Эдельштейн: ДемократизациЯ спасет мир...

Земля обетованная
№15 (468)

Юлий Эдельштейн вряд ли нуждается в особом представлении, однако тем из наших читателей, кто не знаком с этим человеком, приведу его краткую политическую биографию.
Бывший «узник Сиона», отсидевший три года в советских лагерях только за то, что преподавал иврит, после репатриации на историческую родину стал одним из лидеров созданной Натаном Щаранским партии «Исраэль ба-Алия». Он входил в состав нескольких правительств, возглавлял Министерство абсорбции в кабинете Беньямина Нетаниягу. В настоящее время является депутатом Кнессета в составе партии «Ликуд» (с которой объединилась «Исраэль ба-Алия»).
5 апреля г-н Эдельштейн, решительно выступающий вместе с Щаранским против планов Ариэля Шарона об «одностороннем отделении» (их активная кампания продолжается уже около года), ответил на вопросы представителей русскоязычных СМИ, собравшихся на пресс-конференцию израильского гостя в помещении Совета еврейских организаций Нью-Йорка (JCRC). Заметим, что Эдельштейн вовсе не случайно оказался в эти дни в Нью-Йорке – он приехал в Большое Яблоко, сопровождает Амнера Симони - мэра крупнейшего поселенческого блока в секторе Газа, Гуш-Катифа.
Целью их визита является попытка воздействовать на руководство американских еврейских организаций с тем, чтобы они поддержали противников намерений премьера. Опросы общественного мнения среди евреев США говорят о том, что большинство из них согласны с Шароном, а не с оппозицией.
Симони, направляясь в «столицу мира», знал, кого брать с собой. Ровно год назад Щаранский и Эдельштейн начали свою кампанию против эвакуации Гуш-Катифа, направив составленное ими письмо членам «Ликуда».
«Односторонний уход ЦАХАЛа из Гуш-Катифа в самый разгар ведущейся Израилем войны с террористами будет означать для них только одно - полную победу, безоговорочный успех. Это не только не ослабит террор, а поощрит его, станет сильнейшим стимулом для его продолжения и развития”, - отмечалось в этом письме.
В своем выступлении перед журналистами русскоязычных СМИ Эдельштейн не прибегнул к столь хлестким формулировкам. Террорист № 1 ушел из жизни, а его преемник Махмуд Аббас очень старается продемонстрировать всему миру, что является антиподом усопшему вдохновителю террора.
- Действительно, сейчас в Израиле напряженность несколько спала, в том числе и в районе Гуш-Катифа, - сказал гость. - Однако это вовсе не означает, что террористы отказались от борьбы против еврейского государства. Все это скорее напоминает затишье перед бурей.
Начнется ли новый «сезон ураганов» на «контролируемых территориях», предсказывать не берусь, однако очень бы хотелось, чтобы Юлий ошибался. Между тем, по его же собственным словам, бурю ждать приходится с другой стороны.
«Общественный протест против плана премьера может перерасти в уже самое ближайшее время в массовое народное недовольство, - предложил он собравшимся в конференц-зале журналистам свой прогноз. - Не могу сказать, хорошо это или плохо. У нас, израильтян, нет опыта организации кампаний неповиновения властям».
Но, может быть, это и к лучшему, что нет, подумалось мне. Зачем же раскачивать лодку? Особенно сейчас, когда экономическая ситуация в Израиле постепенно улучшается, явно выходит из кризиса туристический бизнес. Что выиграет страна, если вместо интифады политики, не согласные с курсом Шарона, втянут ее во внутреннюю усобицу или, не дай Бог, гражданскую войну?!
- Но каково отношение к «одностороннему отступлению» (Эдельштейн сразу же заметил, что именно такое словосочетание ему ближе) большинства израильтян? - последовал вопрос со стороны одного из присутствующих.
- Увы, большинство на стороне премьера, - честно признался Юлий. - Надо отдать должное Шарону и его команде - свою пиаровскую кампанию они провели умело. Не будем забывать, что наши отечественные СМИ в целом ориентированы влево - это определенно сыграло на руку премьеру. Если постоянно писать о том, что нация устала, что сколько же можно воевать и т.п., то такие зерна попадут на благодатную почву.
Я не цитирую дословно Эдельштейна, но думаю, что не исказил ход его мыслей.
- Ну, хорошо, - обратился я к экс-министру абсорбции. - Допустим, что план Шарона плох. Но что прикажете делать? Ждать, когда демографическая бомба взорвет Израиль изнутри? Ведь арабов становится все больше и больше. Ни левые, ни правые никогда не решатся присоединить сектор Газа, Иудею и Самарию к еврейскому государству. На массовую депортацию арабов никто из ваших политиков не пойдет. Нельзя же сидеть сложа руки - время ведь играет не на Израиль.
(Известный израильский политик Дан Мэридор как-то говорил, что более всего страшится проснуться утром и, включив телевизор, увидеть в ящике небритую физиономию «раиса», который заявит: все, борьба с Израилем закончена. Не нужно нам независимое государство, давайте жить мирно бок о бок. Мы согласны на малое – предоставление нам, палестинцам, гражданских и избирательных прав. Все равно нам друг от друга никуда не деться.)
- К сожалению, Михаил, ни у левых, ни у правых нет немедленного ответа вопрос «что делать?». Мы с Щаранским полагаем, что главное – это выбрать верное направление, двигаясь по которому, можно в конце концов прийти к решению арабо-израильского конфликта. Это направление – демократизация арабского мира. Еще не так давно над нами с Натаном смеялись: загнули вы, ребята! Демократизация! Да разве она возможна в окружающих Израиль государствах? Фантазии все это. Оказалось, что мы были правы. Над нами иронизировали, но кто смеется сегодня над президентом Бушем, выбравшим тот путь, на котором мы настаивали и продолжаем настаивать?
- А вы не боитесь, Юлий, - парировал я, - что демократизация может привести к обратным результатам - позволить прийти к власти в автономии тому же ХАМАСу? Ведь улица в арабских странах может поддержать исламистов, а не местных, так называемых, демократов. Вспомните, как жестко обошелся с ХАМАСом Арафат в 1996-2000 г.г. (накануне нынешней интифады), фактически загнав радикалов в подполье. Они ведь пикнуть не смели. Так, может быть, жесткий авторитарный лидер в арабском мире лучше демократа?
- То, о чем вы говорите, Михаил, действительно имело место. Однако, укрепив свою деспотическую власть, Арафат ничего не смог предложить палестинцам взамен. Их жизнь продолжала оставаться безрадостной. И тогда, чтобы ситуация не вышла из-под контроля, он прибегнул к своему излюбленному методу выхода из кризиса – террору против израильтян, свидетелями которого мы были все эти годы. Нет, Михаил, только демократизация Ближнего Востока способна положить конец природе существующих на Ближнем Востоке режимов, иного не дано.
Жаль, что пресс-конференция – это не дискуссия...
- Но что же все-таки произошло с Шароном? Почему лидер правого лагеря вдруг стал проводить курс на одностороннее отделение – идею левых сил? – задал вопрос гостю корреспондент телеканала RTN.
- Дело в том, что премьер – очень деятельный человек. Не в его натуре ждать, пока процесс эволюционирует в нужном направлении. Он посчитал, что способен добиться для Израиля улучшения стратегической обстановки, осуществив свой план «одностороннего отделения». Возможно, он бы добился большего понимания и среди членов «Ликуда», сделай ставку на убеждение, а не на силовое давление. Хотя я не член его кабинета, но он имел со мной недавно продолжительную беседу, пытаясь убедить в своей правоте. Встреча состоялась как раз накануне моей поездки в США. Однако я остался при своем мнении.
- Г-н Эдельштейн, какие, по-вашему, основные цели визита президента России Владимира Путина в Израиль? Возможен ли вариант свертывания демократии в России? – обратился к гостю директор JCRC по связям с русскоязычной общиной Михаил Немировский
- Ну, об этом лучше всего было бы спросить главу российского государства лично. Впрочем, Москва, наверное, хотела бы усилить свое присутствие на Ближнем Востоке, где она традиционно играет весьма активную роль. В свою очередь, Израиль надеется прояснить позицию Кремля по таким вопросам, как поставки оружия Сирии, строительство ядерного реактора в иранском городе Бушере.
Кроме того, не может не беспокоить и набирающая силу антисемитская волна, на что нашим лидерам следовало бы обратить внимание президента РФ. А то ведь как получается: если происходит антисемитская акция во Франции, Израиль реагирует очень болезненно, обвиняя во всех тяжких Жака Ширака. Но когда случаются подобные безобразия в России, нет почти никакой реакции или она едва заметна.
Что же касается угрозы демократии в России, то в этом отношении, я остаюсь оптимистом: уверен, что назад, в прошлое, дороги нет!