МИНА ЗАМЕДЛЕННОГО ДЕЙСТВИЯ

Литературная гостиная
№24 (477)

-Папа...
-Нет! Скажи: «Ма-ма»...
-Па-па...
-Ну конечно, откуда ей знать, что такое мама! – возмущенно бросила Владлена Николаевна в пространство, со вздохом поднявшись на ноги.- Когда она ее видит?
С пола на нее весело глядела годовалая внучка Леночка. Не отрывая радостного взгляда от бабушки, девочка нащупала рядом с собой большую пластмассовую игрушку, смутно напоминающую мину с часовым механизмом, и, не целясь, бросила. Бросок оказался метким. Бабушка вскрикнула от неожиданности, потирая ушибленное колено. [!]
-Ну вот что ты сделала, негодная девчонка? – сказала она. – Ведь синяк будет!
Леночка залилась счастливым смехом.
-Па-па, - опять произнесла она, пытаясь, видимо, сделать приятное бабушке.
-Заладила, - с досадой сказала Владлена Николаевна. – Скажи уж лучше: «Ба»... Ну? Ба-ба!
Внучка, улыбаясь, смотрела на нее снизу вверх. Рот ее был открыт, во взгляде – Владлена Николаевна могла бы даже поклясться в этом – сквозило лукавство.
-«Ба-ба» скажи, - повторила бабуля и вновь опустилась на ковер рядом с девочкой. – Понимаешь?
Изо рта у Леночки потекла слюна. Владлена Николаевна вытерла внучке ротик салфеткой и спрятала бумажку в карман.
-Русские не сдаются, - пробормотала Владлена Николаевна. – Ты все-таки мне сегодня скажешь «баба», как ни упирайся.
-Ба-ба ду... – неожиданно вполне четко произнесло юное создание.
-Это тебя отец научил? – вскочила на ноги бабушка-теща. – Конечно, баба у тебя ду, если вместо того, чтобы личную жизнь устраивать, сидит тут с тобой дни напролет бесплатным бебиситером, деньги дочке с зятем экономит. А в благодарность ей за это – баба ду!
-Па-па, - сказала Леночка.
-Именно, что папа! Папочка твой, бездельник, тебя этой гадости и научил! Ну я тебя сейчас тоже научу! Скажи: «Ро-го-но... Па-па-ро-го-но-сец! Па-па-ро-го-но...
Леночка посмотрела на бабушку и заплакала.
-Ну и чего мы разревелись? – сказала Владлена Николаевна, подняв девочку на руки. – Вроде бы не описались. Хотя кто вас теперь разберет, с вашими памперсами... Кушать нам еще рано. Соску хотим?
Получив соску, ребенок успокоился.
-А что касается папашки твоего героического, так ведь это, миленькая, правда. Тут уж ничего не попишешь... Рогоносец он и есть. Нет, здесь рогов у него пока не прибавилось. В Америке ей просто некогда этим заниматься. Конечно, он ее для того сюда и вывез. Мол, давай, работай, работай. Учись, учись. Чтобы времени на глупости всякие не оставалось. А я пока ваньку валять буду, на курсах разных буду время проводить, делать вид, что тоже учусь – сначала английскому языку, потом на ювелира, потом, когда надоело, на программиста, затем, когда перестали кого попало на эту работу брать, продавать пойду всякие лекарства таким же дуракам, как сам...А деньги в дом пусть жена приносит. Она женщина сильная... Родила - и через три недели на работу! А с дочкой пускай бабуля приходит сидеть. Она ведь у нас не первой молодости, ей можно про свою личную жизнь забыть...
Леночка выплюнула соску и зашлась в крике. На лету поймав «затычку рта», Владлена Николаевна прижала внучку к себе и стала ее укачивать, бродя по большой комнате из угла в угол. Девочка постепенно успокоилась и, всхлипнув напоследок несколько раз, смежила веки. На всякий пожарный походив в течение пяти минут туда-сюда, бабушка вполголоса монотонно попела ей Yesterday. Затем внимательно вгляделась в лицо сладко посапывающего младенца и, оборвав песню на слове suddenly, осторожно положила девочку в кроватку. Леночка громко чмокнула губками, подвигала во рту соской, но не проснулась.
-Ну, слава те, Господи! –улыбнулась бабушка, - заодно и английский поучили...
В этот момент, подпрыгнув на столе, зазвонил телефон.
-Чтоб тебя! – чертыхнулась Владлена Николаевна и схватила трубку. Сдерживая себя могучим усилием воли, она вежливо произнесла:
– Слушаю вас...
Тем не менее черное дело было сделано - из-за занавешенной одеялом кроватной стенки ракетой вылетела соска и приземлилась на полу. После чего раздался громкий рев.
-Ху из зэт? – плотно прижав к уху трубку, бабушка подошла к кроватке и посмотрела на извивающуюся в простыне внучку. – Спик лоудли, плиз, бикоз янг чайлд из краинг хиа! Ай кеннот хир ю...
-Владлена Николаевна! – помедлив, сказал в трубке голос зятя. – Как вы там?
-А ты что, Грегори, не слышишь? Только-только я ее успокоила, и тут позвонил ты. Спасибо, помог. Как всегда...
-Ну, извините, Владлена Николаевна... Я звоню, потому что забыл вам сказать перед уходом. Тут «супер» должен подойти. Ванную чистить будет.
-А сам ты это сделать был не в состоянии? – холодно спросила теща.
-У нас договор с лендлордом, - устало объяснил зять. - По договору это должны делать они... Минут через десять – пятнадцать подойдет. Впустите его, пожалуйста...
Владлена Николаевна с чувством опустила трубку на рычаг и занялась заменой памперсов.
-Грегори назвался, - бормотала между тем бабушка, достав из шкафа новые памперсы. – Григорий его уже не устраивает. Скоро еще и фамилию поменяет на Смита и Вессона какого-нибудь. Американцем хочет стать. Но американца из твоего отца не получится, как бы он ни старался. Ослиные уши все равно торчать будут... И не уши, а рога. Поняла?
Девочка внимательно и даже как будто изучающе поглядела на бабушку из положения «лежа». Затем громко пукнула.
-Ты так думаешь? – удивилась Владлена Николаевна, на секунду прекратив манипуляции с памперсами. – Если двум женщинам в голову приходит одна и та же мысль насчет какого-нибудь мужика, значит, так оно и есть. Ну-ка, повтори: «па-па-ро-го-но-сец»...
-Бабаду, - сказала девочка.
-Научил, научил... Но я тебя переучу, не волнуйся, – усмехнулась бабушка и проверив, как держатся памперсы, вновь взяла внучку на руки. – Через полчаса есть будем, а пока потерпи... Вот встанет твоя мать на ноги, и только видал он нас тогда... А то устроился – жена работает, теща с дочкой сидит, а сам по добавкам этим... Целыми днями! И хоть бы что-то от этого изменилось! Так нет же, на рент да на еду хватает, и все. Даже на одежду приличную не заработал. Три года уже, как привез нас сюда, и все обещаниями кормит – еще чуть-чуть, мол, и стану богатым человеком. Но не помогут ему эти добавки. Самому скоро добавят, если догонят... А не был бы лентяем, уже в своем доме бы жил, как все нормальные люди. И мамка бы твоя ему не изменяла. Хотя вру, здесь некогда ей... А зря. Но ты, миленькая, не в него пошла, не в него, что бы кто ни говорил. Глаза у тебя голубые? Волосы черные? Есть кто в родне с такой внешностью? То-то и оно... Подрастешь, съездим в Россию, я тебя с настоящим твоим отцом познакомлю. Он-то уж точно к тому времени олигархом будет... Откуда знаю? Потому что не дура. По времени-то совпадает - мама твоя как раз в Россию ездила на встречу с одноклассниками, вот и довстречалась... Результат встречи налицо, миленькая. Вполне симпатичный результат, вполне....
В дверь позвонили. Открыв дверь, Владлена Николаевна застыла на месте. Высокий кудрявый брюнет с голубыми глазами как будто сошел с обложки журнала. В руках у него была сумка с инструментами. Он приветливо улыбнулся.
-Hi, - сказал он. – May I come in?
-Шур, - ошеломленно ответила бабушка, освобождая проход.
-Па-па, - гукнула Леночка.
-Ты думаешь? – задумчиво спросила бабушка. – А что, очень даже может быть...
-It won`t take long time, - еще раз улыбнулся «супер» и прямиком направился в ванную.
-Может быть, ты и в самом деле права, - пробормотала Владлена Николаевна. – О таком варианте я даже и не... Да и расположение комнат ему хорошо знакомо, судя по всему. Хотя, что это я, он же - «супер»! С закрытыми глазами в этом доме не заблудится...
Между тем «супер» расположился в ванной. С шумом полилась вода. Владлена Николаевна заглянула в санузел. Мужчина стоял на коленях перед ванной и, держа в одной руке вантус, другой ковырялся в стоке.
-Мэй би ю нид сам хелп? – спросила бабушка.
-No, no. Thanks, - ответил красавец. – May be later.
-Чего говорит, сам не понимает, наверно. Ну не хочешь, как хочешь, - Владлена Николаевна вернулась в комнату и опустила Леночку на пол. Та, быстро перебирая ножками, косолапо понеслась по большому красному ковру к груде игрушек у своей кроватки, где и упала. Но не заплакала, а, обняв большую плюшевую собаку, попыталась откусить ей нос.
-Да, сомнений нет, - сказала Владлена Николаевна, глядя на девочку. – Похожи, как две капли воды. Он испанец или итальянец? Скорее, итальянец, судя по манерам. Да и с инструментами лихо управляется. Они, итальяхи, все рукастые, не то что твой папка, у которого руки не тем концом вставлены. Да и с головой у него проблемы.
-Excuse me, - спросил «супер», выходя из ванной. – May be, you have some rags here?
-Не поняла... – растерянно произнесла Владлена Николаевна. – Чего тебе надо-то?
Итальянец улыбнулся и что-то показал руками. Жест был какой-то не очень приличный.
-Заигрывешь, что ли? – спросила бабушка, надев очки, и строго посмотрев на пришельца.
В этот момент Леночка стянула с кроватки одеяло и швырнула его вперед.
-Yea, exactly, - белозубо оскалился иностранец.
-Полотенце нужно, что ли? – догадалась Владлена Николаевна.
Итальянец закивал.
-Ну, разобрались, наконец, - пробурчала бабушка и, открыв комод, достала старенькое, но чистое полотенце. – Руки, значит, тебе вытереть надо. Чистоплотный... Это хорошо.
Она протянула полотенце «суперу» и тот, поблагодарив, вновь скрылся в ванной.
-Но русскому она могла бы тебя и научить, - сказала Владлена Николаевна. – А то ведь ни бэ, ни мэ... Девочка подрастет, как с отцом общаться будет, на английском, что ли? Так ведь ограниченный язык-то, много-то не поговоришь... А вот мы сейчас спросим...
Краем глаза наблюдая за внучкой, она сняла трубку и набрала номер.
-Ира, - сказала она. – Тут к вам «супер» пришел... Черненький такой итальянец, представительный. Может, трубку ему передать? Не надо? Как что делает? Ванную чистит. Сама потом поговоришь? Хорошо... Леночка? Хорошо себя ведет, скоро есть будем... Я про «супера» вашего – ты давно его знаешь? Как въехали, значит... Да нет, мне, наоборот, понравился. Тебе тоже нравится? Ну ладно, раз тебе некогда...
Владлена Николаевна положила трубку и удовлетворенно выдохнула:
-Так я и знала. Это он.

Вечером, когда вся семья собралась дома, впервые за долгое время в квартире царили мир и покой. Теща не предъявляла претензий к зятю, тот не уходил курить на улицу, а дочка не обижалась на Владлену Николаевну за то, что та никак не может примириться с наличием в семье ее мужа. По телевизору шел какой-то американский фильм.
Глава семьи катал на спине Леночку, и та заливисто хохотала.
-Ну и чему же вы ее научили за день, Владлена Николаевна? – остановившись, спросил он. – Ну-ка, Леночка, скажи папа...
-Па-па-ло-го-но-сет, - по слогам произнесла девочка, глядя на отца сияющими глазами.
-Чего-чего? – переспросил зять.
Мама с бабушкой переглянулись, и бабушка покраснела. Брови у дочки Владлены Николаевны поползли вверх...
-Папалогоносет, - вновь сообщила Леночка.
-Что это значит? – озадаченно повторил зять.
-Не знаю, - пожала плечами бабушка. – Может, запомнила, когда я тут ругалась, мол, папу долго носит где-то...
-Владлена Николаевна, - с упреком сказал зять. – Вы следите... У нее ведь возраст такой. На лету схватывает. Это же мина замедленного действия. Скажешь чего-нибудь, а через какое-то время то же самое услышишь...
-Бабаду...- с каким-то даже сарказмом заявила Леночка, обнимая плюшевую собаку.
Владлена Николаевна сверкнула глазами и победительно уставилась на обалдевшего зятя.