Британский блицкриг

Факты. События. Комментарии
№27 (480)

Не успев как следует отпраздновать победу на выборах в Великобритании, премьер-министр Соединенного Королевства Тони Блэр ринулся на штурм нового бастиона: его страна в течение полугода будет председательствовать в Совете ЕС, а сам он таким образом на целых шесть месяцев становится своего рода «президентом Европы».
Сказать, что имя Тони Блэра не пользуется особой популярностью у европейцев – по сути означает не сказать ничего. Нового председателя Совета Евросоюз встречает, пожалуй, самым глубоким за всю свою историю кризисом, причем кризис этот спровоцирован, по общему мнению... некем иным, как британским премьер-министром. Именно он на прошедшем (хотя, вернее будет сказать, - «отгремевшем») недавно саммите стран-членов ЕС оказался зачинщиком разногласий по самому больному вопросу – кто сколько в будущем должен платить и кто сколько должен получать денег из общеевропейского бюджета. Своим непреложным требованием сократить дотации европейским аграриям он буквально подтолкнул сразу нескольких представителей разных стран также выставить неслыханные доселе требования.[!] Неудивительно, что в последнюю декаду июня имя Тони Блэра не склоняли только самые ленивые политобозреватели. Французы и немцы обвиняют его в отказе от идеи европейской интеграции и «проталкивании» британских интересов за счет остальных партнеров по Сообществу. Испанцам и португальцам не нравятся туманные намеки Блэра на то, что «некоторым странам, достаточно развившимся на европейские деньги, не мешало бы уже встать на ноги». Удивительно, но на приход Блэра отреагировали даже некоторые российские политологи, скажем так, крайних взглядов. В полугодичном правлении Великобритании они увидели извечное стремление проклятых американцев (и их подпевал-англичан) вытеснить Россию из Европы. Столь банальный вывод дополнился очередным призывом к созданию «оси Москва-Париж-Берлин» и противодействию порочному американскому империализму кристально чистым русским империализмом же. Впрочем, как писали братья Стругацкие, это уже совсем другая история.
Неудивительно, что накануне «тронной речи» перед европарламентариями Тони Блэра предупреждали о том, что встреча может оказаться, мягко говоря, прохладной. Однако эти доброжелатели пережили, пожалуй, величайшее в своей жизни изумление: британскому премьеру понадобилась всего лишь десятиминутная речь, чтобы полностью обратить не только Европарламент, но и большинство граждан ЕС в свою веру. Подобным успехом, пожалуй, мог бы гордиться и сам Дизраэли. В начале своего спича Тони Блэр заявил, что является «убежденным европейцем», за что и получил первые насмешки и крики «Бу!» от наиболее несознательных народных избранников. Однако далее он перешел к классической манере «крови и слез»: «Я пришел, чтобы призвать Европу к коренному обновлению, иначе мы рискуем попросту развалиться!» - заявил он парламентариям, и те против воли прислушались. Оказывается, требование сократить аграрный бюджет ЕС, приведшее к срыву саммита Евросоюза, было продиктовано вовсе не блэровским скупердяйством (хотя у него в роду и есть шотландцы). Напротив: миллиончик туда, пара миллиончиков сюда – все эти игры британского премьера не особенно волнуют. Основной его целью было добиться за счет сокращения дотаций аграриям увеличения дотаций в новые технологии, в образование и ноу-хау. Блэр-Завоеватель поставил перед собой цель провести санирование Евросоюза, как какого-нибудь убыточного предприятия. И такие речи произносит лидер государства, чьи граждане испокон веку с традиционным скептицизмом наблюдают за каждым событием «на материке». Политзвезда, не решающаяся из страха перед собственными избирателями ввести свою страну в еврозону.
Однако за спиной того самого Тони Блэра, которого еще пару лет назад «еврогиганты» Герхард Шредер и Жак Ширак зачастую не принимали в расчет, сегодня формируют свои боевые порядки многочисленные сторонники. Это и поляки, ведомые своим президентом Александром Квасьневским, и словаки во главе с премьер-министром Микулашем Джуриндой, и все три прибалтийские республики. С севера на помощь британскому флагману спешат скандинавские викинги, ведомые шведским лидером Гораном Перссоном. Голландская газета «de Volkskrant» иронизирует по этому поводу: «Британское правительство, принимающее на себя роль слесаря прохудившегося европейского котла, – звучит слишком красиво, чтобы походить на правду. Однако, быть может, для этого уже пришло время – ведь немецко-французский сценарий для Европы себя дискредитировал». На самом деле в ФРГ и Франции у Блэра уже сейчас появились новые союзники, идущие на смену «отработанным моделям» - Шредеру и Шираку: лидер немецких консерваторов Ангела Меркель и восходящая звезда французской политики Николя Саркози, также полагающие, что ЕС следует срочно реформировать. И влиятельная немецкая экономическая газета «Financial Times Deutschland» резюмирует: «Спасибо, мистер Блэр!».
Тони Блэру, по его словам, до смерти надоела мелочная торговля о скидках, премиях на выработку оливкового масла и разведение коров. Он желает повернуть евробюджет лицом к мировым реалиям: «Индия за год получает вдвое больше дипломированных специалистов, чем вся Европа, вместе взятая, и вкладывает в биотехнологические исследования впятеро больше европейцев. Китай тратит на науку втрое больше нас, Америка работает вчетверо продуктивнее!». А что Европа? Европейские парламентарии дружно повышают себе зарплаты до уровня наиболее высокооплачиваемых немецких депутатов: отныне все они будут иметь по 7 тыс. евро в месяц. Португальские строители получают три миллиона евро на возведение поля для гольфа – хотя поблизости уже есть 22 похожих комплекса. Евросоюз платит своим экспортерам по мясу по 2 евро за килограмм, проданный в Западной Африке, чтобы держать там демпинговые цены, подавляя конкурентов с южной оконечности пустыни Сахара. Страны-члены ЕС платят в евробюджет миллиарды евро, чтобы через месяц начать затяжную борьбу за получение их назад в виде дотаций... Так что блиц-атака из Лондона вполне может оказаться для Европы весьма полезной. New Labour Idea Тони Блэра звучит весьма привлекательно: создать социальную базу через создание новых рабочих мест. Франко-германскую модель он начисто отвергает: «Что это за социальная модель, при которой 20 млн. человек остаются безработными?» - вопрошает он своих оппонентов. Впрочем, для успеха на европейском поприще новому председателю Совета ЕС понадобится не только напор, но и дипломатия: если британцы перегнут палку в своем стремлении разломать Европу и собрать ее заново, многие могут от них отшатнуться.