«РеволюциЯ кедра»: Вместо Сирии «Хезболла»?

Факты. События. Комментарии
№11 (464)

Сразу признаюсь, что я не отношусь к тем политологам и журналистам, которые поспешили назвать события в Ливане «народной революцией», но при этом не собираюсь отрицать факт массовых выступлений в Бейруте и других городах, прокатившихся по этой ближневосточной стране сразу же после гибели ее экс-премьера Рафика Харири. Однако видеть во всем происходящем стихийный протест возмущенных масс решительно отказываюсь. Революции, если это действительно революции, а не бунты, не происходят в одночасье, их кто-то обязательно готовит. И кто-то выводит людей на улицы.
Мне очень не хочется выступать адвокатом Башара Асада, однако с ним нельзя не согласиться: смерть Харири была ему очень некстати.
«Самый важный вопрос – кто выиграл от этого убийства? - цитирует Асада консервативная «Нью-Йорк пост». - Моя страна? Нет, это не так. Сирия больше всех проиграла от теракта. Безусловно, гибель Харири - огромная потеря для Ливана. Но мы проиграли больше всех».
Действительно, для Асада было очень важно как можно дольше сохранять статус-кво, не давать событиям выйти из-под контроля. Чтобы заставить Сирию выполнить резолюцию ООН и вывести свои войска из Ливана требовалось нечто экстраординарное. Ливанская «революция» оказалась весьма кстати.
«Около дюжины арабских стран уже провели выборы, хоть и не такие свободные, как в Ираке, - пишет в «Нью-Йорк пост», в своей авторской колонке в рубрике Postоpinion Амир Тахири. - Даже Саудовская Аравия, самая консервативная из всех арабских государств, согласилась на проведение реформ, впервые назначила 36 женщин на дипломатические посты. И только два деспотических режима продолжают отказываться от демократизации: Сирия и Иран. Революция в Ливане должна привести в действие те механизмы, которые будут способствовать изменениям в Сирии». Откровеннее не скажешь.
В своей статье Тахири, журналист очень информированный, всецело поддерживающий внешнеполитический курс нынешней вашингтонской администрации, указывает на одну очень важную деталь, позволяющую лучше понять суть ливанских событий: «Больше года назад Конгресс принял документ Syria Accauntability and Lebanon Sovereignty (Restoration) Act - (SALSA), который фактически дал зеленый свет Белому дому действовать в направлении кардинального изменения ситуации на Ближнем Востоке. Со сложившимся статусом-кво следовало покончить».
В этой связи следует вспомнить еще об одном документе, принятом позднее – в феврале 2004 года. Я имею в виду Middle East Partnership Initiative (MEPI) - своеобразную программу действий нынешней администрации, в которой шла речь о подталкивании процессов демократизации арабских стран, находящихся под властью авторитарных режимов. С основными положениями MEPI президент Буш познакомил коллег по «восьмерке» (семь индустриально развитых стран плюс Россия) на Си-Айленде (штат Джорджия). В этом документе хозяин Белого дома фактически потребовал от арабских стран немедленно приступить к реформированию социально-экономических порядков в своей стране. Тем, кто проявит понимание, Буш пообещал щедрую экономическую помощь, а также содействие для вступления во Всемирную торговую организацию. Что ожидает тех, кто не согласится, можно было легко догадаться.
Между тем планы ускоренной демократизации Ближнего Востока могли привести к совершенно обратным результатам. Свержение Саддама Хусейна, с одной стороны, было благом, однако, с другой стороны, развязало руки экстремистам, позволило поднять голову исламским фундаменталистам, загнанным диктатором в подполье или отправленным в изгнание. Зато теперь, когда Саддам находится в тюрьме в ожидании суда, вероятность постепенного превращения Ирака в исламское государство, наподобие Ирана, достаточно велика, если учесть, кто победил на прошедших в январе выборах.
«Революционные» события в Ливане, как опасаются политологи, могут поставить страну на грань новой гражданской войны. Это стало очевидным после того, как на улицы Бейрута, по призыву «Хезболлы» и лично ее лидера шейха Хасана Насруллы вышло более полумиллиона человек, выразивших свою поддержку Сирии и ее президенту. Демонстранты несли антиамериканские плакаты и транспаранты, выкрикивая проклятия в адрес США и Израиля. Подойдя к миссии ООН, митингующие потребовали отмены Резолюции 1559, предусматривающей вывод сирийских войск из Ливана и разоружение «Хезболлы». «Ливан и Сирия - братья навек!» - скандировали тысячи людей. Если учесть, что в самой крупной антисирийской демонстрации участвовало всего 70 тысяч человек, можно представить себе нынешний расклад сил.
Напомню, что под ружьем у шейха Насруллы находится 25 тысяч хорошо вооруженных бойцов, многие из которых участвовали в боевых действиях против израильских войск. На его стороне сотни тысяч шиитов, готовых поддержать своих единоверцев (шииты – самая многочисленная группа населения, всего их проживает в Ливане 1,2 млн. человек). Под контролем «Хезболлы» сегодня находится весь юг страны, а в парламенте партию представляют 13 депутатов. Нет никаких сомнений в том, что фракция радикальных исламистов, если в мае состоятся-таки новые выборы, увеличится, причем значительно.
Очевидно, что даже если «Хезболла» и не завоюет большинство в парламенте, противостоящие ей антисирийские силы не смогут, даже если победят, нормально управлять страной. В результате страна может вновь скатиться в хаос и анархию с логичным финалом – новой гражданской войной.
К сожалению, стремление как можно быстрее осуществить демократизацию Ближнего Востока, без учета объективных реальностей, грозит дестабилизировать весь регион. Многие арабские эксперты предупреждают, что «улица» в их странах настроена откровенно антиамерикански и антиизраильски. Либерализация режимов способна привести не к демократии, а к резкому усилению исламистов, которые уже почти полвека ведут борьбу со светскими режимами в своих странах. Чем заканчиваются скороспелые «демократизации», мы уже смогли убедиться на примере Алжира и Турции: в первом случае все закончилось кровавой баней и военной диктатурой, во втором - обошлось, к счастью, без жертв, однако турецкая армия вынуждена была взять ситуацию под свой контроль, показав, кто в доме хозяин.
Ссылки на «демократизацию» Афганистана и Ирака, на мой взгляд, просто несостоятельны: власть президента Хамида Корзая не распространяется дальше Кабула, как во времена советских ставленников Кармаля и Наджибуллы; что же касается Ирака, говорить о торжестве народовластия можно, лишь нацепив на глаза огромные розовые очки.