ЕС перенес переговоры с Хорватией

Факты. События. Комментарии
№13 (466)

16 марта в Брюсселе, согласно давно разработанному графику, должны были начаться переговоры между руководителями Евросоюза и Хорватии о вступлении этой страны в Сообщество. В принципе, хорваты являются наиболее «беспроблемными» кандидатами в ЕС: эта республика бывшей Югославии, благодаря серьезным вложениям в туристический и агропромышленный секторы, добилась за последние 10 лет весьма стабильного уровня экономики, управляется демократически избранным парламентом и правительством и давно уже не считается «горячей точкой». Тем не менее министры иностранных дел стран Европейского Союза заявили о том, что начало переговоров «переносится на неопределенный срок». Почему же?[!]
Официальным поводом для такой отсрочки стало обвинение хорватских властей в том, что они не желают сотрудничать с Международным трибуналом в Гааге: не предпринимают никаких мер, чтобы скорее отыскать и передать в руки Евросоюза генерала Анте Готовины – бывшего бойца французского Иностранного Легиона (он до сих пор формально сохраняет гражданство Франции), который обвиняется в массовых убийствах мирных сербов во время сербско-хорватской войны 1992 года. Правительство Санадера, взявшее курс на вступление в ЕС, прилагает все усилия к розыску и поимке военных преступников: стараниями хорватских властей восемь разыскивавшихся «полевых командиров» были переданы в Гаагу. Однако теперь все успехи руководства Хорватии на этом поприще могут быть сведены к нулю: Евросоюз поставил дату начала переговоров в зависимость от поимки и выдачи Готовины. Следует заметить – не единогласно: министры иностранных дел Австрии, Словакии, Словении и Венгрии высказались против такого решения, однако главы внешнеполитических ведомств других стран-членов ЕС, и в первую очередь ФРГ и Франции, решили проявить твердость. «Как мы можем позже вести переговоры с Боснией и Герцеговиной, Сербией, Турцией, если позволим Хорватии вступить в ЕС, не выполнившей поставленных условий?» - риторически вопрошал министр иностранных дел Германии Йошка Фишер.
В принципе, стоило бы порадоваться за европейских политиков, проявляющих столь редкие в последнее время единодушие и принципиальность. Увы, эти замечательные качества частенько проявляются весьма не к месту: скажем, когда правящая партийная коалиция Австрии не понравилась левоориентированному руководству ЕС, австрийцам пришлось выслушать немало едких высказываний в свой адрес. Однако в данном случае можно предположить, что действительная, а не мнимая подоплека действий Евросоюза заключается вовсе не в желании во что бы то ни стало найти и покарать злополучного генерала Готовину. Следует лишь вспомнить, какие именно страны являются ближайшими кандидатами на вступление в ЕС: Болгария, Румыния, Хорватия и Турция. Из этого списка особых проблем во взаимопонимании с Евросоюзом не наблюдается лишь у Болгарии. Переговоры с Румынией, которые должны были начаться еще в прошлом году, отложили, так как эта страна не выполнила требований ЕС и не привела в действие жесткую систему законодательных реформ, направленную на либерализацию румынской экономики. Хорватам «настоятельно рекомендовали» бросить все и гоняться за генералом-преступником, а Турция... ну, клубок проблем, связанных с этой страной, является темой для отдельного разговора.
Многие институты изучения общественного мнения, опираясь на проведенные ими исследования, утверждают, что ценность членства в ЕС в глазах европейцев весьма ощутимо снизилась за прошедший год. Причиной тому – массовое вступление в Сообщество стран Восточной Европы: некоторые из них, по мнению «старых» европейцев, были попросту не готовы к такому шагу по причинам экономического либо политического характера. По сути, из десятка «новичков», согласно опросам общественного мнения, ко вступлению в ЕС были готовы только Кипр, Мальта, Чехия и Словения. Тем не менее мягко сформулированные копенгагенские критерии приема позволили стать полноправными членами Евросоюза и другим шести странам.
Этот прецедент привел к тому, что руководители многих стран, ранее и не помышлявшие о вступлении в ЕС, вдруг один за другим стали делать заявления о своей приверженности европейскому пути, а в Грузии и Украине под лозунгами вступления в Евросоюз даже прошли знаменитые «революция роз» и «оранжевая революция». Курьезными можно считать заявления о намерении вступить в ЕС руководителей... Марокко и Палестинской автономии. Со стороны можно даже подумать, что вступить в Евросоюз становится не сложнее, чем пойти в кино. Нельзя утверждать наверняка, однако столь неожиданно жесткая позиция ЕС по отношении к Хорватии может быть обусловлена стремлением восстановить пошатнувшийся престиж членского билета «европейского клуба». В конце концов, массовое членство в нем грозит не только тяжелейшими структурными проблемами (вплоть до полного распада), но и полной потерей политической ориентации.
Так что, похоже, не будь на свете хорватского военного преступника генерала Анте Готовины, министрам иностранных дел Евросоюза пришлось бы его придумать. Дело в том, что правительство Хорватии неоднократно заверяло как ЕС, так и Международный трибунал в Гааге в том, что оно попросту не в состоянии сделать больше, чем уже сделало – по данным Интерпола, беглый генерал давно уже «отчалил» и не пребывает на территории ни одного из государств бывшей Югославии. А значит, переговоры о вступлении Хорватии в Евросоюз переносятся на срок, известный как «после дождичка в четверг».