Равные, но разные?

Статьи наших авторов
№5 (458)

«Сообщаю тебе плохую новость и хорошую новость, - объявляет Саманта, одна из героинь культового телесериала «Секс в большом городе», своему подчиненному – симпатичному, но отнюдь не трудолюбивому молодому человеку, который привлекает ее, как мужчина, но раздражает как работник. – Плохая новость – ты уволен. Хорошая – я уже могу заниматься с тобой сексом».
От слов Саманта – самая раскованная из четырех героинь «Секса в большом городе» - переходит к действиям. И, надо сказать, ее молодой подчиненный (экс-подчиненный) отнюдь не чувствует себя униженным и оскорбленным оттого, что его уволила женщина или, тем более, оттого, что эта женщина (весьма соблазнительная) сразу перешла на него в любовную атаку. Напротив, он с удовольствием уступает напору своего экс-босса (экс-боссши), и тут же, на его письменном столе, на энном этаже манхэттенского небоскреба они начинают заниматься любовью.
Конечно, эта бурная и забавная сцена, с которой начинается мимолетный любовно-служебный роман, - плод вымысла, эпизод телесериала. Причем телесериала, рассказывающего о современных преуспевающих женщинах, которые обитают в самом большом из больших городов мира и к тому же вращаются в его элитарных, просвещенных, богемных и околобогемных кругах. А в жизни – тем более в жизни за пределами Нью-Йорка и нью-йоркского «света» - не все так гладко, просто и...смешно. Далеко не во всех уголках нашей страны женщины могут похвастаться завидной решительностью на руководящих должностях или предельной раскованностью в любовных делах. И далеко не все мужчины охотно работают под началом женщин или приветствуют их сексуальную активность. Более того, в Стране свободы (причем не только в христианско-фундаменталистской глубинке) встречаются люди обоего пола, которые впадают в другую крайность: объявляют феминизм источником всех бед и мечтают о возвращении старых добрых времен, когда руководили (в доме, в офисе, в постели) исключительно мужчины, а подчинялись исключительно женщины. Встречаются и разного калибра идеологи, чуть ли не с пеной у рта призывающие вернуть женщин к их исконному месту (у плиты в идеально чистой кухне) и их исконной сексуальной роли (в супружеской постели в длинной бесформенной ночной рубашке).
Где-то около года назад я читала о некоем пасторе-женоненавистнике (запамятовала его имя), который наставляет мужчин из своей паствы не только держать жен под строгим контролем, но и надевать на них...ошейники и водить их по улице на поводках, дабы они покорно шли следом за своими господами и повелителями и преисполнялись поистине собачьей к ним преданностью. Что самое парадоксальное, некоторые женщины, то ли уставшие от равноправия и служебных обязанностей, то ли склонные к мазохизму, с удовольствием внемлют призывам горе-пастора и позволяют мужьям надевать на них ошейники (своеобразный, укрупненный вариант обручального кольца?). Вполне возможно, что со временем эти женщины научатся лизать мужьям руки или приносить им в зубах добычу. Вполне возможно также, что какие-нибудь догадливые бизнесмены начнут выпускать элегантные ошейники на самый разный вкус – матерчатые, кожаные, металлические, золотые, украшенные драгоценными камнями... Но скорее всего, женщины в ошейниках рано или поздно устанут от своей собачьей жизни и вернутся к своему прежнему месту (у письменного стола в идеально чистом офисе) и прежней сексуальной роли (в той же супружеской постели, но в соблазнительном неглиже).
Впрочем, оставим это частное, причем уродливое явление и вернемся к теме, которую мы сегодня поднимаем – о женщинах-руководителях и мужчинах-подчиненных. Совсем еще недавно даже в нашей сверхпрогрессивной стране считалось, что женщина руководить не должна, ибо она на это не способна. Женщина может быть кем угодно – секретарем босса, его любовницей, его правой или левой рукой, его няней и ангелом-хранителем, консультантом или даже заместителем, но не самим боссом. То же самое – в семье: женщина может быть министром пищевой промышленности и министром просвещения, спецпосланником во время переговоров с супером или соседями, посредником между мужем и детьми, медиатором в семейных дебатах и спикером на семейных заседаниях, может даже быть сенатором в семейном конгрессе, но только не президентом, не лидером...
Подкреплялись такие взгляды представлениями об особенностях женской психики, о традиционных качествах женщин – эмоциональности, гибкости, самоотверженности, дипломатичности, миролюбии. А еще – о любви к семейному очагу, о жажде материнства, о желании опереться на сильную мужскую руку...На протяжении веков об этих качествах принято было говорить с какой-то странной смесью поэтических восторгов и иронии, так что женщинам не совсем понятно было, как к ним относятся – с восхищением или с презрением.
В сущности, многим женщинам оценка их лидерских способностей была глубоко безразлична, зато они успешно пользовались своими хвалеными (презренными) качествами, чтобы незаметно и ловко руководить мужчинами дома и на работе. «Мужчина – это, может быть, и глава семьи, - поучает мать героиню популярной кинокомедии «My Big Fat Greek Wedding». - Но женщина – это шея, которая поворачивает «главу» туда, куда ей хочется».
Столь же многие женщины столь же незаметно и ловко руководили работой мужчин - мужей и боссов, - добывая для них все лавры и получая взамен лишь черную неблагодарность. Именно таких «закулисных» лидеров имел в виду Джон Леннон, когда сказал, что «за спиной каждого знаменитого идиота скрывается великая женщина».
Но были женщины, которые не довольствовались поворачиванием в разные стороны разных умных голов или выглядыванием из-за разных знаменитых (не обязательно идиотских) спин. Они хотели сами поворачиваться во все стороны, и сами заслонять своими изящными торсами более сильных, но отнюдь не более умных или талантливых сыновей Адама. За последние десятилетия эти женщины добились своего, и в наши дни они или их духовные преемницы занимают руководящие позиции во многих сферах американской жизни – восседают в главных офисах магистральных СМИ, крупных корпораций, на Капитолийском холме, в губернаторских особняках, а вскоре, возможно, воцарятся и в Овальном кабинете Белого дома. Во всяком случае, Хиллари Клинтон и Кондолисе Райс уже предсказывают такую завидную участь.
К сожалению, добра без худа не бывает, как не бывает худа без добра. Феминистки первых волн совершили типичную для всех революционеров ошибку и вместе с водой выплеснули ребенка. Они не ограничились доказательством того, что женщины ни в чем мужчинам не уступают, а решили заодно доказать, что женщины ничем от мужчин не отличаются. То есть могут успешно демонстрировать как худшие качества сильного пола - пристрастие к куреву, выпивке, сквернословию, азартным играм, любовным приключениям, - так и лучшие – умение лазить по горным вершинам, летать в космос, нырять в глубины океана, играть в футбол. И, конечно же, умение руководить – семьями, научными проектами, крупными фирмами и политическими кампаниями. Причем в своем стиле руководства эти воительницы тоже старательно подражали мужчинам – проявляли такие же (если не большие) жесткость, решительность и равнодушие к судьбам подчиненных.
Ходить в маске можно долгое время, но не без конца. Наступило время, когда женщины затосковали по...самим себе, когда тщательно загоняемые в «подполье» душевные качества стали рваться наружу. И на смену ортодоксальному, воинственному феминизму пришел постфеминизм, главный лозунг которого: «равные, но разные». Пришло осознание того, что феминизм в немалой степени обязан своим возникновением многовековому принижению традиционных женских ролей и особенностей женской натуры. Пришло осознание того, что эти особенности – все те же гибкость, самоотверженность, чувствительность, миролюбие – не менее важны и ценны, чем прямолинейность, агрессивность, холодная рациональность. Что они могут пригодиться не только верным женам и преданным секретаршам, но, представьте себе, и лидерам! Ведь, в конце концов, поворачивать во все стороны можно не только головы мужей или боссов, но и головы...подчиненных. Да и пахать можно за подчиненных, добывая для них лавры и скрываясь за их спинами. А в минуты слабости можно опереться на сильную руку своего помощника или даже поплакаться на его не менее сильном плече. От этого вашему бизнесу хуже не станет...
Постфеминизм благотворно сказался и на мужчинах. Они тоже осознали, что некогда презираемые ими женские качества и роли не так страшны, как их малюют, а, напротив, достойны всяческих похвал. А значит, можно иногда позволить себе проявлять эти качества и исполнять эти роли. То есть стоять у плиты в идеально чистой кухне, проверять домашние задания детей, терпеливо ожидать возвращения задержавшейся на работе супруги, добиваться знаков внимания с ее стороны и уступать ее любовному напору. А еще – работать под началом женщин, учиться у них, подражать им и не комплексовать, когда приходится выполнять их команды...
Мужчинам и женщинам предстоит еще долго идти навстречу друг другу и навстречу самим себе. А нам, дорогие читатели, предстоит еще не раз возвращаться к размышлениям о старых и новых ролях сильного и слабого пола, в частности, о руководителях и руководимых. И я надеюсь, что в этих размышлениях вы присоединитесь ко мне. Ведь истина рождается не только в спорах. Это моя, женская точка зрения.


ПОЧТА НЕДЕЛИ

Здравствуй, «Подруга»!
Обращаюсь к тебе со своими невеселыми мыслями. А все дело в том, что теряю свою 15-летнюю дочь. Живу в Америке уже пятый год. Одна, с мужем равелись. Может, был бы отец, он смог бы взять ситуацию под свой контроль. Увы.
Дочь меня не слушает, пропускает школу, приходит домой заполночь. Я ничего не могу с ней поделать. Она мне как-то заявила: поднимешь на меня руку, позвоню в полицию.
А несколько дней назад говорит мне: «Мама, у меня что-то не все в порядке по «женской линии». Я кинулась в аптеку, купила приборчик, при помощи которого можно сделать тест на беременность. Результат оказался положительным. Визит к врачу подтвердил: дочь в положении. Что же теперь делать? Оставлять ребенка? Делать аборт? Она ведь, дура малолетняя, даже не помнит от кого забеременела...
Оля

***
Уважаемая «Подруга»!
Хотя само название рубрики обращено как бы к женщинам, мне представляется уместным выносить на обсуждение и проблемы, с которыми сталкивается в семейной жизни сильный пол.
Я, например, считаю, что мужчины являются жертвами откровенных перегибов американской судебной системы, которая в 99 процентах из 100 принимает сторону женщины, когда решает судьбы детей разводящихся супругов.
Взять хотя бы мой случай. В нашей семье основным добытчиком всегда был я. Что же касается жены, то она долго на одном месте никогда не задерживалась. Характер у нее вздорный, с людьми трудно ладит, как со своими сослуживцами, так и с начальством. В общем, любимая чаще сидела дома, чем работала. Естественно, скучала. Муж пашет, дети в школе. Вот и стала искать себе развлечения. Завела «друзей», начала выпивать, покуривать травку. Как можно догадаться, все закончилось разводом.
В ходе процесса я пытался доказать судье, что детям будет намного лучше со мной по многим причинам. Я работаю, имею стабильный доход, веду здоровый образ жизни, в отличие от экс-супруги никогда не имел проблем с правоохранительными органами. Увы, все как горохом об стенку. Детей оставили жене.
Она поначалу вообще не хотела отпускать их ко мне, однако я добился (через суд, естественно) свиданий по выходным дням два раза в месяц. Сын со мной не очень откровенен, он по своей натуре парень скрытный, а вот дочь рассказывает мне «по секрету» о том, как ведет себя мать. За год, прошедший с момента нашего развода, моя бывшая жена так и не удосужилась устроиться на работу. Алиментов, исправно мной перечисляемых, на жизнь хватает, однако снять приличную квартиру супруга не в состоянии. Я не жмот, помимо алиментов подбрасываю еще деньжат, не ей – детям. Однако она не стесняется их тратить на себя: шмотки – только итальянские, духи – только французские. Водит домой мужиков. По словам дочери, «мне в сыновья годятся».
Вот я и спрашиваю вас, справедливо ли поступил суд, оставив детей такой, с позволения сказать, матери? Мое мнение однозначно: нет!
Сергей К-ов