Замужем, с детьми и с... визой

Подруга
№27 (480)

Когда Раиса Н. узнала, что в Америку по рабочей визе приезжает ее одноклассница Светлана Т., ее радости не было предела. Ведь они со Светланой не просто учились в одном классе все десять лет, но и были близким подружками. Почти всегда сидели за одной партой, на переменках всегда гуляли вместе и даже после уроков заходили домой то к Раисе, то к Светлане – не только для того, чтобы вместе готовить домашние задания, но и для того, чтобы поговорить по душам, обменяться секретами, а заодно немножко и посплетничать.
Окончив школу, девушки поступили в разные вузы, но продолжали дружить. Не развела их и семейная жизнь – напротив, молодые женщины проложили мостик дружбы между своими мужьями и стали приглашать друг друга в гости. А потом – перестройка, развал «нерушимого» Союза ...
Раиса с мужем Эдуардом и тремя детьми приехали в Нью-Йорк в начале 90-х. Светлана с мужем Олегом и двумя детьми остались в России. И родственников в Америке у них не было, и не особенно они рвались в Страну Свободы, считая, что в России со временем все образуется, утрясется (благо, с мечтами о коммунизме и со всеми вытекающими из них последствиями покончено), и люди будут жить нормально – как на Западе.
Расставаться «неразлучным» было тяжело, но они надеялись, что жизнь не разводит их навсегда. Раиса обещала, что, стоит им с Эдуардом стать на ноги, они будут наезжать в Россию. Светлана обещала, что, стоит обстановке в стране нормализоваться, они с Олегом постараются накопить денег и поехать в Америку. И, конечно же, подруги звонили друг другу, посылали письма и фотографии – сначала по почте, потом - по Интернету.
Прошли безоблачные 90-е, начался новый, неспокойный век. И Раиса стала догадываться по телефонным разговорам и e-мейлам Светланы, что та уже не столь безоговорочно настроена против эмиграции. Она жаловалась, что хаос и произвол по-прежнему царят в России, что простым, привыкшим к честному труду людям все сложнее приспосабливаться к условиям «первоначального накопления капитала», что она с Олегом еле сводят концы с концами. Словом, было очевидно, что у Светланы – чемоданное настроение, и она ищет пути эмиграции в Америку.
Раиса, не слишком разбирающаяся в тонкостях иммиграционного законодательства и в различных – законных и не очень – способах получения всевозможных виз, не была в этом деле советчицей подруге, в связи с чем очень переживала. Поэтому известие о том, что та наконец-то получила рабочую визу, привело ее в дикий восторг. Наконец-то Светлана вырвется из нужды, страха, бесперспективности! И наконец-то она снова встретится с подругой, которую не видела десять с лишним лет!..
Первые недели после приезда Светланы прошли в атмосфере эйфории. Поцелуи, объятия, воспоминания, расспросы, смех, слезы, хождение с гостьей по Нью-Йорку, осматривание достопримечательностей. Потом Раиса стала замечать, что за эти десять с лишним лет ее подруга сильно изменилась. Нет, не постарела и не располнела – напротив, стала даже красивее, соблазнительнее, чем раньше. Но как-то огрубела внутренне, стала менее чувствительной, более циничной. О муже, детях, пожилой матери говорила с каким-то равнодушием. Домой звонила не слишком часто – и как бы по обязанности. С заходившими к Эдуарду друзьями откровенно флиртовала. Да и во внешности Светланы чувствовался какой-то вульгарный налет. И вообще создавалось впечатление, что приехала она в Америку не только и не столько для того, чтобы прокладывать дорогу родным и близким, сколько для того, чтобы зарабатывать на пищу и кров и весело проводить свободное от работы время.
Шло время, и Раиса все больше разочаровывалась в Светлане, а ее подозрения о сомнительных целях подруги оправдывались. Та не внимала ее советам – пожить некоторое время в ее доме (благо дом был достаточно просторный), старательно работать в пригласившем ее бизнесе, копить деньги, постепенно продвигаться вперед и выше - а шла каким-то своим, не понятным для Раисы и ее мужа путем. Поселилась на Брайтоне, в квартире, которую делила с двумя приятельницами, тоже приехавшими в Америку по рабочим визам. Начала – параллельно - работать хоуматтендентом. Стала шикарно одеваться. Ходить по «русским» ресторанам. И встречаться с какими-то мужчинами, которые называли себя бизнесменами, но очень походили на представителей «русской мафии», какими их обычно изображают в американских кинофильмах и телесериалах.
Раисе Светлана говорила, что это «деловые люди», энергичные и предприимчивые, помогающие ей в поисках выгодной работы, но та прекрасно понимала, какие отношения связывают ее подругу с этими «деловыми людьми».
Похождения Светланы Раису, мягко говоря, удручали. Но она не спешила осуждать подругу. Она помнила наставление своей матери: не осуждать человека, если ты не побывал в его шкуре. А ведь она, Раиса, не испытала всего того, что выпало на долю подруги после ее (Раисы) отъезда в Америку. Ведь Россия в эти годы превратилась из «застойной» страны «победившего социализма» в настоящие капиталистические джунгли, а в джунглях царят соответствующие законы: каждый сам за себя, и все средства хороши, если они ведут к цели. Может быть, у Светланы все та же благородная цель -–привезти в Америку свою семью, но для достижения этой цели она пользуется теми средствами, которые сейчас наиболее распространены и «популярны» в России? Может быть, даже Олега не ужаснули бы «деловые» похождения жены, если бы в результате этих похождений он с детьми оказался в Америке? А может быть, отношения Светланы с Олегом разладились, и она хочет найти себе нового спутника жизни? Может быть, наконец, она так устала от нужды и неприятностей в России, так изголодалась по развлечениям, удовольствиям, положительным эмоциям, что сейчас жадно на них набросилась и никак не может насытиться?
В отличие от Раисы, ее муж Эдуард стал откровенно возмущаться поведением Светланы. «Я тосковал по тебе и по детям, даже когда уезжал на неделю в командировку, - говорил он Раисе. – Не понимаю, как может женщина, жена, мать расстаться на такой долгий срок с семьей? Как она может развлекаться напропалую, в то время как ее самые близкие люди еле сводят концы с концами? Как может гулять направо и налево, даже если с мужем отношения – не те, что в юности?»
Раиса шутливо обвиняла Эдуарда в мужском шовинизме и оперировании двойными стандартами («Если бы она была мужчиной, ты бы, небось, не сходил с ума?»), но в глубине души с ним соглашалась.
Тем более что ей стали открываться некоторые новые детали жизни Светланы и ее приезда в Америку. Оказалось, что получение рабочей визы стоило ей очень и очень дорого и теперь ей приходится отдавать часть заработанных денег людям, которые предоставили ей возможность получить эту визу. А если учесть расходы на тряпки и развлечения (даже если часть этих расходов берут на себя ее кавалеры), то домой она посылала не так уж и много.
Возникал вопрос: к чему тогда вся эта авантюра? Стоило ли расставаться с семьей, тратить уйму денег на получение рабочей визы, влезать в долги, жить в маленькой квартирке с двумя приятельницами, работать в две смены, находя отдушину в случайных романах и гулянках в брайтонских ресторанах? Ведь деньги, заплаченые за рабочую визу, можно было инвестировать в какой-нибудь российский бизнес? Ведь и в России можно было работать днем и ночью, ухаживать за пожилыми и больными людьми, добавляя тем самым деньги в копилку семьи?
Присматриваясь к приятельницам Светланы и другим дамочкам, иногда заходившим к ним в гости, Раиса убедилась, что ведут они приблизительно такой же образ жизни, как Светлана, - работают главным образом хоуматтендентами или бэбиситерами, платят долги «благодетелям», продавшим им рабочую визу, гуляют направо и налево и посылают домой крохи с барского стола. Убедилась Раиса также, что их много, этих странных, не очень молодых и далеко не всегда красивых женщин, оставляющих мужей и детей в родных странах и устремляющихся в Америку с непонятной целью.
Зачем они приезжают? На ловлю счастья и чинов? То бишь, денег, ухажеров и развлечений? В надежде «зацепиться» и протоптать дорожку для своих близких? С намерением найти состоятельного любовника, женить его на себе и начать новую жизнь? Чтобы пожить хоть некоторое время в хваленой, сказочной Америке? Чтобы «отхватить» все что можно от этой «страны чудес»? Или для того, чтобы поменять обстановку, отделаться на время от домашних забот, от наскучившего мужа, от больных родителей и даже от детей? Кто знает? Может быть, ты, читатель?


Комментарии (Всего: 2)

Образец беднейшей, бональной <br>фантазии как по содержанию, так<br>и по форме. Скучище брат.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Образец беднейшей, бональной <br>фантазии как по содержанию, так<br>и по форме. Скучище брат.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *