мистер икс

Нью-Йорк
№21 (474)

На другую абстрактную скульптуру с тем же автографом, но созданную в 2003 году, я наткнулся нынешней зимой на West 4-й Street, в районе нью-йоркского университета, между улицами Mercer и Greene. Имя автора я “вычислил” еще до того, как увидел его выбитым на одной из сторон замысловато переплетенных овалов, сделанных из полированных полос нержавеющей стали. Названия композиции не было и здесь.
А в середине апреля я обнаружил еще три абстрактных скульптуры Артура Картера. Две из них стоят на углу First avenue и East 49 Street, недалеко от здания штаб-квартиры Организации Объединенных Наций. Эти скульптуры имеют относительно небольшие, я бы сказал, камерные размеры. По моему мнению, им лучше бы стоять не на улице, где они теряются на фоне соседнего небоскреба, а в вестибюле какого-нибудь крупного офисного здания.
В отличие от предыдущих произведений, как выяснилось, достаточно плодовитого автора, около этих имеются таблички с названиями. Одна из композиций, сваренная из стальных трубок квадратного сечения, согнутых в прямоугольники, называется «Psyche 2». В переводе с греческого это слово означает «душа, дух». На мой взгляд, «Душа № 2» у Артура Картера получилась какой-то негибкой, примитивно прямолинейной и в то же время скрюченной из-за непонятных недугов. Может, первая выглядит более привлекательной, но не видел, не знаю.
Вторая скульптура, покрытая темной, почти черной патиной, называется «Morph», - вероятно, от греческого слова morphe – форма. Это просто укрепленная на подставке плавно изогнутая металлическая полоса с расширениями внизу и вверху. Форма как форма, ничего экстравагантного.
Ну и, наконец, на соседнем блоке, на углу First avenue и East 48 Street, стоит еще одна скульптура этого же автора, которая называется «Largo», что в переводе с итальянского буквально означает «широко», а в музыке - «медленный темп». Не знаю уж, почему Картер решил дать такое название своему произведению, похожему на сросток кристаллов какой-нибудь окрашенной примесями в желтый цвет соли. Сравнить его с кристаллами горного хрусталя, на что оно больше всего по внешнему виду похоже, не отважусь, потому что уж как-то очень примитивно выглядит это творение, сооруженное из листов какого-то сплава меди - возможно, бронзы.
Обнаружив пять скульптурных произведений Артура Картера на улицах нашего не последнего в мире города, я поневоле заинтересовался, кто же это такой. Однако поначалу все мои попытки узнать что-либо об авторе абстрактных композиций потерпели полное фиаско. Ни на Интернете, ни в Центральной бруклинской библиотеке, где я перерыл уйму книг в поисках скульптора или художника по имени Артур Картер, я ничего не нашел. Настоящий мистер Икс. Наконец, после долгих поисков я обнаружил-таки небольшое эссе Хилтона Крамера – публициста, сотрудничающего в газете «The New York Observer», - в котором было написано несколько хвалебных строк, посвященных скульптуре, установленной на Park Avenue. Оттуда же я узнал, что называется она «Пара». Мне подумалось, что Картер, создавая свое произведение, вероятно, имел в виду семейную пару или, если говорить еще точнее, два символических обручальных кольца, которые невозможно разъединить, не сломав хотя бы одно из них.
Далее Крамер высказал мнение о том, что в большинстве работ Артура Картера присутствует постоянно меняющийся подвижный диалог между криволинейными и угловатыми геометрическими формами, дающий эффект не просто рисунка в пространстве, но знака или даже символа, парящего над землей. Возникает, по его мнению, некий «неразборчивый почерк в воздухе, стремящийся к монументальности».
От этого эссе потянулась ниточка, и в конце концов я узнал, что Артур Картер является владельцем и издателем еженедельника «The New York Observer», а Хилтон Крамер – один из постоянных сотрудников этой газеты.
В свое время Артур Картер получил степень бакалавра искусств по французской литературе в университете Брауна и степень мастера по управлению бизнесом в дартмутском колледже.
Определенно, в Дартмуте Картер учился не зря. Благодаря удачным инвестициям в недвижимость и муниципальные предприятия, он к 1991 году сколотил состояние в 200 миллионов долларов. Имея такие деньги, он смог позволить себе заняться тем, к чему всегда имел склонность: издательской деятельностью и художественным творчеством.
Одной из особенностей выходящей в свет с конца 1987 года еженедельной газеты «The New York Observer», делающей ее внешне заметной и отличающейся от других, является то, что она печатается на бумаге цвета свежей лососины. Может быть, бывший удачливый инвестор и нынешний издатель газеты Артур Картер привык видеть мир в розовом свете, и теперь предлагает своим подписчикам и читателям тоже смотреть на мир сквозь розовые очки. В этом есть определенный смысл, я бы сказал, намек на корпоративную общность, так как газета предназначена для наиболее богатых, влиятельных и образованных жителей города. До этого он уже был владельцем двух небольших газет, которые издавались за пределами Нью-Йорка и предназначались для состоятельных людей с высшим образованием.
Вторая страсть А.Картера - художественное творчество. У него было несколько персональных выставок скульптур, о которых всегда позитивно писал Хилтон Крамер. Правда, некоторые авторы, вроде Тайлора Грина, ехидно замечают, что иначе он писать и не может, ибо работает в газете, принадлежащей Картеру. В свою очередь, Крамер является любимчиком Картера. В общем, дело обычное и знакомое – рука руку моет. Или, как в басне И.А.Крылова, «Кукушка хвалит Петуха за то, что хвалит он Кукушку».
Но как бы то ни было, а скульптурная композиция Артура Картера «Пара» мне нравится. Да и сам он, безусловно, заслуживает уважения, как человек, обладающий талантами во многих, таких разных и сложных областях, как издательская деятельность, предпринимательство, финансы и художественное творчество.