Во всем прогресс, кроме зарплаты

Из штата в штат
№14 (310)

По данным переписи населения – 2000, в США проживало 143,4 млн. личностей женского пола и 138,1 млн. - мужского.
В возрастной группе от 25 до 34 лет мужчины численно превосходят женщин, начиная же с возрастной группы 35-44 года, ситуация начинает меняться в пользу «слабого пола», а в категории от 85 лет и старше количество женщин вдвое превышает мужское население страны. В 245 городах, с населением свыше 100 тысяч человек, в 201 - женщин проживает больше, чем мужчин.
Данные последней переписи свидетельствуют – по многим показателям «слабый пол» либо уже догнал, либо перегнал «сильный». Вот только добиться равенства в оплате труда американским женщинам пока не удалось, более того, в последние годы ситуация для них даже ухудшилась. [!]

Образование

Диплом о среднем образовании имеет сегодня около 84 процентов женщин в возрасте 25 лет и старше. У мужчин этот показатель примерно такой же.
Хотя мужчин, закончивших колледж или университет, в целом пока еще больше, женщины их стремительно догоняют: первых – 28 процентов, вторых уже 24 процента.
Складывающаяся тенденция красноречиво свидетельствует в пользу «слабого пола». Можно предугадать, что скорее всего, женщины уже довольно скоро количественно обойдут мужчин по показателю высшего образования. Мы легко убедимся в этом, если посмотрим на ситуацию, складывающуюся в младших возрастных группах. На сегодняшний день среди женщин в возрасте 25-29 лет четырехлетний колледж (степень бакалавра) закончило 30 процентов, среди мужчин - 28 процентов. Если принять во внимание предупреждения экспертов в области высшего образования о заметном, оттоке юношей-абитуриентов из колледжей и университетов (56 процентов американских студентов - женщины), очевидно, что «слабый пол» в ближайшие годы по числу подготовленных специалистов и профессионалов уже обгонит мужской. Все это будет иметь самые серьезные социальные последствия, ведь именно специалисты высокой квалификации станут самыми высокооплачиваемыми работниками, получая зарплату вдвое и даже втрое выше остальных. Все это обязательно скажется и на их положении в семье, где роль основного добытчика может перейти от мужчины к женщине. Сценарий очень даже вероятный.

Заработная плата

Согласно последней переписи, средний заработок американки, работающей полный рабочий день, составил 27.355 долларов в год (ситуация на декабрь 2000 года).
Однако изучение вопроса о вознаграждении за труд выявило, что диспропорция в оплате труда мужчин и женщин, выполняющих одну и ту же работу, продолжает существовать. Последние получали 73 процента от заработка первых, даже если их опыт и квалификация были одинаковыми. В 1976-м этот показатель равнялся 74 процентам.
Важно отметить, что неравенство в оплате труда наблюдается и среди профессионалов. Например, между мужчинами и женщинами, занимающими должности менеджеров.
Как отмечает экономический обозреватель газеты «Нью-Йорк таймс» Джефри Сеглин, такое положение нас удивлять не должно, другое дело, что в последние десятилетия разрыв в оплате менеджеров разного пола пусть и медленно, но сокращался. И вдруг – движение в обратном направлении. Причем, как информирует нас следственный отдел Конгресса – General Accounting Office (GAO), эта тенденция проявила себя в 7 из 10 отраслей, которые были предметом изучения экспертов из GAO (исследование проводилось с 1995 по 2000 год). Как оказалось, хуже всего обстоят дела в сфере развлечений, туристического бизнеса и других, связанных с ними бизнесов: здесь женщины – менеджеры получают сегодня всего 62 цента на каждый заработанный мужчинами доллар. А ведь в 1995-м они зарабатывали 83 цента. Только в сфере образования, где процент женщин всегда был очень высоким, они близко приблизились к зарплате мужчин, получая теперь 91 цент против 86 в 1995 году.
Данные, предоставленные GAO, практически совпали с цифрами другого исследования по этому же вопросу, проведенного, расположенным в Вашингтоне Women’s Research and Education Institute.
Этична ли такая ситуация, не является ли она ярко выраженной дискриминацией на рабочем месте? Лично я согласен с теми, кто называет вещи своими именами, – да, это есть не что иное, как сознательное нарушение прав работающих женщин.
Мне и тем экспертам, с которыми я выражаю согласие, могут возразить, мол, не ищете ли вы, господа, черного кота в темной комнате, намекая на дискриминацию? А может быть, дело совсем в ином?
«У многих критиков нынешней ситуации с оплатой труда мужчин и женщин ответ находится легко, дискриминация - и все тут, - говорит Элизабет Оуэнс, сама работающая менеджером (ее должность – government affairs manager) при Society for Human Resources Management. - Но может быть все дело в индивидуальных особенностях? Должность-то одна и та же, а если женщина, например, выбирает себе специальный рабочий график, чтобы уделять больше времени семье?»
Что же, такое вполне может быть, дети, муж, заботы, почему бы не согласиться на неполную рабочую неделю, если есть такая возможность? Но подобные случаи скорее исключение из правил, а в целом разница в оплате труда – сознательный акт начальства.
«Увы, но изучение данного вопроса говорит не в пользу критиков «теории дискриминации», - отмечает в «Нью-Йорк таймс» Джаред Бернстейн, старший научный сотрудник Economic Policy Institute, - на самом деле эта проблема существует, и она очень серьезно нас беспокоит. Мы действительно сталкиваемся с ситуацией несправедливой оценки женского труда. В частности, труда женщин-менеджеров».
Положение, что и говорить, явно ненормальное. Ну, посудите сами. Число женщин с высшим образованием стабильно растет, доля женщин в балансе рабочей силы увеличивается из года в год, среди женщин меньше, чем среди мужчин, т.н. «летунов», они более верны своему предприятию. И при всем при этом их труд оценивается ниже.
«Нашим бизнесменам должно быть очень стыдно за их отношение к слабому полу», - возмущается мой коллега Сеглин.
Вы, правы, коллега…
Как бы там ни было, прогресс прироста семейного дохода (период с 1999 по 2000 год) достигнут только среди семей, возглавляемых работающими женщинами (сюда не включены матери-одиночки, получающие вэлфер), не имеющими мужа – он вырос на 4 процента и составил в среднем 28.116 долларов в год. Отрадно, что количество бедных семей, возглавляемых незамужними или разведенными работающими женщинами, сократилось с 3,5 млн. в 1991 г. до 3,1 млн. в 2000-м.

Рынок труда

По данным на 2000 год, работающих женщин (от 16 лет и старше) в нашей стране было немногим более 61 процента. Для сравнения: мужчин – 74 процента.
59 процентов женщин работало полный рабочий день, в 1999 году – 57 процентов. Эти цифры еще раз подтверждают необоснованность ссылок на более низкую оплату труда слабого пола из-за того, что многие женщины, мол, работают по «особому графику».
Большинство женщин, 72 процента, трудятся: клерками – 24 процента; в областях, требующих специальной, профессиональной подготовки, – 18 процентов, в сфере обслуживания – 16, администраторами и менеджерами – 14 процентов.
Бизнес - «вумэн»

По самым последним данным, имеющимся в распоряжении Бюро по переписи населения (1997 год), владельцами собственного бизнеса являются в США 5,4 млн. женщин, а на их предприятиях работает 7,1 млн. рабочих и служащих. Большинство предприятий, владельцами которых являются женщины, расположены в четырех штатах: Калифорнии, Нью-Йорке, Техасе и Флориде.
Доход 99 тысяч компаний, принадлежащих женщинам, составил более 1 млн. долларов.

Семейное положение

Средний возраст вступающей впервые в брак американки составляет немногим более 25 лет. В 1970 году – 20 лет с хвостиком.
В 2000 году примерно 52 процента жительниц США состояли в браке, в 1970 г. их было больше – 60 процентов.
Тридцать лет назад 22 процента женщин ни разу не были замужем, в 2000-м таковых уже было 25 процентов.
Значительно возросло число молодых женщин (возраст 20-24 года), не вступавших в брак: с 36 процентов в 1970 до нынешних 73 процентов; этот показатель среди 30-34-летних составляет соответственно 6 и 22 процента.
А вот количество разведенных женщин увеличилось больше чем вдвое: с 6 процентов в 1970 году до 13 в 2000-м.
15 процентов замужних женщин зарабатывали как минимум на 5 тысяч долларов больше, чем их мужья.
В случае с сожителями («бойфренд»-«гелфренд») этот показатель в пользу женщин составил уже 22 процента.
У 21 процента жен образовательный уровень был выше, чем у их супругов; если же мы возьмем сожителей, то цифра эта увеличится до 28 процентов
В 2000 году количество матерей-одиночек составляло 10 млн. человек, более чем трехкратное увеличение за 30 лет.




Гудбай, «вавилонские» башни...


Катастрофа 11 сентября, разрушение Всемирного торгового центра, серьезно повлияла на градостроительные проекты в нашей стране. В ближайшие годы, а возможно даже и в отдаленной перспективе, стоэтажные башни возводиться не будут.
«Если вы сделаете такой прогноз, то наверняка не попадете пальцем в небо, а в самую точку, - говорит архитектор из Сан-Франциско Хеллер Манус, - на подобное строительство теперь вряд ли кто-то решится».
Хотя в США в последние годы и не строились современные Вавилонские башни, проекты новых супернебоскребов разрабатывались. Например, в Чикаго должно было начаться возведение самой большой в мире высотки в 120 этажей – Trump Tower. Но теперь, по понятным причинам, число этажей не превысит 78, а значит здание займет лишь 4-е место среди небоскребов города.
Существует много планов строительства нового комплекса зданий на месте того, что еще полгода назад было Всемирным торговым центром. Что можно сказать вполне определенно – новых 110-этажных зданий здесь не предвидится. В лучшем случае - два здания по 50 этажей.
Страх перед терактами в будущем? Трудно сказать, страх ли это, но фобия перед башнями, уходящими в небо, имеется. В прошлом месяце, отмечает газета «Крисчен сайнс монитор», около 15 процентов помещений в здании Empire State Building. И это притом, что арендная плата была существенно снижена: с 40 долларов за square foot до 25.
Дело, конечно, не только в страхе, строительные фирмы не могут не учитывать и возможно более строгие правила-стандарты к возведению небоскребов, которые, скорее всего, будут приняты Конгрессом. На этом настаивают официальные лица, проводившие расследование трагедии. Если инструкции и требования станут более жесткими, новых больших расходов не избежать. Данное обстоятельство заставит компании и банки семь раз подумать, прежде чем принять решение строить новый небоскреб-стотысячник. А прибавьте сюда расходы на страховки, на усиленные меры безопасности и т.д. Все это, вкупе со страхом, действительно делают невыгодным строительство новых «башен».
По мнению журналиста «Крисчен сайнс монитор» Марка Саппенфилда, трагедия 11 сентября, возможно, стала последним и решающим ударом по планам тех, кто намеревался в нашей стране и дальше возводить небоскребы.
Если сделать коротенький экскурс в историю, то можно вспомнить, что начало супервысотному градостроительству было положено в Соединенных Штатах в 20 годах прошлого столетия. Первыми небоскребами стали здания Chrysler и Empire State Building. Следующим поколением стали Sears Tower и нью-йоркские «близнецы». В 80-е возведение небоскребов продолжалось, захватывая в свою орбиту все новые и новые города. Но затем внезапно наступило затишье: в 90-е, в годы самого продолжительного экономического подъема в истории США, дома в сто этажей не строили вообще. Если же где супербашни и возводились, то за пределами нашей страны: в Китае, Объединенных Арабских Эмиратах, в Малайзии. Догнать их и даже перегнать в этом было предназначение чикагского Trump Tower. Теперь, наверное, не перегонит.
И отнюдь не потому, что американцев так напугали исламские камикадзе, а по причине изменения ментальности тех, кто мог бы финансировать подобное строительство и если в прежние времена магнаты большого бизнеса питали слабость к башням-гигантам, то уж нынешнее поколение капитанов индустрии никак не страдает гигантоманией. Отсюда - современные здания, куда более комфортные, чем стоэтажные монстры, эксплуатация которых становится все более дорогостоящей.
Так что, гудбай, «вавилонские» XX века…