Насилие во имя мира

Литературная гостиная
№15 (311)

Период «мирного процесса» (1993-2001 годы) сопровождался, как это не покажется странным, серьезным ослаблением позиций основной фракции ООП – «Фатха», во главе которой находился, как известно, лидер Палестинской автономии Ясир Арафат.
Власть многих развращает, не стала исключением и администрация «раиса», которую его же подданные обвиняли в жуткой коррупции, казнокрадстве, нарушении прав человека.[!]
Увы, так оно и было на самом деле. Арафат и его ближайшее окружение действительно мало думали о «простых палестинцах», уступив заботу о «народе» исламистам ХАМАСа. Последний, как и ливанская «Хезболла», умело совмещал вооруженную борьбу с активной социальной политикой, открывая школы и медпункты, благо деньги на эти цели, поступающие из Ирана, Саудовской Аравии, ОАЭ, тратились по назначению, а не шли в собственный карман ее лидеров. Хватало и на закупку оружия.
Интифада, начавшаяся в сентябре 2001 года, выявила, что несмотря на обвинения со стороны израильтян в адрес Арафата, мол, он, и только он, заварил кровавую кашу, его организация – «Фатх» явно уступала влияние на палестинское общество исламистам. Именно на счету ХАМАСа осенью 2001 года было большинство убитых израильтян – более 100 человек, боевики же вооруженного крыла «Фатха» несли ответственность за гибель вдвое меньшего числа граждан еврейского государства. Авторитет же завоевывался на крови врага…
Однако с начала нового, 2002 года ситуация стала меняться. Без учета жертв последнего уик-энда большинство израильтян пало от рук боевиков милиции «Фатха» - организации «Танзим», а также считающейся, на сегодняшний день, крупнейшей вооруженной группой, подчиненной «Фатху», – «Мученики интифады Аль-Акса». Ими было убито 57 израильтян, против 27 убитых хамасовцами.

Почему это произошло, почему активность вооруженных подразделений «Фатх» возросла в несколько раз, объясняет, правда, очень своеобразно, командующий «Танзим» и по совместительству генсек «Фатха» на Западном берегу Мерван Баргути в интервью газете «Нью-Йорк таймс».
«Наша борьба – это ответ на насилие со стороны Израиля…Но это насилие во имя мира…».
Не правда ли парадоксальный, мягко говоря, тезис. Путь к миру через трупы невинных людей. Но послушаем дальше начальника «милиции».
«Мы просто вынуждены усилить нашу активность, чтобы выбить козыри из рук лидеров ХАМАСа, - объясняет свою позицию Баргути. - Мы, «Фатх», можем, в конце концов, заключить мир с Израилем, исламисты же никогда. Мы просто обязаны восстановить авторитет нашей организации, но этого никак не сделать без наращивания вооруженной борьбы с Израилем. Если нам удастся добиться окончания оккупации арабских земель, заставив ЦАХАЛ уйти с Западного берега и Газы, мы, я вас уверяю, сможем спасти мирный процесс».
Вот такое объяснение нынешней эскалации террора со стороны лидера «Танзим», которого считают в Израиле одним из вероятных наследников Ясира Арафата, представителем партии «умеренных экстремистов».
Ситуация с Баргути вообще-то не укладывается в нормальную логику.
Израильским судом лидер милиционеров, которого обвиняют в отдаче приказов, приведших к убийству более 120 израильтян, объявлен в розыск. Но, как отмечалось в статье А.Поланда «Звезда, взошедшая на крови», израильские спецслужбы устранять этого человека не намерены.
«Мне очень жаль слышать из уст этого человека призывы к вооруженной борьбе и убийству израильтян, я просто становлюсь больным от таких слов, - говорит министр юстиции в кабинете Ариэля Шарона, его однопартиец, Мэир Шетрит. - Несколько лет назад мы встречались с Баргути в Риме, в одном из отелей «вечного города». Проговорили до 4 часов утра. Я считал его своим другом, а теперь…».
А теперь «друг» оказался вдруг…
«Совестью палестинской революции, совестью «Фатха», - заявил не так давно один из высших офицеров «Бригады мучеников Аль-Акса» Насер Бадави.
«Совесть Фатха» на предложение воспользоваться былой дружбой с Шетритом и переговорить на предмет мира, а не войны, заметил: «Это ни к чему, ведь Мэир не пользуется никаким влиянием в кабинете Шарона».
Баргутти постоянно повторяет, что прекратить вооруженное сопротивление он согласится лишь тогда, когда в Иерусалиме дадут принципиальное согласие на отказ от Западного берега и сектора Газа. «У нас нет иного выхода, - настаивает он. - Мы, в «Фатхе», не призываем к уничтожению Израиля как хамасовцы. Но мы должны в нынешних условиях ежедневно доказывать, что идем в авангарде, что мы – №1 в палестинском сопротивлении, а не исламисты. Только таким образом можно спасти то, что называется «мирным процессом».

Но говорит ли Баргути, выражая собственные мысли, или за его спиной маячит фигура самого «раиса»?
По мнению израильских военных, влияние Арафата на активизацию «Танзим» и «Бригады мучеников Аль-Акса» не вызывает сомнений. Они считают, что глава Палестинской автономии и генсек его организации на Западном берегу координируют свои шаги, приняв решение пойти на усиление террора, устранив ХАМАС и «Исламский джихад», как соперников в борьбе за влияние на массы.
Если это так, то несет ли Арафат ответственность за действия другой боевой группы – «Бригады мучеников Аль-Акса»?
Прямой ответ на этот вопрос получить трудно, хотя многое нам кажется очевидным.
Так лидер «мучеников» Маслама Табет заявляет постоянно, что его «бригада» – составная часть «Фатха», его вооруженное крыло.
«Мы получаем инструкции от руководства организации, наш командир – сам Ясир Арафат!»
В то же время пресс-секретарь «раиса» Набил Рудейне в интервью корреспонденту газеты USA Today Мэтью Калману заверил журналиста, что никогда не слышал имени Табет, как и его патрон, глава ПА.
Что же, может быть, г-н Рудейне, один из ближайших сотрудников Арафата, действительно ничего не знает о главарях «мучеников». А вот его коллега, еще один приближенный «раиса», и тоже пресс-секретарь, но уже по связям с зарубежными средствами массовой информации, Мохаммед Одван, не столь застенчив. Во время одной из встреч с журналистами он признал, что «Бригада мучеников» относится очень лояльно к господину Арафату, признавая его лидерство.
«Акции этой организации – не террор, это борьба за независимость, - заявил без тени смущения Одван, - они приближают конец оккупации и освобождение наших земель, занятых Израилем в 1967 году».
Очень удобная позиция, на которую многое можно списать. Тем паче, что эта риторика работает (Взять хотя бы голосование в ООН в прошлый уик-энд, когда даже американский посланник впервые за много лет не воздержался, а проголосовал с другими членами Совета Безопасности за резолюцию, призывающую Израиль вывести свои войска. – М.Т.). Но одно ясно – Арафат такие действия поощряет, что и подтверждают откровения его пресс-секретаря.
Впрочем, «раис» и Рудейне продолжают настаивать, что никакого отношения к «мученикам» не имеют. Прямого, заметим.
Израильские спецслужбы, и это важно отметить, не настаивают, что лично Арафат отдавал приказы бойцам Баргути и Табета. Но его постоянные призывы на арабском языке к священной войне за освобождение «оккупированных земель» косвенно поощряли действия подчиненных ему вооруженных формирований.
«Он не приказывает, приказывают другие, – говорит полковник запаса, а ныне директор иерусалимского отделения «Американского еврейского комитета» Эран Лерман, - но именно глава ПА подстрекает толпу к маршу на Иерусалим, именно он снабжает своих боевиков деньгами. Лидеры «Танзим» - частые гости в его резиденции…».
Я думаю, вопрос с Арафатом ясен. Сегодня политические лидеры ПА откровенно блокировались со своими полевыми командирами с ясно выраженной целью – форсировать «мирный процесс» по своему собственному, кровавому сценарию. Они рискуют, блефуют, надеясь, что большинство козырей в их руках: международное общественное мнение, проарабская позиция, которой придерживаются в Европе и в ООН, перспективные планы Вашингтона в ближневосточном регионе (среди них – отстранение от власти Саддама Хусейна), на пути которых стоит затянувшийся израильско-палестинский конфликт. Могут ли они сорвать банк? Могут, несмотря на всю мощь израильской армии.
Что же делать в этой ситуации, когда избавиться от палестинцев путем их массовой депортации ни практически, ни теоретически невозможно? Продолжать кровавую пляску смерти, действуя по принципу: око за око? Можно и так, только мы очень скоро перестанем вообще обращать внимание на гибель людей с обеих сторон. Месть, ничего кроме мести…
И все-таки, что же делать?
Я не вправе давать советы израильтянам и их лидерам. Но высказать свои соображения имею право.
Идея трансфера – бесполезная фантазия. Куда выселять палестинцев? В Ливан? Их там и так уже с лихвой, и местные жители ждут не дождутся, когда они отправятся домой. Может быть, в пески Синая? Блажь. Тогда в Иорданию? Но в этом случае Абдулла II, здесь не нужно быть провидцем, немедленно потеряет власть, а его страна захлебнется в крови от неминуемой гражданской войны.
Выход – в разделе. Мы – здесь, они – там. Иного не дано. Да, это жертва, массовая жертва в лице 200 тысяч поселенцев. Но без нее террор не остановить.
«Одностороннее отделение – это сегодня единственная возможность остановить террористов. Да, такое самоотделение потребует ряда уступок. Да, уступки тяжелы, уступки болезненны, но без них мир в регионе не воцарится. Лучше услышать по радио сообщение о том, что израильские пограничники пресекли попытку террористов проникнуть на территорию Израиля, чем сообщение о том, что в отеле Нетании совершен крупный теракт, жертвы исчисляются десятками…».
Я процитировал слова депутата Кнессета от «Аводы» Софы Ландвер, которые прозвучали в интервью журналисту «НРС» Михаилу Эдичу несколько дней назад. Процитировал их не зря, так как именно в них, по моему мнению, ключ к решению проблемы. Оба народа должны разделиться. И было бы лучше, если бы на линии раздела встали на год, два, пять, десять лет миротворцы НАТО, ибо ООН здесь бесполезна. И стояли бы до тех пор, пока израильтяне и палестинцы смогли примириться с мыслью, что большего, чем они имеют, им иметь не позволят. Вы - там, мы – здесь. Точка.
Это будет «холодный мир». Но он, повторим банальную, но жизненную сентенцию, лучше доброй ссоры. Если этого не случится, «добрая ссора» заведет нас в такие дебри, из которых мы будем выбираться через холод ядерной зимы.
Первая мировая война началась, вспомним, почти с пустяка…