Свобода слова в Израиле: кому дать, кому отказать

В мире
№53 (819)

 

Защита прав человека в Израиле и на палестинских территориях в последнее время стала одной из основных тем, часто и охотно обсуждаемых в средствах массовой информации. Особенно обострились дискуссии после подачи законопроектов, касающихся финансирования из-за границы неправительственных организаций, отстаивающих права человека. 
 
Суть этих законодательных инициатив - сократить финансирование организаций, которые отвергают существование Израиля как еврейского демократического государства, а День Независимости Израиля считают днем накбы, то есть национальной арабской катастрофы. Экономические санкции предусматриваются также против организаций, призывающих к бойкоту Израиля или к его продукции, включая ту, что произведена в поселениях. 

Но действительно ли в международных организациях считают, в связи с данными законопроектами, что в Израиле нет свободы слова? Или все-таки слухи о кончине израильской демократии сильно преувеличены? 

Получив приглашение принять участие в пресс-конференции эксперта ООН по защите свободы слова Франка ле Ре, я без промедления отправилась в Иерусалим. Отель “American Colony” – одно из известных мест встреч представителей международной общественности с израильтянами, в основном с израильскими арабами. Здесь же расположена штаб-квартира специального наблюдателя “квартета” Тони Блэра.

Франк ле Ре, представитель Гватемалы, журналист и эксперт по международному праву, зачитал для начала заявление о состоянии дел со свободой слова в Израиле, в Палестинской автономии и в секторе Газы, а затем ответил на вопросы журналистов. Уверена, ответы эти представляют несомненный интерес для читателей. 

- Почему вы приехали со специальной миссией в Израиль?
- Меня пригласило как израильское, так и палестинское руководство. Мы не можем начать работу, пока не получаем приглашения от сторон. 
На данный момент я сделал только небольшой предварительный отчет. Полностью материалы будут подготовлены к июню следующего года. 

- С кем из представителей как одной, так и другой стороны вам удалось встретиться? 
- Все мои встречи проходили в короткий период – в течение двенадцати дней, и за это время я встретился со спикером израильского кнессета Реувеном Ривлиным, депутатами Фаиной Киршенбаум и Ахмедом Тиби, начальником Центрального округа ЦАХАЛа генералом Ави Мизрахи, представителями общественных организаций и журналистами. Мне удалось съездить в сектор Газы и пообщаться там с журналистами. Я был в Силуане, присутствовал в качестве обозревателя в Наби-Салехе - как раз во время демонстрации, на которой был ранен и впоследствии скончался Мустафа Тамими. Был также в Тель-Авиве, в Беэр-Шеве, в Иерусалиме, в том числе и в Восточном. 

- После всего увиденного вы считаете, что в Израиле есть свобода слова?
- Если честно, меня очень впечатлило наличие такой разнообразной, смелой и свободной прессы, как в Израиле. У вас идет открытый обмен мнениями, затрагиваются любые, даже самые острые вопросы. С другой стороны, я бы сказал, существуют определенные культурные ограничения. Скажем, израильские арабы не могут в полной мере пользоваться свободой слова, когда говорят о накбе, серьезные ограничения в выражении свободы существуют у бедуинов. Я уже не говорю о том, что в Израиле при наличии большого количества граждан-арабов нет ни одного высшего учебного заведения, где можно получить образование на арабском языке. Мало того, учебники для детей, занимающихся в школах Восточного Иерусалима, проходят цензуру. 

- Кстати, об израильской цензуре. Какое впечатление произвело на вас знакомство с этим институтом? 
- Я познакомился с главным цензором Израиля Симой Вакнин-Гиль. Она проверяет публикации, имеющие отношение к проблемам национальной безопасности. Меня очень впечатлила ее открытость и объективность. Каждое государство имеет право защищать свою национальную безопасность и хранить в секрете определенную информацию, чтобы она не стала достоянием широкой публики. Тем не менее, само существование института цензуры вызывает озабоченность, поскольку он не должен существовать в демократической стране. 

- Как вы оцениваете свободу слова у палестинцев? 
- В Иудее и Самарии ситуация достаточна стабильна. Но закон о прессе и публикациях от 1995 года нуждается в обновлении, чтобы соответствовать международным стандартам. Основной проблемой остается свобода передвижения. Многим журналистам не удается своевременно получить удостоверения, и они не могут стать свидетелями важных событий. В связи с этим я порекомендовал израильскому руководству и палестинской администрации упорядочить и ускорить процесс выдачи документов, чтобы обеспечить журналистам свободу передвижения, которая является важнейшей составляющей свободы слова. 

- А как обстоят дела со свободой слова в Газе? Неужели применительно к этому сектору можно употреблять термин “свобода слова”?
- Положение в секторе сейчас лучше, чем то, что было еще несколько месяцев назад, и об этом говорили сотрудники общественных организаций, а также журналисты, с которыми я смог встретиться. Уменьшилось число арестов журналистов и представителей правозащитных организаций – мера, которую власти в Газе применяют для того чтобы запугать народ. Тем не менее, сохраняется практика задержания журналистов на одну ночь, что, конечно, совершенно недопустимо. Кроме того, власти Газы не допускают журналистов на определенные мероприятия. Так, например, представители тамошней прессы не смогли принять участие в Дне борьбы с насилием над журналистами, который отмечался 23 ноября. 

- В последнее время в израильском обществе разгорелся большой спор относительно защиты прав человека. Скажем, тот факт, что правозащитные организации спонсируются из-за границы и соответственно ориентированы, не устраивает очень многих израильтян. 
- Я считаю, что защита прав человека – проблема международная, поэтому организации, которые выдвигают эти темы на повестку дня, должны спонсироваться международным сообществом. Никакого противоречия в этом нет. Израилю следует определить, прогрессирует он или, наоборот, регрессирует в отношении соблюдения прав человека. 

- А к какому выводу пришли вы? 
- Думаю, если бы три законопроекта, заметно ограничивающие права человека, прошли, можно было бы говорить о том, что страна регрессирует. Но то, что законопроекты эти не прошли, очень обнадеживающий знак. Значит, в обществе имеются люди, которые понимают, что важно слушать критику даже тогда, когда речь идет о вооруженных силах. Поэтому я бы хотел призвать всех членов кнессета помнить о том, что законотворчество должно происходить с учетом международных обязательств Израиля по соблюдению прав человека. 
 
*  *  *
Спокойный размеренный ход пресс-конференции был внезапно нарушен группой ищущих защиты ООН разведенных мужчин-отцов. В полном соответствии с демократическим духом Израиля они свободно вошли в конференц-зал и терпеливо дожидались, пока эксперт по правам человека дочитает свое заявление до конца. И тогда отцы, сидевшие в разных концах зала (всего их было шестеро) стали вскакивать один за другим, каждый рассказывал об испытанных им ужасах борьбы с израильской системой, которая может запретить отцу приближаться не только к дому, где живут его дети, но даже к городу.  

- Мы писали в ООН, но нам никто не ответил! - выкрикивали мужчины.
Они позволили завершить пресс-конференцию только после того, как им было обещано организовать в ООН отдельную встречу для обсуждения положения разведенных мужчин в Израиле. 

Виктория Мартынова