останется. У нас в Израиле сейчас вышла потрясающая книга «Реквием по немецким евреям». Я прочла её на иврите. Какие до войны жили в Германии прекрасные люди, как они считали себя частью этой страны и как это трагически закончилось!
Корр. В этом вопросе существует как бы внутренний вопрос: «А не приложил ли к возникновению новых правил приёма евреев в Германию руку Израиль?»
М.С. Я думаю, что по этому вопросу были какие-то неофициальные контакты, но по линии «Сохнута», а не государства Израиль. Юридически всё объясняется просто – существует еврейское государство Израиль, и поэтому любая страна может принимать евреев, но не как беженцев. Но сказать, что я рада новым правилам приёма евреев в Германию, так я не рада. Я уже говорила, что у меня к этому сложное отношение. Ещё лет сто Европа должна платить по счёту за то, что было сделано с европейским еврейством.
Корр. По рекомендации Ариэля Шарона и вопреки решению фракции правящей партии «Ликуд» в Кнессете на пост председателя «Сохнута» был выдвинут не представитель русскоязычной алии, баллотировавшийся на этот пост Натан Щаранский, а мэр небольшого израильского города Раананы Бельский. Ваше отношение к этому и как отреагировала «русская» улица на такие действия Шарона?
М.С. «Русская улица» прореагировала очень плохо на то, что произошло, по двум причинам. Сделано это было в обидной форме для русскоговорящей общины, лидером которой долгое время был Натан Щаранский. Если вы меня спросите, закономерно ли то, что произошло, я отвечу – да, закономерно. Потому что в Израиле существует правило, при котором глава правительства утверждает председателя «Сохнута». А у Шарона к Щаранскому за последние два года накопился приличный счёт претензий. Я Натану помогала оставаться в правительстве, когда год назад Шарон хотел его уволить из-за его политической позиции. Тогда из правительства уволили министра Узи Ландау и замминистра Михаэля Рацона. Я тогда очень просила премьера, чтобы Щаранский не был уволен, так как он являлся символом «русской улицы». Но теперь, когда Натан узнал, что его не хотят, он согласился баллотироваться от международного «Ликуда», и это вызвало обострение конфликта. И вторая причина. Мне совершенно ясно, почему американские евреи не встали на сторону Натана. Он не поддерживал позиции сторонников консервативного и реформистского иудаизма, а в согласительном комитете, который поддерживает кандидатуру на пост председателя «Сохнута», в основном находятся люди данных направлений в иудаизме, являющиеся сторонниками демократической партии Америки, с которой Натан не ассоциируется. У него хорошие отношения с республиканцами, Президентом США Джорджем Бушем и госсекретарем Кондолизой Райс. Я сама всегда, где только это было возможно, выступала на стороне Дж. Буша. Для Израиля он очень хороший партнёр и помощник. Я очень многим обязана Натану Щаранскому и всегда была и буду на его стороне. Здесь я просто объясняю вам и вашим читателям, что произошло. Это не та ситуация, когда плохой Шарон и недотёпы из согласительного комитета сделали что-то невпопад. Нет! Здесь присутствуют очень глубокие разногласия между двумя общинами и истеблишментом каждой общины. Шарон, который предложил проведение программы на односторонний выход Израиля из Газы, считает её единственно правильной и нужной для Израиля. К группе, разделяющей взгляды Шарона, принадлежу и я. Думаю, что идея Шарона очень болезненна, но правильна. Натан, будучи очень влиятельным вице-премьером, ослабил свою связь с представителями консервативного и реформистского иудаизма, с его истеблишментом, который правит бал в среде американского еврейства. Также по вопросу прохождения гиюра он был на стороне руководителей ортодоксального направления в иудаизме. А кроме того, в вопросе противостояния демократов и республиканцев США, может и не по своей вине, Израиль склоняется ближе к республиканцам, а американские евреи - к демократам. Политику, проводимую Дж. Бушем, мы здесь в Израиле прекрасно понимаем и поддерживаем. И у Натана создалась такая ситуация, что он по всем вопросам разошёлся с основной и влиятельной группой американских евреев.
Корр. Можете ли вы ответить на вопрос, почему русскоговорящая община не поддержала Щаранского и его партия ИБА проиграла последние выборы в Кнессет?
М.С. Я думаю, что мы расплачиваемся за это. Община расплачивается. Вы спрашиваете, почему община не поддержала. Частично по тем же причинам, что и американское еврейство. Слабость либеральной линии, слабость социальной линии. Наша партия ИБА очень много сумела сделать. И Натан как министр, и мы как депутаты Кнессета. Но, к сожалению, доминанта была другой, больше волновали отношения с арабами. Люди, видимо, это чувствовали. Многие вещи делали за счёт социальных условий. Мы из-за этого очень многое проиграли сейчас. Мне приходит множество писем, где выражается огромное сожаление в связи с отсутствием в правительстве министров Щаранского и Либермана. Это нанесло и наносит колоссальный ущерб русскоговорящей общине, её позиции в государстве, пособиям, программам помощи слабым слоям населения, мелким и средним бизнесам репатриантов. Если бы было в правительстве несколько наших министров, мы могли бы добиться большего для общины. Вот я сейчас, замминистра, хожу и прошу и выпрашиваю, но за мной не стоит сплочённый и монолитный легион, нет поддержки в правительстве. Натан - цельный и сильный духом человек. Вот книга, которую он написал, – она стала идеологией для Республиканской партии США в отношениях с Израилем. Бывает такой трагический разрыв. Я помню, что когда он уступил мне свой депутатский мандат и место в Кнессете, он сказал очень важные для меня слова о том, что отдаёт мне депутатский мандат не столько ради меня самой, а чтобы я служила народу, чтобы в Кнессете остался кто-то, кто будет служить общине. Я ему очень благодарна за эти слова и за его поступок. Для Натана Щаранского и Юлия Эдельштейна путь в Израиль был очень тяжёлым. Они заплатили за право приехать сюда годами жизни. Они служили, как умели, все эти годы. Причём я сейчас вижу, что у нашей общины отобрали многое из того, чего они сумели добиться. У нас отобрали миллиарды, которые ИБА и «Исраэль бэйтейну» («Наш дом Израиль» - партия, во главе которой стоит Авигдор Либерман. – Прим. корр.) с огромным трудом добились для русскоговорящей общины.
Корр. Пройдёт процесс одностороннего размежевания, коалиция распадётся, новые выборы? И?..
М.С. Я придерживаюсь такой стратегии: где бы я ни находилась, я всегда буду поддерживать «русские» партии. Я считаю, что в них заложен большой потенциал и роль их в жизни Израиля огромна. В «Ликуде» я сказала, что иду с Шароном до конца.
Корр. Для вас важны не «Ликуд», а Ариэль Шарон и его группа или его взгляды и его позиция?
М.С. Да, это так. В том «Ликуде», который устроил противостояние Шарону, мне не хватает либеральной идеи. Эти люди в большинстве своём – традиционалисты, связанные с религиозным истеблишментом. Нам надо быть очень гибкими в нашем регионе для того, чтобы, когда нужно, уступать, а когда нужно, как Шарон, скрутить шею террору, как было сделано с некоторыми вождями ХАМАСа. Но так можно поступать, когда проводится гибкая политика. В «Ликуде» всё зависит от того, какая группировка выиграет.
Корр. Ладно, это в «Ликуде», а что для «русской улицы»?
М. С. Для «русской улицы» важно, чтобы в правящей партии была группа, которая может помогать общине и защищать ее интересы, как в своё время это делала Софа Ландвер (бывший депутат Кнессета от партии «Авода». - Прим. корр.). У нас её недооценили. К сожалению, Софа не занимала решающих мест в правительстве. Нам бы очень важно было иметь своих людей в первых десятках и в «Ликуде», и в «Аводе». Правда, я не знаю, возможно ли это.
Корр. А если бы община объединилась и проголосовала за одну «русскую» партию?
М. С. Одной «русской» партии, к сожалению, не будет. Я вижу, как действует израильский истеблишмент. «Русских» партий будет две. Я говорю – есть общинная стратегия: поддержка «русских» всегда и везде, ведь их потенциал огромен, и его надо реализовать.
Корр. И последний вопрос: какие первоочередные задачи вы видите на посту замминистра абсорбции и каковы, по вашему мнению, пути их решения?
М. С. Наблюдая за тем, что происходит в неполных семьях репатриантов и в репатриантских бизнесах, я вижу первоочередные задачи в том, чтобы для бизнеса раздобыть кредиты, которые они смогут получить, т.к. правительство выделило эти средства, но пока их придерживает. Важно добиться улучшения условий для неполных семей, чтобы правительство оказало им материальную поддержку, разработать в моём министерстве программы трудоустройства репатриантов. Пришло время расставить правильные акценты, внедрить в жизнь программу израильской самоидентификации и, в частности, понимание той красной линии в поведении, которую нельзя пересекать.
Корр. Госпожа замминистра! Ваши пожелания русскоговорящим евреям, которые не живут в Израиле.
М. С. Во-первых, я думаю, что русское еврейство во всех странах - это бренд, который нужно развивать и всячески поддерживать. Я видела в Германии, как еврейская община поддерживает Израиль. Я ощущала помощь американского еврейства. У нас бывают тяжёлые случаи – я говорю о людях, которые пострадали от терактов. Приезжали люди и предлагали им конкретную помощь. Мы одно целое, которое в демократических государствах имеет возможность поддерживать связи и развивать их. И мы должны это делать.
Корр. Спасибо вам, госпожа замминистра, за интервью. Успехов вам в вашей деятельности.

М. С. Спасибо.
Беседовал С.Ирлин