Майкл Нелсон: «Депутат горсовета не может объявить войну, но может помочь жителям своего округа»

Лицом к лицу
№7 (460)

Майкл Нелсон: «Депутат горсовета не может объявить войну, но может помочь жителям своего округа»

Майкл Нелсон – один из немногих депутатов горсовета, которых наши иммигранты знают не только по имени, но и в лицо. И это вполне объяснимо – ведь в 48-й избирательный округ, который он представляет, входят районы, густо заселенные выходцами из СССР-СНГ – Брайтон Бич, Шипсхедбей, Мидвуд. Кроме того, Нелсон – потомок еврейских иммигрантов из Российской империи, что тоже роднит его с нашей общиной.
«Мои предки приехали в Америку в начале XX века, - говорит Майкл. – Родители отца – из Минска, а родители матери – из Слуцка. Поселились они в Нижнем Ист-Сайде, как и большинство евреев-иммигрантов. Затем переехали на Кони-Айленд. А мои родители перебрались уже в Сигейт. Во времена моей юности это был престижный район, где жила в основном элита, так называемые WASPs, – белые протестанты англосаксонского происхождения...»
Мы сидим в уютном офисе Нелсона на 3810 Nostrand Avenue. Стены увешаны фотографиями и наградами, полученными депутатом от самых разных общественных организаций, в том числе – от Объединенной федерации учителей, Бруклинского совета жильцов, Объединения евреев- ветеранов американских войн... «В 1966 –1972 годах я служил в военно-воздушных силах США», - говорит Майкл, заметив, что я присматриваюсь к «ветеранской» грамоте.
- Так вы воевали во Вьетнаме?!
Майкл – среднего роста, худощавый - выглядит очень молодо, трудно представить, что он относится к легендарному поколению «вьет-ветов», как Джон МакКейн или Джон Керри. «Нет, во Вьетнам меня так и не послали, к великой радости моей матери. Я находился на военной базе в Техасе, но могу с гордостью сообщить, что во время моего пребывания там ни один вражеский самолет (вьетнамский или советский) не пролетел над территорией США, - шутит Майкл. – Отслужив, я вернулся домой, закончил колледж. Специализировался по образованию и социологии, но тянулся к политике».
- И когда эта тяга переросла в страсть?
Довольно скоро. Я рос в обществе молодых людей, которые либо хотели стать политиками, либо были как-то связаны с политическими деятелями. К примеру, одним из моих друзей был Стивен Бим, племянник Аврахама Бима, первого еврея, ставшего мэром Нью-Йорка. Но я не сразу и не полностью посвятил себя любимому делу – на одну политику, к сожалению, нельзя было прокормить семью. Я работал менеджером в продуктовой компании, потом открыл свой магазин одежды – совсем как президент Гарри Трумэн. Некоторое время работал на неполную ставку в офисе Чака Шумера, тогда конгрессмена США. Поддержал Карла Крюгера, когда тот баллотировался в Сенат штата Нью-Йорк. Крюгер победил - и предложил мне стать главой его аппарата. С этого момента я уже с головой погрузился в политику. Работал в офисе Крюгера в течение пяти лет. Потом, когда Энтони Винер, бывший в то время депутатом нью-йоркского горсовета, предложил свою кандидатуру в Конгресс США, я стал бороться за его место. И тоже победил. 16 февраля исполняется шесть лет с тех пор, как я стал депутатом горсовета.
- Ваша юность пришлась на легендарные годы, когда в политике царили братья Кеннеди. Вы были в числе их поклонников?
Да, конечно. Кстати, я родился 23 ноября 1945 года, и убийство президента Кеннеди омрачило мое 18-летие... Сейчас я понимаю, что имидж братьев Кеннеди, легенды о них не во всем совпадали с реальностью. Но такие личности, такие легенды спасают людей от цинизма и отчаяния, сохраняют в них здоровую дозу идеализма и способность надеяться на лучшее, несмотря ни на что.
- Сегодня, как никогда, американцам нужна надежда. Трагедия 11 сентября 2001 года травмировала нашу психику. А затем – экономическая рецессия, падение доллара, затянувшаяся война в Ираке. Как вы оцениваете обращение президента Буша к нации? Оно способно воскресить наш оптимизм?
На меня произвели большое впечатление твердость и последовательность президента в вопросах борьбы с террором, которая в то же время является борьбой за нашу безопасность, за торжество идеалов свободы и демократии во всем мире. Люди склонны сосредотачиваться на негативном, забывая о том, сколь многого мы достигли за последние годы. Успешное завершение кампании в Афганистане, демократические выборы в Афганистане и Ираке, отказ Ливии от развития ядерной программы. Даже Сирия и Иран несколько присмирели. Чем больше мы будем способствовать распространению демократии в регионе, тем малочисленнее и слабее станут группы террористов, тем меньшую угрозу они будут для нас представлять.
К сожалению, с этими людьми невозможно договориться мирным путем – они понимают только язык силы. Впрочем, их нельзя назвать людьми, их даже нельзя назвать зверями, ибо звери гораздо благороднее. Террористы - это какие-то страшные существа, вырвавшиеся из ада. И меня возмущают наши ультралибералы, склонные их оправдывать.
- Вы не относите себя к либералам?
Я – центрист, умеренный демократ. Более того, я готов поддерживать представителей Республиканской партии, если их взгляды соответствуют моим, а их лидерские качества вызывают восхищение. Я поддерживал Рудольфа Джулиани, когда он боролся за пост мэра Нью-Йорка с Рут Мессинджер, и позже, - когда он вступил в схватку с Хиллари Клинтон за место в Сенате США. И я с удовольствием буду его поддерживать, если он выдвинет свою кандидатуру на пост Президента США.
- Некоторые политологи считают, что Республиканская партия вряд ли номинирует Джулиани на пост Президента. Ведь многим консервативным республиканцам, в частности христианским фундаменталистам, он кажется слишком либеральным.
Это верно. Но в то же время среди республиканцев много прагматиков, которые осознают, что на Джулиани можно поставить, он способен победить, он – прирожденный лидер. Руди сумел внушить нам надежду в тяжкие сентябрьские дни 2001 года. Совсем как Черчилль англичанам в годы Второй мировой войны.
- Вернемся, однако, к нашему нынешнему президенту. Как вы относитесь к его намерению реформировать пенсионный фонд Social Security?
Я бы предпочел, чтобы пенсионный фонд не перекраивали радикальным образом. Хотя, возможно, идея Буша о переводе части налогов Social Security в частные сберегательные счета не так плоха, как кажется. Более четкое мнение у меня сложится, когда президент познакомит нас с деталями своего плана.
- Ваш взвешенный подход к политике Буша опровергает распространенное мнение, что в Демократической партии сейчас меньше приветствуется «инакомыслие», чем в Республиканской. Мол, республиканец может поддерживать однополые браки, а демократ не осмелится посягнуть на программы положительного действия или социальные программы...
Мне кажется, обе главные партии стали достаточно прямолинейными и тенденциозными. И это плохо. В политике важны гибкость, широта взглядов, способность выходить за рамки партийной идеологии, даже пересекать партийную линию.
- То есть поддерживать кандидатов из другой партии? Наш мэр Майкл Блумберг пошел еще дальше и перешел из Демократической партии в Республиканскую. Кстати, как вы оцениваете шансы Блумберга на успех в предстоящих выборах?
Если бы выборы состоялись завтра, Блумберг наверняка бы выиграл. Он не столь популярен, как Джулиани, не столь харизматичен. Но в целом ньюйоркцы считают, что он неплохо справляется с обязанностями мэра. Тем более, что это очень нелегкие обязанности. Сам я, однако, «болею» за нынешнего спикера горсовета Гиффорда Миллера. Да, он очень молод – ему всего 35 лет. Но он – выпускник Принстона, большой умница, настоящий интеллектуал. И он уже десять лет в политике, так что его нельзя считать неопытным новичком...
Конечно, в политике предсказаниями заниматься трудно. Четыре года назад я был в числе ньюйоркцев (а таких было большинство), уверенных, что выиграет соперник Блумберга, общественный адвокат города Марк Грин. Выиграл, как известно, Блубмерг. Так что прогнозы далеко не всегда оправдываются. Тем более в наше время, когда политика стала очень грязной игрой.
- Разве она не была таковой всегда?
Да, в ходе предвыборных кампаний кандидаты всегда критиковали друг друга, даже поливали грязью, но сейчас появились профессиональные «метатели грязи», которые делают это гораздо быстрее, точнее и эффективнее. Эти меткие «стрелки» попадают прямо в цель. И не жалеют грязи.
- Что вы скажете о шансах русскоязычных иммигрантов попасть во властные структуры нашего города и штата? Особенно если учесть такой «грязный» фон...
В сущности, во властных структурах уже есть один русскоязычный иммигрант – Марк Давидович. И я думаю, в будущем к нему присоединятся другие. Выходцы из СССР-СНГ продвигаются вперед гораздо быстрее, чем продвигались многие другие иммигрантские группы, например, итальянцы или евреи из других стран. Мне кажется, что лет через пять русскоязычные политики будут вполне способны войти в нью-йоркский горсовет, занять места, которые сейчас занимают Доменик Реккиа, Билл Колтон, да и я сам. А депутату Ассамблеи штата Нью-Йорк Адель Коэн уже в будущем году предстоит напряженная гонка.
- Последний вопрос: каковы ваши планы на будущее?
Предпочитаю не загадывать далеко вперед. А в ближайшие годы намерен делать все, что могу, находясь на своем посту. Мы, депутаты горсовета, не обладаем достаточной властью, чтобы объявить войну, но мы можем оказать реальную, осязаемую, «земную» помощь жителям наших избирательных округов. Я убежден, что могу сделать для моих «подопечных» гораздо больше, чем кто-либо. И именно это доставляет мне величайшее удовлетворение, внушает гордость. Например, я способствовал тому, чтобы в J Senior Center установили лифт. Это очень важно для пожилых людей, которые туда ходят, в том числе - для переживших Катастрофу. Ведь именно общение, регулярное посещение общинных центров спасает их от одиночества и тоски, а порой – и от голода, болезней. Были времена, когда пожилые евреи и их дети жили в одном районе или хотя бы в одном городе. Сейчас родители живут в Бруклине, а дети, в лучшем случае, - в Нью-Джерси, в худшем – во Флориде или даже в Канаде ... Я настоял и на установлении лифта в публичной библиотеке на Ocean Avenue, куда тоже ходят пожилые люди. Кроме того, я добился выделения грантов для многих общественных объединений, в том числе для ветеранских организаций иммигрантов из СССР-СНГ, а также для Американского братства руссоязычных инвалидов.
С еще большим удовольствием я помогаю детям. Например, я очень рад тому, что с моей помощью в школе №52 открылась оснащенная прекрасными компьютерами библиотека. Я способствовал также выделению гранта для школы № 253, где на эти деньги была оборудована лаборатория. Наши дети заслуживают того, чтобы город заботился об их образовании, их будущем. Ведь дети и есть наше будущее.
- Большое вам спасибо, Майкл, и до новых встреч.