закон, Что дышло...

Факты. События. Комментарии
№14 (467)

Не знаю, слышали ли вы, господа, о специальных списках, в которые заносятся люди, подозреваемые в террористической деятельности. Если нет, то ответственно заявляю – есть такие и носят они название Gang and Terrorist Organization File. Очень нежелательно в них попасть (хотя ошибки, увы, постоянно обнаруживаются) - на борт самолета точно не пустят, да еще в кутузке продержат, пока не подтвердится ваше алиби.
Однако вот что интересно. Наличие данных списков и даже присутствие в них не являются серьезным препятствием для приобретения подозрительными субъектами огнестрельного оружия. По информации газеты USA Today, правительственные эксперты провели не так давно любопытное исследование. Оказалось, что в прошлом году несколько дюжин подозрительных персон, занесенных в Violent Gang and Terririst Organization File, спокойно, не напрягаясь, приобрели себе «стволы», из которых при желании можно уложить массу народа. При их-то подготовке и умении стрелять – раз плюнуть. Газета, правда, не уточняет, были ли господа из спецсписка по ошибке, причислены к лицам, не вызывающим доверия у правоохранительных органов, или действительно являлись злоумышленниками.
Но, по большому счету, так ли это важно? Интересно другое: почему такое в принципе стало возможно? Подозреваемые в связях с подрывными организациями свободно покупают огнестрельное оружие!
А все очень просто. До недавнего времени отказать в продаже пистолетов, автоматов и чего-то пострашнее можно было лишь в том случае, если при проверке биографических данных имярека выяснялось, что он совершил серьезное правонарушение (felony) или оказался в стране нелегально. Понятно, что Атта сотоварищи, будь у них желание, могли прибрести целый арсенал и наделать шуму, даже не поднявшись в воздух.
Закон в его нынешнем виде фактически не является серьезной преградой для посланцев Бен-Ладена и ему подобных. Если они приехали в США как туристы или студенты и не имели проблем с уголовным кодексом, воспрепятствовать попаданию в их руки орудий смерти очень трудно.
Неужели, предвижу вопрос обескураженного читателя, Конгресс не предпринимал попыток изменить закон, ведь в какое время живем?! Предпринимал, однако на пути реформаторов постоянно вставали непреодолимой стеной господа из «Национальной стрелковой ассоциации» (НСА). Не нужно новых законов, убеждают они законодателей, хватит тех, что уже есть.
Единственное, чего смогли добиться от Конгресса эфбээровцы, так это разрешения задерживать на короткий срок продажу оружия людям, занесенным в список подозреваемых в террористической деятельности. Однако если за отведенное время ничего компрометирующего накопать не удавалось, а среди подручных Бен-Ладена немало людей, не совершавших в прошлом уголовных преступлений, их оставляли в покое. Наша контрразведка, таким образом, умывает руки, впрочем, ничего другого ей и не остается. В середине марта директор ФБР Роберт Мюллер заявил, что закон в его нынешнем виде морально устарел и требует внесения поправок. Сколько времени на это потребуется, никто сказать не берется, даже всесильный глава ФБР. Причина все та же - жесткое «нет» изменениям в законе со стороны лоббистов НСА, влияние которых на Капитолийском холме – фактор существенный. Даже демократы в избирательной кампании прошлого года, грубо говоря, заткнули рты, как бы позабыв о своих инициативах в области ограничения распространения огнестрельного оружия. О республиканцах и говорить не приходится. «Великая старая партия» давно уже ходит в заложниках оружейного лобби, если точнее - с 1994 года, когда усилиям НСА республиканцы смогли отобрать у демократов более дюжины, если не больше, мест в Палате представителей. Такова была цена так называемой Республиканской революции Ньюта Гингрича.
Не хочу показаться злопыхателем в отношении нынешней администрации, хотя и в 2000 году, и в прошлом голосовал за соперников президента Буша, однако бездеятельность Белого дома в области контроля за распространением огнестрельного оружия просто поражает. Во многих штатах все еще не готовы специальные реестры, в которые должны быть занесены все подозрительные личности: от граждан, имеющих проблемы с психикой, и субъектов, открыто призывающих к насилию, до лиц, заподозренных в принадлежности к террористическим организациям. Чтобы довести это дело до ума, нужны деньги, а они, так сказать, – тю-тю: Белый дом принял решение значительно урезать гранты, которые предназначались для работы над «особыми списками» на местах.
Борьба с терроризмом на чужой территории и малой кровью не получается, требуя все больше и больше бюджетных средств. Однако это вовсе не означает, что к безопасности собственных граждан следует относиться спустя рукава. Оружие не должно попадать в руки террористов не только в Багдаде, Наджефе или Мосуле, но и в Нью-Йорке, Чикаго или Лос-Анджелесе. По крайней мере, в руки тех, кого ФБР уже занес в свой особый «файл»...