Запретный плод сладок?

Подруга
№23 (476)

Статья «А я люблю женатого...», по всей видимости, вызвала интерес читателей обоего пола и разного семейного положения. Мы получили письма от незамужних и замужних женщин, от холостых и женатых мужчин. Объединяет авторов этих писем одно – все они были на каком-то этапе жизни увлечены чужими мужьями или женами.
Были письма и аналитические, и критические. Если авторы первых пытаются понять, что именно в современной Америке может потянуть человека к замужней женщине или женатому мужчине, то авторы вторых пытаются доказать, что такого рода романы в наше время и в нашей стране просто невозможны. «Конечно, и мужчины, и женщины изменяют своим супругам, - пишет, например, Николай К. из Лос-Анджелеса. – Но вот влюбиться в замужнюю даму или женатого мужчину, страдать, вздыхать, переживает - на такое никто уже не способен. Времена «Анны Карениной» или даже «Дамы с собачкой» давно прошли. Ни у кого нет ни времени, ни желания обременять себя такими страстями. Все заняты карьерой, все гоняются за длинным рублем, то бишь, долларом. Зачем вздыхать по недоступной замужней красавице, когда можно без труда найти другую – незамужнюю и доступную. Можно даже найти замужнюю и доступную. То же самое касается девушек. Зачем влюбляться в женатого мужчину, который на тебя внимания на обращает, если вокруг столько холостых, свободных, готовых пойти навстречу?»
Что ж, мы попытаемся ответить Николаю – с помощью наших же читателей, вернее, их писем. Так, Марина Т., психолог из Нью-Йорка, считает, что в женатых влюбляются девушки, имеющие так называемый father complex, то есть жаждущие встретить возлюбленного, который одновременно будет играть роль отца – зрелого, многоопытного, умудренного жизнью мужчины, который будет опекать, ограждать от всевозможных неприятностей, даже руководить и направлять в нужную сторону. По словам Марины, father complex может развиться у самых разных девушек – у тех, кто рос без отца, у тех, кто имел отца–неудачника или алкоголика, и, напротив, у тех, чьи отцы отличались сильным характером и сыграли определяющую роль в их жизни. «Девушка, воспитанная матерью-одиночкой всегда невольно ищет отца и защитника, - пишет Марина. – Девушка, стыдившаяся своего отца-неудачника, хочет, чтобы в ее жизни появился мужчина, радикально от него отличающийся. А девушка, чей отец – яркая, сильная личность, постоянно (и иногда тщетно) пытается найти его копию».
Михаил С. из Денвера утверждает, что некоторыми людьми, влюбляющимися в чужих супругов, движет поначалу спортивный интерес. Этим духовным преемникам (и преемницам) легендарного дона Хуана хочется взять чужое, отвоевать завоеванное другим (другой), их манит запретный плод. Потом, если они не встречают взаимности, их спортивный интерес перерастает в болезненную страсть, иногда даже одержимость. Но одержимы они скорее жаждой победы, чем влечением к определенному человеку. Такие люди с трудом мирятся с поражениями и делают все возможное, чтобы их избежать.
«У меня был однокурсник, который все время охотился за чужими женами и очень болезненно переживал, если получал от ворот поворот, - пишет Михаил. Кстати, отпор ему давали редко. Он был парень интересный, обаятельный, начитанный, умел красиво ухаживать и пользовался успехом у женщин. Если же какая-то из них не реагировала на его обаяние и маневры, он готов был ее сровнять с землей. Как он только не обзывал этих женщин – и фригидными дурами, и набивающими себе цену потаскушками - а все потому, что они, видите ли, не разомлели от его внешней и внутренней красоты. Я не мог понять, почему он так расстраивается – нельзя же обладать всеми женщинами без исключения...» Михаил порвал отношения со своим приятелем после вступления в брак, ибо тот, как и следовало ожидать, стал волочиться за его молодой женой.
По мнению Алены К. из Чикаго, увлечение чужим мужем или чужой женой нередко обусловлено... завистью. Люди, обделенные удачей, обычно завидуют успехам своих родственников, друзей, знакомых. А красивая, элегантная жена и видный, состоятельный муж – своего рода символы успеха. «Дом, машину, счет в банке, доходное место в престижной фирме – этого не отнимешь, а если попробуешь, можешь угодить за решетку, - пишет Алена. – А вот мужа или жену можно отнять, присвоить, за это общество не накажет, даже позавидует твоим талантам соблазнителя или соблазнительницы. Вот они и отнимают или, на худой конец, стараются отнять».
Алена рассказывает о своей родственнице Кире, девушке из небогатой семьи, которая стремилась подняться над своей средой. Ее родители, не сумевшие быстро «выбиться в люди», сдали позиции и, в отличие от большинства наших иммигрантов, даже своих детей не толкали к успеху и богатству. Мол, мы люди маленькие, достаточно того, что у нас есть крыша над головой, рабочие места и любовь друг к другу. Кира же как раз мечтала о сверкающих вершинах успеха. Поступив в колледж, старательно училась, по вечерам подрабатывала в бутике, чтобы частично оплачивать учебу.
Хозяйка бутика, молодая, симпатичная женщина (назовем ее Бэллой), благосклонно относилась к юной работнице, покровительствовала ей, давала советы, позволяла покупать одежду по льготной цене, а иногда просто дарила то, что Кире особенно шло. Девушка вроде бы была благодарна хозяйке, но в глубине души, видимо, завидовала ей. И эта зависть расцвела пышным цветом, когда Кира впервые увидела мужа Бэллы (назовем его Павлом). Нельзя сказать, что тот был воплощением процветания и очень хорош собой. Да, довольно высокого роста, неплохо сложен, достаточно правильные черты лица. Да, получил в Америке диплом бухгатлера, работал на довольно крупную и богатую фирму... Тем не менее Кире он показался очень красивым и преуспевающим. Слишком красивым и преуспевающим для Бэллы.
Как обычно бывает, зависть маскировалась под другие, более возвышенные эмоции (никто не хочет признаться себе, что испытывает такое, воистину незавидное чувство). Например, в... жалость к Павлу имеющему такую серенькую и средненькую, ничем не выделяющуюся жену. Или даже в мировую скорбь. Ну и, разумеется, в любовь.
Кира сравнивала себя с хозяйкой – не в пользу последней. «Я лучше – красивее, моложе, умнее. Я более сексапильна и более организованна. Я могу быть лучшей женой и лучшей любовницей. Я более образованна и могу стать лучшей матерью. Когда я закончу колледж, у меня будут обширные связи и я смогу оказать ему большую помощь». Потом возникали вопросы типа: «Почему ей, а не мне, встретился такой мужчина? Почему одним женщинам везет, а другим – нет? Почему жизнь так несправедлива? Почему одним все сваливается с небес, а другим приходится за все бороться?»
И Кира начала бороться. Задерживалась на работе допоздна – под предлогом того, что хочет помочь хозяйке, а на самом деле – чтобы чаще попадаться на глаза ее мужу. Делала ему комплименты, расспрашивала о делах в его фирме. Бэлла, по добродушию своему, ничего не замечала, иногда даже невольно помогала Кире – расхваливала ее при муже, а бывало, что и просила его подвести девушку домой. Павел подчинялся, сначала без особой охоты, но постепенно – все с большим и большим энтузиазмом. Однажды, когда он вез Киру домой, девушка решила перейти в решительную атаку. «Я вас люблю, чего же боле...»
К сожалению (вернее, к счастью), Кира поспешила, опередила события. Павел начинал всерьез ею интересоваться, но еще не был готов к интрижке за спиной у жены. А о том, чтобы оставить ее и связать себя с почти незнакомой девушкой, он и думать не думал. Напор Киры не воспламенил, а, напротив, испугал Павла. По-видимому, он сказал жене о том, что ее юная «подопечная» имеет на него виды. И вскоре Бэлла сообщила Кире, что в ее услугах больше не нуждается...
Конечно, Кира переживала, страдала, даже временно впала в депрессию. Потом пришла в себя, стала учиться с еще большим рвением. Но вот недавно, по словам Алены, снова влюбилась в женатого человека – мужа старшей сестры своей однокурсницы...
Интересна и история Дианы Э., которая полюбила своего женатого сотрудника Алексея – не из-за «комплекса отца», спортивного интереса или, тем более, зависти к его жене. Скорее, в результате сочувствия и сострадания к нему самому. А еще потому, что их судьбы были чем-то похожи. Диану муж бросил, увлекшись молодой нелегалкой, и она одна воспитывала двоих дочерей. Алексея жена не бросила, но и особой нежности к нему не проявляла. И уважения к нему не испытывала, постоянно подчеркивая, что он – неудачник и только из-за детей она продолжает жить с ним под одной крышей. Потом вступила в связь со своим состоятельным боссом. Алексей не разводился с ней – тоже из-за детей. Терпел и ждал, когда они подрастут, окрепнут психологически, смогут смириться с тем, что маму и папу ничего не связывает. А тут, рядом – Диана. Симпатичная, добрая, сочувствующая. И тоже неудачливая в любви, тоже покинутая спутником жизни.
«Встретились два одиночества». Между Дианой и Алексеем завязался роман. Сначала платонический – вместе ездили на работу и обратно, вместе ходили на ланч, беседовали обо всем и ни о чем. Потом Диана стала приглашать Алексея к себе домой, где они пили чай и смотрели телевизор, «сплавив» Дианиных девочек в их комнату. И после одного из таких чаепитий Алексей у нее остался... Прошло некоторое время, и они с женой подали на развод. Диана счастлива и с нетерпением ждет того дня, когда ее любимый, наконец, будет свободен и ничто им не помешает соединиться узами брака.
Как видим, любовь к чужим супругам не всегда обусловлена низменными побуждениями и не всегда приводит к нежелательным последствиям. Но, наверное, все-таки не стоит тянуться к запретному плоду, который кажется сладким, но на поверку может оказаться очень горьким.


Комментарии (Всего: 2)

Запретный плод сладок.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Запретный плод сладок.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *