ДВЕ ПРАВДЫ ПОЛА ДЕВЛИНА

Лицом к лицу
№2 (455)

Полнометражный документальный фильм Пола Девлина «Power Trip» - о приключениях американской энергетической компании AES в Грузии - продолжает свое победное шествие по фестивалям и экранам. 25 января в 10 PM состоится его премьера на канале PBS.
Вообще-то создается такое впечатление, что роль документального кино в нынешнем мире изменилась. Сегодня это уже не просто хроника, а средство активного воздействия на сознание людей, как это выяснилось после всемирного проката фильма Майкла Мура «Фаренгейт 9/11».
Пол Девлин – независимый нью-йоркский продюсер и режиссер, получивший массу международных наград за свои документальные фильмы Slammin`, Freestyle, Sticky Chess, SlamNation. За плечами его также известная короткометражка The Eyes of St.Anthony. Читатели New York Times знакомы с его статьями, а боссы и служащие компаний CBS, NBC, PBS знают его как редактора и автора множества реализованных с его помощью телепроектов.
Последний фильм Девлина привлек к себе внимание критиков и зрителей тем, что достаточно объективно, в занимательной форме рассказал - на примере отношений одной отдельно взятой американской компании с жителями постсоветской Грузии - о том, как тесно перестройка экономики связана с перестройкой сознания людей. О том, что, как говорил в свое время герой Булгакова, в первую очередь «разруха в головах».
Перекупив грузинскую госэнергокомпанию за 35 миллионов долларов, вложив в ее модернизацию 60 миллионов, американская AES Corp. оказалась на грани банкротства – в результате неуплаты счетов 90% потребителей и массового нелегального подключения к электросетям. После этого руководством компании было принято решение об искусственном «блок-ауте», в результате чего Тбилиси погрузился во мрак.
Один характерный диалог из фильма, произошедший при отключении квартиры пожилой женщины от электропитания...

Хозяйка квартиры:
– Почему вы это делаете? Я вовсе не плохая женщина!
Представитель компании:
– Если ты хорошая женщина, тогда оплати счет – 270 лари.
Хозяйка:
– Ты что, думаешь, государство платит мне пенсию? Я ведь краду у государства, а не у вас.
Представитель:
– Ты крадешь у нас.
Хозяйка:
– Все! Не действуй мне на нервы!

Фильм действует на нервы всем, потому что он – вовсе не обвинение в чей-то адрес. Это не просто свидетельство о времени, а последовательное распутывание причин и следствий. Вполне удавшаяся попытка разобраться в одном из «вызовов» нашего времени.
Ниже - для читателей «Русского базара» - эксклюзивное интервью режиссера фильма Power Trip Пола Девлина.
АмериканскаЯ модель
и постсоветские страны
– Пол, я знаю, что Ваш друг Пирс Льюис, один из героев фильма, директор одного из отделов AES в Грузии, как-то подготовил Вас к тому, с чем Вы можете там встретиться, но все-таки что Вас больше всего поразило, когда Вы впервые попали в эту страну? Ваше первое впечатление...
– Первый раз я пробыл в Грузии около двух недель. Я нанял машину, чтобы ехать в Тбилиси, и по дороге был ограблен полицейским. Он остановил машину, велел съехать на обочину, и я попытался с ним как-то объясниться, что оказалось нелегко. Когда он посмотрел мои въездные документы, то сказал, что хочет мои деньги. Как я понял, я что-то нарушил, поэтому он должен меня арестовать. В конце концов он вынул деньги из моего бумажника и отпустил меня. К несчастью, мое первое знакомство с Грузией было таким. Оно было немного пугающим... Правда, этот полицейский сказал, что когда я буду возвращаться обратно, то он вернет мне мои деньги. Я сказал: «Забудь об этом. Ара, поехали!» Но у меня и не было каких-то больших ожиданий... Пирс рассказал мне о проблемах с электричеством. Я приехал ночью, и почти везде вокруг было темно. Но было лето? и меня встретили друзья. Я принял душ, поужинал... Наутро мы взяли джип и поехали в Шатили. Это удивительно красивое место, там нам встретилось много людей, был праздничный уик-энд, и у нас был гид. Все вокруг знали его, и где бы мы ни останавливались, везде были накрыты праздничные столы, и я познакомился со многими людьми. Они были дружелюбными, хотя часто пьяными. Особенно мужчины. Это выглядело, как если бы мужская работа была – пить, а женская – трудиться вокруг. Особенно в этих краях. Но сама по себе эта местность – Шатили - просто неправдоподобно красива, как и вообще вся Грузия. Старинные замки, расположенные в горах, природа. Древняя история, которую ты буквально физически чувствуешь... Там рядом проходит граница, много солдат вокруг, поэтому еще и чувствуется вполне реальная угроза, которая исходит из такого хаотического района, как Чечня. Это еще одно из первых впечатлений. Кроме того, путешествие было само по себе нелегким из-за того, что было трудно сбалансировать джип, и я трясся всю дорогу. Ну, вы можете себе представить, какие там дороги.
– О, да... Пол, в своем фильме Вы показали две правды – правду людей, которые не в состоянии платить за электричество да и не понимают, зачем это надо делать, и правду большой американской энергокомпании, которая, чтобы выжить, должна получать деньги за сервис, который она предоставляет. Где же все-таки, на Ваш взгляд, лежит настоящая правда?
– Я думаю, об этом частично и был сделан фильм – ситуция показала две правды двух сторон, которые полностью уверены, что обе они правы...
– То есть они действительно обе правы?
– Я думаю, да. Хотя... не уверен – у тех и у других имелись свои проблемы. Я думаю, американцы, точнее AES, были несколько наивны, не представляя полностью ситуацию той страны, куда они пришли... И поэтому, может быть, совершили преждевременные шаги, что стало причиной непонимания и разрушений. Но я также думаю, что грузины на самом деле тоже так и не поняли, что занимаются воровством и что они должны нести ответственность за свои собственные проблемы и действия. Причем эти люди, что крали энергию из электросетей, обвиняли Шеварднадзе в своих проблемах (а эти проблемы были причиной смертей в том числе)... И та и другая сторона, я думаю, заблуждалась...
– Значит, правда где-то посередине?
– Я думаю, это так и есть. Можно провести аналогию со съемками художественного фильма – у меня есть такой опыт. Когда актер учит роль, то, если он играет злодея, он знает - злодей никогда не считает себя источником зла, он всегда думает, что он прав. Злодей никогда не знает, что он злодей...
– Вообще, подходит ли американская модель общественного устройства для таких стран, как Грузия, для стран бывшего СССР, как Вы думаете?
– У американской демократии свои проблемы сегодня, причем много. Я думаю, экспортировать эту модель так тяжело еще и поэтому - нам нужно работать над разрешением своих внутренних проблем. Демократия – это сложная штука, в которой намешано много всякого. К тому же некоторые общества просто к ней не готовы. Я не знаю, что лучше... Конечно, многие демократические преобразования должны быть проведены в жизнь до того, как демократия начнет работать, и, может быть, в некоторых странах бывшего СССР они уже существуют в достаточных количествах, чтобы их поддерживать с целью создания демократии в дальнейшем. Но что происходит? Если у вас есть почти все для установления демократии, некоторые люди для получения власти начинают манипулировать всеми этими достижениями. Народ им верит, и тот, кто рвется к власти, получает ее через демократию сегодня. Я думаю, это серьезная проблема, которая заложена в самом принципе демократии, и для нас она тоже все еще вполне актуальна.
– На Ваш взгляд, Грузия - азиатская страна или в ней все-таки преобладают элементы Европы?
– Я видел достаточно восточных стран, поэтому для меня эта страна выглядит европейской, скажем, восточно-европейской. Хотя считается, что находится она в Азии, по-моему?
– Скорее, на границе Европы и Азии. Кавказ... Пол, не могли бы Вы рассказать что-нибудь о людях, которые снимались у Вас в фильме? Например, о Нино Хонелидзе? Тем более что после моего интервью с ней пришли различные отклики с совершенно противоположными мнениями...
– О, она просто великолепна! Что касается съемок «Power Trip», то Нино была очень полезна как гид – от улиц до электросетей. Она очень компетентна и помогла мне в понимании тонкостей ситуации в Грузии и отношения грузин ко всему происходящему. Она помогла мне выстроить методологию взгляда на Грузию с точки зрения самих грузин - как земли Матери Марии. И в фильме именно она представляет Грузию и грузин, показывая особенности национального менталитета и замечательные стороны Грузии и ее народа. А кроме того, она просто очень обаятельная девушка...
– Можете ли Вы описать свое видение национального грузинского характера – его положительные и отрицательные стороны?
– Исследование грузинского характера очень впечатляет. Пронести и сохранить его лучшие черты через две тысячи лет, через советскую систему, к примеру, – это очень серьезный «чаллендж». Что касается сегодняшнего дня, я думаю, что независимость – это еще один серьезный вызов. Грузины должны начинать нести ответственность за свою страну, у них теперь есть все возможности для этого, поскольку оккупация закончилась. Теперь все зависит от них самих, и уже нельзя обвинять кого-то еще в своих бедах и просчетах. Саакашвили начал это делать, по крайней мере, так это выглядит для меня. Конечно, я смотрю со стороны, но похоже на то, что этот президент стремится возродить национальный дух - для того, чтобы грузины вновь почувствовали свою независимость.
– Где cегодня главная «звезда» Вашего фильма – Пирс Льюис?
– В Камеруне. Он работает в центральном офисе AES, в Вашингтоне, D.C., купил там дом и как бы осел на земле, но тем не менее продолжает путешествовать. Он шеф Operational Audits отдела, который занимается проверками и рекомендациями для бизнесов AES, расположенных по всему миру. Я не уверен, но мне кажется, это что-то наподобие того, чем он занимался в Грузии...
– Вы по-прежнему друзья?
– У нас были столкновения после того, как я закончил фильм, но мы по-прежнему друзья. Он не ожидал, что станет настолько знаменитым, он считает, что это не нужно для него и его работы в компании. Часть проблемы была в том, что AES – большая компания, много людей работало в ней. После того как она прекратила работу в Грузии, эти люди были уволены, и фильм – напоминание об этом. Это довольно болезненно и для Пирса, и для Денниса (генерального менеджера AES –Л.З.) тоже, хотя он уже не работает в этой компании. Но он видел фильм, и мы разговаривали с ним об этом. Для него это непросто, поскольку он был вынужден уйти, так и не закончив то, что начал...
Фильммейкерство
и контроль над ситуацией
– Как Вы стали кинематографистом? Мечтали об этом с детства?
– Да. У меня была камера с 12 лет, я начинал с того, что снимал фильмы вместе с моими братьями и друзьями. Затем, когда я учился в университете, многие мои друзья были участниками рок-групп. Я сам не был музыкантом, но был причастен к музыке тем, что снимал видеоклипы. И таким образом приобрел технические навыки, необходимые для съемок. Когда я закончил университет, то моей специализацией была «английская литература», и мне гораздо легче оказалось найти работу с уже приобретенными знаниями в области кинематографа. У меня к тому же всегда были видеопроекты на стороне – с людьми, которые работали над чем-то еще... Но с этим сейчас покончено, я работаю только над своими проектами.
– Ага, значит у Вас степень по литературе. Этим объясняется Ваш интерес к поэзии?
– Да, конечно, мой первый фильм был о поэзии...
– А над чем Вы сейчас работаете?
– Пишу сценарий. Не хочу о нем рассказывать пока. Я уже делал художественный фильм в прошлом. Это нелегко - писать скрипт, это по-другому, чем когда снимаешь документальный фильм. Это намного дороже, это более длительный процесс, требующий больших подготовительных работ. Когда ты делаешь документальный фильм, ты должен следовать за событиями, изворачиваться и двигаться за ними... Когда ты делаешь художественный фильм, ты их подготавливаешь, еще немного, еще и еще... И постепенно все это превращается в еще что-то большее...
– Но все же каков будет Ваш следующий проект?
– Это «трики квесчен». Сейчас мы заняты в первую очередь продажами. Мой предыдущий фильм тоже вышел на DVD. Мы решили не подписывать договор с большими дистрибьюторскими компаниями, а стать сами своими дистрибьюторами по продаже собственных DVD, чтобы, естественно, сделать больше денег. Это – мой следующий проект... не просто вернуть свои деньги, а начать зарабатывать на своих и чужих «продуктах»... У нас в обсуждении около дюжины проектов, и мы в процессе организации собственного фонда; причем в то время, когда кто-то другой получает деньги за твой собственный фильм, это очень нелегко сделать...
– В одном из последних номеров «Time» была статья о фильмах Мела Гибсона «Страсти Христовы» и Майкла Мура «Фаренгейт 9/11», как о двух крайних точках зрения, сильно повлиявших на сознание людей. В связи с этим высказываются мнения о новом месте, которое документальное кино будет занимать в этом мире в смысле его влияния на массы. Что Вы об этом думаете?
– Возможно, что так и будет. Дистрибьюторы уже убедились, что документальное кино в состоянии сделать деньги, и большие деньги. Но проблема в том, что сами фильммейкеры не в состоянии получать хорошие деньги за свои фильмы. Я знаю многих фильммейкеров, продукция которых принесла хорошие деньги от проката в кинотеатрах и на DVD, но сами они не получают достаточно. Они получают что-то вроде зарплаты за свои фильмы, в то время как одни платят за эти фильмы, а другие их продают.
– Система неправильно работает?
– Да, конечно. Мы делаем фильмы, они получают деньги. К примеру, Майкл Мур сам производит свои фильмы. Если фильм произведен на студии, я имею в виду художественный фильм, то студия нанимает режиссера – ему платят определенные деньги, и затем он работает над следующим фильмом. А кто-то другой имеет дело с продажей. Но в случае с Майклом Муром – это его фильм, это как дитя, которое никогда не покидает гнезда, оно живет там. Я слышал, например, что когда он снимал свой предыдущий фильм «Bowling to Columbine», он потратил много денег, этот фильм превысил бюджет, время... Теоретически Майкл Мур должен вернуть эти деньги от DVD–продаж, но этого все еще не произошло. Хотя фильм принес около 50 миллионов долларов, фильммейкер еще не получил никаких денег за него. Это доказывает, что фильм зарабатывает деньги для кинотеатров, для дистрибьюторов, для всех, кроме авторов фильма... Та же самая схема работает для «Power Trip». Он пошел хорошо, хотя пока не сделал больших денег в кинотеатрах. Но это вовсе и не обязательно. Мы собираемся заработать на DVD-продажах... Кроме того, таким образом легче заинтересовать людей в просмотре фильма. Когда люди смотрят телевизионные документальные фильмы, они часто начинают скучать. В случае с фильмом Майкла Мура прослеживается совершенно новая концепция, это новое слово в жанре документалистики. Я называю его фильмы не documentaries, а non-fictionaries. Триллер, построенный на реальности (reality triller). «Черная» комедия.
– Пол, Вы побывали более чем в 30 странах. В чем для Вас основная разница между Америкой и этими странами? Я не имею в виду социальные институты или государственную систему...
– Трудно судить. Для меня Америка – это дом. В этом разница.
– Но Вам нравятся какие-то другие культуры?
– Конечно. Кроме американского, у меня есть еще и ирландский паспорт. Мои родители родом оттуда. Но вообще мне нравятся отдельные города. Мне нравится Париж, например. Я не могу сказать этого про всю Францию. Это зависит от того, о какой части страны мы говорим. Например, Нью-Йорк – это не Америка, так же как Париж – это не Франция. Я провел много времени в Восточной Азии, мне она нравится, я долго жил в Гонконге, на Тайване. Мне нравится путешествовать и, может быть, таким образом иногда уходить от себя. Нью-Йорк – это немного сумасшедшее место, я слишком много работаю, когда возвращаюсь в Нью-Йорк. И чтобы остановиться, я должен каждый раз уезжать... Потому что сам по себе я не могу перестать работать здесь – это что-то в воздухе, энергия, которая здесь разлита. Ты не можешь сам по себе остановиться, заняться созерцанием, пить шампанское в тишине... потому что тогда начнутся проблемы, а ты боишься потерять контроль над ситуацией...
Беседовал Леонид Зоншайн