ВЗГЛЯД ИЗ «ЗОЛОТОГО ВЕКА»

Шахматно-шашечный клуб
№24 (477)

Наш гость – международный гроссмейстер Марк ТАЙМАНОВ, Санкт-Петербург, Россия.
Из досье: Родился 7 февраля 1926 года в Харькове. Через полгода оказался в «северной» столице. Победитель и призер свыше 50 крупных турниров, участник 23 чемпионатов СССР, в двух победил. Четырехкратный чемпион Европы, чемпион мира среди молодежи, участник соревнований претендентов на первенство мира (1953, 1971), олимпийский чемпион 1956 года. Двукратный чемпион мира среди ветеранов. Автор около 20 книг, в том числе “60 лучших партий” и “Я был жертвой Фишера”. Сыграл главную роль - юного - музыканта в кинофильме “Концерт Бетховена” (1937). Выступает с концертами в России и за рубежом, выпустил много пластинок. Награжден орденом Почета, медалью “За трудовое отличие”. В 2004 году в 78-летнем возрасте стал отцом двух близнецов.
* * *
Слово прославленному гроссмейстеру: Мне выпало прожить большую и содержательную жизнь в «золотом веке» шахмат, когда древнее мудрое искусство богини Каиссы усилиями ее жрецов достигло расцвета и всеобщего признания. Именно в двадцатом столетии творческая мысль нескольких поколений шахматистов раскрыла глубинные тайны шахматной стратегии и дебютной теории и пробудила глобальный интерес к шахматам как фактору общечеловеческой культуры. Именно в двадцатом столетии впервые за всю многовековую историю была признана их высокая социальная значимость, особенно в нашей стране.
1925 год. 1-й международный турнир в Москве, где играли Капабланка, Ласкер и другие гроссмейстеры. Он вызвал вспышку глобального интереса к шахматам и нашел художественное отражение в нашумевшем фильме Пудовкина, метко названном «Шахматная горячка». В 30-е годы на широкую арену выплеснулась целая плеяда молодых мастеров во главе с Михаилом Ботвинником, и шахматы стали в Советском Союзе подлинно народной игрой. Собственно с того времени и начался «золотой век», в котором мне посчастливилось прожить насыщенные десятилетия.
Сегодня, оглядываясь на пройденный путь, с гордостью вспоминаю, как высоко ценились шахматы прежде, когда каждый крупный турнир становился значительным общественным событием, о котором ежедневно подробно сообщали газеты и радио, а ежегодные чемпионаты СССР собирали и звездный состав участников, и переполненные огромные залы хорошо понимающих шахматы зрителей; когда имена гроссмейстеров произносились с уважением, а на улице с ними почтительно здоровались незнакомые люди; когда каждый выезд сборной команды страны расценивался как крупная государственная акция, и успехами наших шахматистов гордилась вся страна; когда гроссмейстеры глубоко исследовали проблемы шахматной теории, и их именами назывались важнейшие дебютные системы; когда государство поддерживало шахматы и морально и материально, - не только обеспечивая условия для совершенствования таланта, но накануне отъезда в зарубежные командировки в прямом смысле одевало и обувало нас; когда вопросам шахматного престижа страны уделялось огромное внимание, а выступление под флагом Родины считалось высокой честью, поскольку наряду с балетом и цирком шахматы являлись самым значительным фактором нашей пропаганды; когда командировку на студенческий чемпионат мира в Англию Давиду Бронштейну и мне подписывал сам Сталин; когда популярность шахмат перешагнула границы СССР, постепенно охватив весь мир. Да, многое можно вспомнить из того, что ушло на удивление быстро и, по-видимому, уже навсегда...
Один эпизод тех лет.
1970 год, Белград, «Матч века». Сборная СССР против остального мира. Грандиозное событие взбудоражило любителей шахмат. Газеты писали: «Такого соревнования еще не было. Встретились крупнейшие шахматные мыслители мира. Даже спустя 50 лет будут говорить об этом матче: никогда в истории на сцене не собиралось 20 столь сильных гроссмейстеров, среди которых чемпион мира и пять экс-чемпионов!»
Игра проходила в зале Дома Профсоюзов, рассчитанном на 2000 мест. Надо ли говорить, что зал был переполнен! Более того, на фасаде здания были выставлены 10 демонстрационных досок, и тысячи болельщиков, заполнивших площадь, в дождь, под зонтами часами следили за ходом борьбы.
Именно 70-80 годы стали вершиной глобальной популярности шахмат, апофеозом их мирового признания. Это было время, когда на авансцену шахматного Олимпа взошел гениальный американец Роберт Фишер, стремительно разрушивший, казалось бы, прочно завоеванную Советским Союзом монополию владения шахматной короной. Его сенсационные победы над Таймановым (6:0), Ларсеном (6:0), Петросяном (6.5:2.5) и, наконец, над Спасским (12.5: 8.5) потрясли мир. Ликовала Америка, ликовали поклонники шахмат. Впервые в истории шахматный трон принадлежал американцу. Его популярность была столь огромной, что выстави Фишер тогда свою кандидатуру на пост президента США, он, пожалуй, имел бы шансы на успех.
И вдруг новая сенсация – внезапный и драматичный уход его с шахматной арены... Эра Фишера, взбудоражившая весь шахматный мир, оборвалась в апогее славы великого маэстро...
Расцвет шахматной популярности на этом не закончился. Сначала напряжение поддерживались противоборством Карпова с Корчным, а затем на авансцену мирового подиума поднялся молодой Каспаров и отважно бросил перчатку 12-у чемпиону мира. Разгорелась титаническая борьба, более пяти лет интриговавшая общественность. Это было столкновение ярких личностей с крайне противоположными характерами, темпераментом, политическими взглядами и мировоззрением. Сражения двух «великих К» привлекали всеобщее внимание. Казалось, ничто не поколеблет высокого статута шахмат – их значение в культурной жизни общества было неоспоримо. Да и ритм крупнейших шахматных событий – Олимпиад, циклов борьбы за звание чемпиона мира, гроссмейстерских турниров – не давал сбоев.
Но случилось невероятное...

(Продолжение следует)