Почта недели
№26 (479)

Здравствуйте, уважаемая редакция!
Вашу газету читаю с 1999 года и, несмотря на шестидневную рабочую неделю, всегда нахожу пару часов для любимого «Русского базара», который возвращает меня в действительность и подробно рассказывает о всех новостях нашей русскоязычной комьюнити. Все ваши материалы, без исключения, полезные и поучительные, каждый человек найдет что-то свое в ваших публикациях.
Господа журналисты! При всем уважении к вашей занятости и профессиональному подходу к каждой статье хотел бы убедительно попросить вас больше внимания уделять отдыху и туризму. Ведь на улице стоит знойное лето. Люди думают куда поехать отдохнуть, какую страну лучше выбрать. Чего стоит остерегаться на том или ином курорте. И куда, например, лучше поехать семейным парам с детьми. В общем побольше дельных и полезных справок о современном туризме и обо всем, что с ним связано.
Мой совет - оставьте длинные и серьезные материалы на осень и зиму. Больше развлечений, анекдотов, конкурсов и веселых статей в каждом номере. Ведь лето, как и отпуск, у большинства только раз в году. И хочется провести это время с максимальным эффектом, зарядиться положительной энергией на весь год. Хотя бы на время отвернуться от постоянных проблем в нашей нелегкой жизни. А кто в этом нам сможет помочь, если не вечный советник и лучший друг русскоязычной общины «Русский базар»?

С уважением Кирилл Аранофский

* * *
Здравствуйте, уважаемая редакция!
Уже не первый год читаю вашу газету, но заметил одну характерную для некоторых ваших материалов особенность, которая заключается в том, что вы позволяете читателям и некоторым вашим авторам обливать грязью русскоязычную общину Брайтон-Бич. В прошлом номере вы опубликовали опрос «Бродвей или Брайтон», где опять таки те, кому вы дали слово, с пренебрежением описывали Брайтон.
Нельзя так, господа журналисты! Брайтон-Бич – центр русскоязычной общины, так сказать, маленькая Одесса в огромной Америке. И как бы не выглядели жители Брайтона, относиться к ним надо с уважением и пониманием. Ведь многие из них уже немолоды. Бегать по роскошным театрам Бродвея у них уже нет сил и желания, а до боли знакомый «Миллениум», находится как раз под боком.
Я с вами полностью согласен, что у нашего брайтоновского брата не важно обстоят дела с культурой, за что, поверьте, мне очень стыдно. Но ведь не все такие жлобы и хамы, попадаются и очень достойные, интеллигентные люди.
Я, например, 25 лет проработал заведующей одной из библиотек Советского Союза. Знаю наизусть сотни стихотворений. Профессионально играю на скрипке и фортепиано. И при всем при этом – 12 лет живу на Брайтоне. Общаюсь с достойнейшими и умнейшими людьми русскоязычной комьюнити. Каждый день стараюсь открывать для себя что-нибудь новое и интересное.
Очень уважаю и люблю вашу газету, но очень прошу, будьте помягче к жителям Брайтона. Ведь они все понимают, и всячески стараются исправиться в лучшую сторону.
Василий Сергеевич, 74 года

* * *
Здравствуйте, уважаемая газета!
Нахожусь в Америке по рабочим делам и являюсь постоянным жителем России. На прошлой неделе совершенно случайно наткнулся на вашу газету, которая при ближайшем знакомстве оказалась очень интересной и увлекательной.
Хотел бы высказать свое мнение по поводу материала Юрия Колесникова «Бритва – это не выход!».
На мой взгляд, эта проблема исключительно американского характера. В стране, где живется лучше всего в мире, где практически нет запретов и цензуры, где на заработанные деньги можно купить и позволить себе многое, очень легко впасть в депрессию. Особенно подросткам, психика которых еще не сформировалась должным образом. Сытость и благополучие - вот что порождает депрессию.
И я нисколько не удивлюсь, когда повзрослевший подросток сменит свое увлечение на более серьезное. Например, вырастет маньяком или заведет свою собственную тюрьму, где будет издеваться над невинными жертвами, что очень часто показывают в голливудских боевиках.
Вся проблема в том, что у современных американских детей нет идеи, которая позволила бы им полностью посвятить себя любимому делу. Вспомните себя в Советском Союзе: пионерский галстук, утренники, сбор металлолома... Подростки были увлечены и постоянно заняты, была общая, хоть и ошибочная идея.
Извините, что так красочно вспоминаю то время, которое, естественно, было отнюдь не идеальным. Но в современной Америке действительно отсутствует сама идея, ради которой молодому поколению стоило бы жить и стремиться к большему.
С уважением Борис

* * *
Здравствуйте, уважаемая редакция!
С огромным удовольствием прочитал материал Леи Мозес «Бродвей или Брайтон», в котором вы рассуждаете о культурных предпочтениях жителей русскоязычной общины.
На мой взгляд, сравнивать эти два понятия немного нелепо. Бродвей – один из центров мировой культуры, попасть куда - мечта многих любителей театрального исскусства. «Миллениум» на Брайтоне, конечно же, здорово проигрывает. Представляю, что почувствует театрал-иностранец, никогда не бывавший в России и надумавший прикоснуться к русской культуре, посетив «Миллениум». Может быть его и не разочарует зрелище, но местная зрительская публика точно останется в памяти надолго.
Хотелось бы пожелать нашим иммигрантам любить артистов, уважать их нелегкий труд, с благодарностью относиться к организаторам гастролей, которым порой, я уверен, стыдно смотреть в глаза тем, кого они привезли из-за океана.
И еще. Не могу забыть трогательную сцену, которую невольно наблюдал у входа в городской театр на Манхеттене. Мужчина средних лет (сын, зять?) и молоденькая девчушка (это уж точно внучка) бережно поддерживали женщину преклонных (очень преклонных!) лет. Как сильно желание этой дамы побывать на премьере балета Бориса Эйфмана “Анна Каренина” и как замечательно, что у нее такие любящие и заботливые близкие! Замечу, что зрители на спектакле были преимущественно русскоговорящие. Их лица, поведение - все говорило о том, что они на этом празднике искусства (а этот спектакль - настоящий праздник) люди не случайные - театралы с большим опытом. Хочется пожелать таких зрителей всем артистам.
Эдвард, житель Брайтона

* * *
Уважаемая редакция!
Хочу выразить свое несогласие с автором статьи «Откровения бруклинского воришки» Афанасием Лебовским, опубликованной в прошлом номере вашей уважаемой газеты. Господин Лебовский проинтервьюировал вора, который заявляет, что воровство у «русских» якобы в крови. Позволю себе не согласиться с этим утверждением.
Нельзя огульно обвинять всю нацию на основании каких-то частных примеров. Посмотрите на нашу эмиграцию. Если вы нормальный человек, и люди, которые окружают вас:, родственники, друзья, знакомые тоже нормальные – то сможете ли вы назвать хоть одного из них, кто занимался бы воровством? Среди моих знакомых и среди знакомых моих знакомых таких людей нет. Я уверен, что 99% читателей вашей газеты тоже воровством не промышляли и не промышляют. Значит, остается тот самый 1%, про который и идет речь.Я думаю, что среди американцев воров не меньше, а может быть, и больше. Если бы процент воров среди выходцев из Советского Союза был настолько велик, то статистика бы это отразила. Американцы очень серьезно относятся к статистике, статистические исследования проводятся здесь давно, этот механизм отработан десятилетиями, поэтому в этом им можно доверять. Так вот, статистические исследования показывают, что русская «комьюнити» - одна из самых некриминальных и высокообразованных в США. То, что воровство у нас в крови, – одна из легенд, которую просто поддерживают сами русскоязычные СМИ, уж не знаю, по каким причинам... Другое дело, что в Советском Союзе, где все принадлежало абстрактному государству и ничего – его конкретным гражданам, все тащили с предприятий, на которых работали. Это объясняется не тем, что «воровство – в крови», а тем, что в магазинах было невозможно что-то купить, поэтому люди выкручивались таким образом. Я и сам, когда работал на масложиркомбинате в 80-м году, таскал майонез и маргарин в больших количествах, а потом, после того как семья затаривалась, продавал излишки знакомым, причем именно по той цене, которая стояла на ценниках в магазинах. А те мои знакомые, кто работал в трикотажной промышленности, продавали нам вещи из трикотажа, которых в магазинах не было, и тоже не по спекулятивной, а по реальной цене. С кем-то мы вообще устраивали обмен. Иначе выжить в обществе тотального дефицита было невозможно. Но как только исчезла необходимость этим заниматься, от этой практики мы все отказались.
В Америке таких проблем нет, а значит, и нет причин воровать. Мы сюда приехали, чтобы устраивать свою жизнь и жизнь своих детей, подавляющее большинство из нас честно и «тяжело» работает, платит налоги и является или стремится стать гражданами этой великой страны. Поэтому не стоит огульно вешать ярлыки. Не воровство у нас в крови, а желание и умение быстро обучаться и хорошо трудиться.
Я, честно говоря, никак не ожидал, что такое солидное издание, как «РБ», даст слово уголовному элементу, и тем самым присоединится к хору «желтой» прессы. Я надеюсь, что редакция учтет мою критику и будет более серьезно подходить к выбору героев статей.
Борис Бронфман, Квинс

* * *
Здравствуйте, уважаемые члены редколлегии!
Никогда не писала до этого в газеты, но тема, которую затронул Афанасий Лебовский в своем интервью с бруклинским воришкой, меня зацепила. Я полностью согласна с тем человеком, который отвечал на его вопросы.
В наших людях страсть к воровству сидит неистребимо. Наверно, она записана у нас в генах. Еще Карамзин три века назад в письме отвечал своему корреспонденту: «Что происходит в России? Воруют». Ничего с тех времен не изменилось. Советская власть только укрепила эту тенденцию, создав общество, в котором воровать было необходимо, чтобы выжить, и даже престижно. Трудно не обратить внимание на то, что Россия - единственная страна, где самый высший бандитский титул – «вор в законе». В других странах, напротив, воры считаются одной из самых низких квалификаций в уголовной иерархии. Так сложилось, вероятно, потому, что государство в России еще со времен Царя Гороха существовало, как институт угнетения населения, а рабство официально было отменено только 1861 году. Крепостные были самыми настоящими рабами. Но при Советской власти институт рабства был возрожден – а как иначе можно назвать колхозы, где, как привязанные, трудились люди, не имея возможности сменить место жительства? А прописка, которая не отменена до сих пор? А отсутствие собственности на землю?
В таких условиях, когда человеку не принадлежит ничего, у него вырабатывается психология люмпен-пролетария. Если ты сам ничем не владеешь, если твой сосед ничем не владеет, если все принадлежит барину и чиновнику и всегда будет принадлежать им, а тебе ничего не светит, то украсть у них или у соседа – уже не грех. Коммунисты освободили людей от последнего сдерживающего фактора – религии, которая утверждала, что воровство есть один из семи самых страшных грехов. А раз Бога нет, то, значит, как сказал классик, «все позволено».
И вот люди, с детства сформировавшиеся таким образом, приезжают в Америку, где все построено на том, что государство охраняет частную собственность и интересы личности. И начинают обманывать государство, работодателей, тащить все, что плохо лежит. Я сейчас не пишу про мелких воришек, которые тащат вещи из магазинов. Я пишу про нас всех. Если кто-то сидит на велфэре, он пытается схимичить так, чтобы, ничего не делая, получать побольше фудстемпов. Если кто-то работает, то старается так заполнять свои налоговые декларации, чтобы заплатить как можно меньше налогов, чтобы как можно больше списать на несуществующие траты, придумывая всякие хитрости и цепляясь за юридические тонкости. А взять преступления «синих» и «белых» воротничков – махинации с банковскими счетами и кредитными карточками? Чуть ли не каждая вторая фамилия, мелькающая в сводках криминальных новостей, имеет русские или, скажем так, русскоязычные корни. Тот же самый нашумевший Козловский – эмигрант в третьем поколении... Сами же официальные лица утверждают, что во всем мире компьютерные взломы и нелегальные операции по отмыванию денег – «русская» специализация. Так что трудно отрицать, что воровство у нас сидит в генах. Да любой из нас, если посмотрит в зеркало и честно себя спросит – сможет ли он пройти мимо того, что плохо лежит, – ответит: «Не сможет». Средний американец, за исключением, может, только афроамериканцев и пуэрториканцев из бедных кварталов, увидев на земле кошелек, поднимет его и отнесет в полицию, не заглянув внутрь. А мы поднимем, откроем его и не почешемся. Ну, лучшие из нас просто пройдут мимо, от греха, как говорится, подальше. А большинство, если поднимет, то сначала заглянет, чтобы узнать, сколько там денег. И если много, то вряд ли удержится от того, чтобы их присвоить. Самое печальное, мы верим, что любой так же поступил бы на нашем месте. Если же кто-то поступает по-другому, то он - или дурак, или хитрец, или уже наворовал столько, что ему больше воровать не выгодно. Мы не доверяем никому - ни государству, ни соседу, ни себе...
Елена Петрова, Нью-Джерси

* * *
Дорогая редакция!
В «Русском базаре» я прочел статью Mr. Анина, в которой автор предлагал установить памятник А.Д.Сахарову в Нью-Йорке. Когда я впервые прочитал о подобном предложении, оно сразу захватило меня своей гуманистической основой. Ведь верно же – выдающийся ученый, великий демократ, гражданин мира, нобелевский лауреат. Он, пожалуй, самый яркий «россиянин» за всю многолетнюю историю России, ибо жил он и боролся в стране небывалой тирании и жестокости. Поставив на карту «признание» власти, благополучие и саму жизнь, он победил!
В Нью-Йорке воздвигнуты памятники многим знаменитым людям многих стран мира. Только в Манхэттене установлены памятники выдающимся личностям таких стран как Ирландия, Англия, Италия, Испания, Польша, Венгрия, Франция, Китай, Израиль, Латинская Америка, Германия, Дания, Швеция. Я буду не далек от истины, если скажу, что ни в одном другом городе мира нет такого количества памятников гражданам других стран.
Прошло почти полгода со дня опубликования статьи Mr.Анина. Но до сих пор, если я не ошибаюсь, не было ни одного отклика. Я же горячо поддерживаю идею такого монумента в любом «боро» Нью-Йорка и не сомневаюсь, что русскоговорящие граждане не только Нью-Йорка, но и других штатов Америки поддержат создание памятника А.Д.Сахарову в столице мира.
С глубоким уважением, Ефим Резник.

* * *
Опять, уже в который раз, о хоуматтендентах и их проблемах.
Их главная проблема – загрести как можно больше денег. Где только возможно, они набирают рабочие часы, они хотят «работать» днем и ночью. Но в таком режиме работать невозможно никому. Тогда они начинают кричать: «Нас эксплуатируют, нас используют не по назначению!» Как будто хоть кто-то из них вникал в перечень их истинных обязанностей, читал о них в Форме М 11Q, заполняемой врачом на каждого больного. Хоуматтендентам представляется их миссия часами «сидеть на стульчике около дома, давать больному еду и напоминать о приеме лекарства» (Алла, хоуматтендент, «РБ» #24). И за такую работу они получают $9.00 в час! И они еще ропщут! Да за эти деньги и даже меньшие другие люди убирают помещения целый день, не разгибая спины, и не жалуются. Ночами они отдыхают, а не работают, так как надо восстанавливать силы к следующему трудовому дню. А наши хоуматтенденты хотят получать деньги днем и ночью за их неработу, только за их присутствие. Они считают ущемлением их прав помыть окна изнутри в квартире раз в полгода, как будто их клиент на свою мизерную пенсию должен нанимать кого-то другого. А они будут сидеть и смотреть, как тот другой будет выполнять их работу, за которую, не выполняя ее, хоуматтендент получит деньги. А если клиент требует от них выполнения их прямых обязанностей, они клевещут на клиента в агентстве, выдумывая небылицы. Их клевета влечет за собой всяческие разбирательства, вредные для здоровья больного, but who cares?
Хоуматтенденты в постоянном поиске, где лучше платят, где большее количество часов, где полегче больной и подобрее. И если что-то находится, они оставляют больного человека на произвол судьбы, просто не выходят на работу без какого-либо предупреждения. Существующий в Америке закон отработать две недели для подыскания замены не для них. Плевать они на него хотели, так же как и на доверенных им больных людей. Так же, как и на своих собственных детей, которых многие из них не видели по 5-6 лет. Просто бросили детей в поиске больших денег. Какая хорошая мать оставит своего подрастающего ребенка, каждый день нуждающегося в присутствии матери, ради больших денег? Их много здесь таких, главной целью которых деньги, деньги любой ценой. Когда-то мы считали подлостью разрушить чью-либо семью. Среди многих из них это считается доблестным поступком. Да и что можно ожидать от людей, у которых понятие «совесть» вызывает циничную насмешку?
Михаил, бухгалтер («РБ» №24), пишет: «Мне кажется, что слухи о бедственном положении хоуматтендентов преувеличены». Я же думаю, что преувеличением оголтелое вранье назвать было бы неправильным. Дорогой Михаил, я думаю, вы немного недооцениваете способности этих людей. В большинстве своем они существуют, чтобы грести, грести. И гребут где только удается.
Я не пишу обо всех, без исключения, хоуматтендентах. Случаются среди них и добросовестные люди, наверное. Люди, которых я не хочу ни обидеть, ни оскорбить. Эта статья не о них. Основная же масса приехавших на заработки отражена в этой статье правильно, поскольку я базировалась на собственном многолетнем опыте отношений с ними.
Я призываю всех, имеющих хоуматтендентов, требовать от них выполнения их прямых обязанностей. Именно тех, за которые они получают деньги.
Александра Суворова

* * *
И опять о хоуматтендентах!
Прочитав несколько отзывов на эту тему, могу сказать: «и так и сяк».
Выбрала эту работу из-за удобства. Хотелось работать столько часов, сколько могла. Хотелось быть дома до того, как сын из школы придет, и находиться с ним после. Начинала с 5 долларов. Зато - медицинская страховка на всю семью.
Конечно, были комплексы. Не всегда хотелось громко ответить на вопрос: «Кем работаешь?». Очень важно для работающего по этой профессии иметь поддержку со стороны семьи. Меня всегда раскомплексовывал мой муж. «Ты не представляешь, как тяжело работать в офисах. Какое давление со стороны начальства и сотрудников. А сколько времени уходит на дорогу. Сиди себе в домашней обстановке. Хочешь – гуляй, хочешь –читай».
Когда вы идете брать кейс, вам говорят, что делать нужно будет только легкую уборку, готовить обед и стирать белье только клиенту.
Мы порой сами во всем виноваты. Когда приходим к новому человеку, хотим «выслужиться». А потом сами от этого страдаем.
Клиенты не любят, когда показываем им, что мы «умнее», чем они, начинаем их поучать жизни. Или выделяемся своим знанием английского языка. Поэтому я приучилась отвечать, что я этого не знаю, того не понимаю. В письмах не разбираюсь. Пускай дети этим занимаются. А когда они жалуются на детей и внуков, что те, мол, заняты работой и своими делами и мало звонят или не приходят, то ответ мой такой: «Это хорошо, что они работают. Было бы лучше, если бы они не работали?».
Вы знаете, мне физически и психологически стало легче работать, когда перестала на все эти мелочи обращать внимание. Занимаюсь только сугубо тем, что касается работы. Если вы будете выполнять только то, чему вас учили, а не мыть окна, люстры или «лезть» на стены, то никто никуда не позвонит и не наговорит на вас. Клиенты сами боятся звонить в офисы.
И еще. Ведь все люди разные. Разные характеры. У моей мамы была хоуматтендент Анечка, к сожалению, всего два месяца (с проживанием). Когда мамы не стало, Анечка стала для нас родным человеком. Когда ей негде было ночевать, мой муж сказал: «Я ей постелю раскладушку у нас в спальне, и она будет у нас». Когда Анечка уехала к себе домой в Болгарию, мы ее провожали, сделали подарок и расстались как родные. Теперь перезваниваемся, и Аня с нетерпением ждет нас к себе в гости.
Так что всякое бывает.
С уважением, Зина Гуртовник, Бруклин, Нью-Йорк.

* * *
Здравствуйте, уважаемая редакция!
С большим интересом прочитал ваш материал «Бритва – это не выход!», посвященный депрессивным подросткам, склонным причинять себе боль. Вы подняли очень глубокую и со стороны вроде бы незаметную проблему. Не припомню, чтобы она когда-нибудь обсуждалась в русскоязычной прессе так публично. Хотелось бы поделиться собственным опытом на этот счет.
Дело в том, что мой шестнадцатилетний сын тоже долгое время страдал членовредительством – резал бритвой руки, пальцы, ноги. И получал от этого, как выяснилось впоследствии, физическое наслаждение и моральное удовлетворение.
Я узнал о его нездоровом увлечении случайно, без стука войдя к нему в комнату и увидев своего ребенка за этим мазохистским занятием. Я был в шоке, никак не мог понять, что же все-таки произошло с моим сыном, который никогда не страдал депрессиями, был всегда приветливый в общении, отлично учился и занимался спортом. С того момента наши отношения резко ухудшились. Сын многое скрывает от меня, стал агрессивным и замкнутым.
Я проконсультировался со своим хорошим знакомым – подростковым психологом из Сиэтла, который сказал мне, что в принципе ничего нового в этом нет и каждый второй подросток наедине занимается подобным членовредительством. Более того, в подростковом возрасте детская психика наиболее склонна к насилию и садизму над собой и окружающими.
Сейчас моему сыну 23 года. Он женился, устроился на работу. Про конфликт семилетней давности мы забыли, никогда не вспоминаем. Но я все никак не могу забыть ту сцену.
Мне хотелось бы предупредить многих родителей, чьи дети находятся в подростковом возрасте, – не спускайте глаз со своих чад, старайтесь максимально занять ребенка полезным делом. И если вам кажется, что с вашим сыном или дочерью полный порядок, - это далеко не значит, что в реальности это действительно так.
Олег, Орегон