ОН НАЗЫВАЛ РУССКИХ «СЕВЕРНЫМИ ВАРВАРАМИ»

Лицом к лицу
№50 (450)

ИСТОРИК МАКС ГАЛЛО ВСПОМИНАЕТ НАПОЛЕОНОВСКУЮ САГУ
Ровно 200 лет назад - 2 декабря 1804 года - в Соборе Парижской Богоматери состоялись торжественная коронация и помазание на царство Наполеона, запечатленные на знаменитой картине Давида. В торжественный момент церемонии папа Пий VII поднял корону, чтобы надеть ее на голову Бонапарта, а тот внезапно выхватил ее из папских рук сам надел ее себе на голову. И тут же его жена Жозефина стала на колени перед Наполеоном, который возложил ей на голову другую корону. Согласно легенде, один из военных-республиканцев на вопрос Наполеона о том, как ему нравится эта церемония, дерзко ответил: «Замечательно, Сир! Жаль только, что сегодня недостает 300 тысяч людей, которые сложили свои головы, чтобы сделать подобные церемонии невозможными».
Четырехтомную сагу о Наполеоне - она легла в основу популярного телесериала - написал известный французский писатель и историк Макс Галло, который в годы правления Франсуа Миттерана занимал министерский пост.
– Месье Галло! Если верить статистике, Наполеону посвящено 48136 книг. Почему вы тоже решили пополнить этот бесконечный список своим трудом?
– Согласно другим данным, это число достигает 90 тысяч... Одним из первых, кто писал о Бонапарте, был Вальтер Скотт. Его “Жизнь Наполеона Бонапарта” в пяти томах вышла в свет в 1829 году. Стендаль, следовавший за армией Наполеона в Россию, написал книгу, вышедшую только после смерти автора. В те годы многие упивались славой Наполеона. Так, Мюссе в “Исповеди сына века” говорил: “Все дети мечтали о заснеженной Москве”. Мне кажется, что сегодня можно без всякой предвзятости рассматривать его личность, не пытаясь сразу предопределить, что хорошо и что плохо, гений он или монстр. Кроме того, до сих пор не пытались понять внутреннюю динамику Наполеона, его характер, движущие им силы. Моя цель заключалась не в том, чтобы снова переписать историю империи, но понять, каким образом молодой человек, который, в сущности, был почти иностранец, - Франция завоевала Корсику за несколько месяцев до рождения Бонапарта - имел в себе столько энергии, чтобы стать Наполеоном.
– Чем вы объясняете неослабевающий интерес французов к Наполеону ?
– Он остается одним из величайших людей Франции. Согласно опросам, для французов он после де Голля второй самый почитаемый из исторических героев. Это объясняется и тем, что он воплощает героический момент национальной истории, непосредственно связанной с Великой Французской революцией. Конечно, можно сказать, что Наполеон убил эту революцию. Но для французов он наметил основные линии истории для двух последующих столетий. Именно сейчас происходит трансформация наполеоновской Франции - ее регионализация, европейское строительство. Однако многие нынешние институты страны - Государственный совет, Почетный Легион, организация лицеев, префекты, жандармерия - все это еще наполеоновские.
– Был ли он действительно популярен во Франции уже в годы революции?
– Сначала Наполеон был слишком юным, чтобы играть в ней какую-то роль. Но потом, когда за его плечами уже был ряд побед, он смог начать бороться с коррупцией, за равноправие. Нужно сказать, что во время его правления дворянство плодилось прямо на глазах. Например, капрал Жан Лефебр, женившись на прачке, стал маршалом. А отношение Наполеона к крестьянам? Ведь он покупал для них зерно по сходной цене с тем, чтобы у народа был дешевый хлеб. И рабочим платил довольно неплохо. В эпоху Бурбонов, когда нищета и безработица охватили Францию, старые солдаты пели песни в его честь, а рабочие и крестьяне плакали, вспоминая «золотое» время. Мой прадедушка, жесткий по характеру человек, каждый вечер брал в руки книгу, и слезы текли по его лицу. Он читал «Мемуары», написанные Наполеоном на острове Святой Елены.
– Следует ли считать Наполеона первым объединителем Европы - правда, под французскими знаменами?
– «Судьба мне не помогла, - жаловался Наполеон, - она оказалась сильнее меня. Но я собирался создать такую Европу, в которой граждане имели бы одну и ту же национальность и могли бы перемещаться из одного конца Европы в другой с одним паспортом...» Он продиктовал эти слова на острове Святой Елены. Ну а Ницше сказал примерно следующее: « Эти кретины немцы не поняли, что Наполеон, в сущности, был шансом для европейской цивилизации».
– Что вас самого больше всего поражает в Наполеоне?
– Это персонаж, который имеет такую энергию, такую динамику, такую ясность ума, такие достоинства, которые ставят его намного выше других! Меня больше всего поражает в Наполеоне то, что он не только умел сам непосредственно участвовать во всех делах, но и смотреть на них как бы со стороны, сохраняя дистанцию.
– Кажется, вы первый левый историк, который позитивно оценил его деяния...
– Несомненно, первый - начиная с середины прошлого века. Раньше и левые республиканцы высоко ценили Наполеона, ибо он был деятелем, который консолидировал победы, завоевания и принципы Республики. Я попытался подойти к нему непредвзято.
– До вас некоторые историки называли его не иначе как «душителем революции», «гангстером»...
– До сих пор часть французов относятся к нему как к «кровавому тирану», несмотря на то, что 65 процентов моих соотечественников его высоко ценят. «Душителем» Республики называют Наполеона те, кто не знает истории. Во Франции Республика умерла вместе с Робеспьером в 1794 году. После его смерти стоял вопрос о том, когда вернется монархия. И генерал Бонапарт стал историческим деятелем после того, как пушками подавил попытку монархического переворота. Республика уже была мертва, но он закрыл дверь Бурбонам... Проблема Наполеона в отношениях с остальной Европой заключалась в том, что Пруссия, Германия, Англия или Россия его приняли. Но они никогда не хотели согласиться с существованием этой новой Франции, которую он воплощал.
– Почему же республиканец Бонапарт превратился в императора?
– Если поразмышлять над причинами, по которым он стал императором, переженил членов своей семьи со всеми династиями и сам женился на представительнице Габсбургского дома, то можно выделить две: личный династический интерес и поиск политического компромисса с этими монархиями. В 1813 году он говорит австрийскому министру иностранных дел Меттерниху: «Я хотел объединить институты этого века с его предрассудками... Это была моя величайшая ошибка». Европа не хотела такого компромисса.
– Как складывались его отношения с Александром I ? Во время их встречи в Тильзите в 1807 году Наполеон мечтал о великом альянсе Франции и России. Он был очарован царем и считал, что сам покорил русского императора. Когда же Наполеон окончательно решил развестись с Жозефиной, то поручил Талейрану переговорить с русским царем о возможности женитьбы на одной из русских великих княжон. Речь шла об Анне, сестре Александра, которой едва исполнилось 14 лет...
– Он очень верил в возможность такого альянса. Однако, в конечном итоге, этого не захотел сам русский император. По его замыслу, подобный альянс должен быть носить континентальный характер, который позволил бы провести раздел на зоны влияния. Но этому мешала, во-первых, Англия, которая влияла на русских в силу различных торгово-экономических причин; во-вторых, польский вопрос. Пойдя на многие уступки, Наполеон не cумел создать настоящей Польши, но и то, что получилось, достаточно беспокоило Александра. И в-третьих, для петербургского двора, который был полон видных французских иммигрантов, включая Жозефа де Местра и других, Наполеон был якобинцем, революционером, человеком, который приказал расстрелять герцога Энгиенского.
– Считал ли Наполеон неизбежной войну с Россией?
– Наблюдая за тем, что предпринимает Александр I по отношению к Англии, он сказал своему послу в России Луи Коленкуру, горячему стороннику союза с Москвой: «Эта война с Россией состоится, несмотря на то, что ни я, ни Александр этого не хотим...» Когда он вступил в Россию, многие из его окружения требовали отмены крепостного права. «Если я освобожу крестьян, это будет конец всего русского общества, ликвидация элиты и т.д.» Наполеон не стал этого делать. Он считал, что это не та война, которую он хочет вести, и рассчитывал, что она быстро закончится и ему удастся восстановить отношения с Александром. Он прекрасно понимал, что не в состоянии держать под контролем Россию.
– Явилась ли русская кампания величайшим просчетом полководца?
– Отправившись в Россию, он, конечно, совершил грандиозную ошибку, которую сам признавал на острове Святой Елены. Наполеон начал войну, на мой взгляд, руководствуясь тем, что сегодня можно назвать «стремлением к сдерживанию». Он рассуждал примерно так: «Я наступаю, беру Вильну и незамедлительно направляю посланцев к Александру, предлагая остановить боевые действия». Ответа нет. Он продвигается вперед в надежде взять Смоленск и разбить окончательно русскую армию. После чего война закончится. Но русские войска каждый раз от него уходят.
– Ясно, что император не любил русских...
– Быть может, он больше всего был восхищен русскими в битве при Эйлау, когда видел, как целые русские полки приносили себя в жертву, Он высоко ценил их военное искусство, но при этом называл русских «северными варварами». И, обнимая Александра, он помнил, что тот велел задушить своего отца. В какой-то мере его беспокоили состояние нравов и уровень цивилизации в России. Одна из причин, по которой он начал против нее войну, заключалась в том, чтобы помешать «северным варварам» заниматься европейскими делами на протяжении 20 или 100 лет.
– Наполеон был диктатором, и многие во Франции считают его злодеем, порой выстраивая цепочку Наполеон - Гитлер - Сталин...
– Это абсолютное заблуждение. Между этими фигурами не может быть никакого сравнения. Наполеон был человеком эпохи просвещения, пропитанным философией XVIII столетия. В нем он черпал свою культуру. Верил в равенство. И его гражданский кодекс, несмотря на все его недостатки, представлял собой по сравнению с тем, что было, несомненный прогресс. Когда он вступил в Испанию, то первым делом отменил инквизицию. Даже после своей коронации, организовал народное голосование - неважно, что оно было сфальсифицировано. Никогда его речи не отличались ксенофобией. Во Франции евреям он дал право гражданства...
– Его называют изобретателем пропаганды. Он издавал газеты, восхваляющие его гений, держал прессу под контролем...
– Безусловно. Во время Французской революции он увидел силу общественного мнения. Еще в 1793 году написал пропагандистский текст, защищавший идеи революции, благодаря которому стал известен. Он верил в большое влияние прессы. Когда он находился во главе армии в Италии, то первым делом занялся созданием двух газет, в которых возвеличивал свои победы. Когда пришел к власти, сразу закрыл 60 из 70 существовавших газет. Сам писал передовицы без подписи.
– Наполеон жестоко и успешно боролся с коррупцией в администрации...
– Он пытался с ней бороться. По сравнению с периодом Директории, когда власть была полностью продажной, коррупция, конечно, уменьшилась. Он учредил имеющую проверочные функции Счетную палату, ввел различные финансовые контроли и, можно сказать, впервые создал налоговую администрацию. Но при этом он распределил среди членов своей семьи очень большие деньги.
– Правомерно ли видеть в Наполеоне не только гениального полководца, но и выдающегося реформатора?
– Он сам говорил: «Я закладываю во французскую землю гранитные блоки, которые являются институтами». Его отличало исключительно логическое и, я бы сказал, геометрическое видение государства. Он подтвердил очень сильную национальную тенденцию в истории страны, которая, возможно, сближает Россию с Францией в том, что касается роли централизованного государства. Еще и сегодня в известной мере, хотя и меньше, чем 20 лет назад, централизованное государство является стержнем, вокруг которого сплачивается нация. Это наследие Капетингов, Людовика ХIV, якобинцев, но Наполеон придал еще большую силу этому государственному ядру с помощью администрации, централизации.
– Как случилось, что в Париже нет ни одной улицы или площади, носящей имя Наполеона?
– Есть улица Бонапарта. Один из самых посещаемых памятников Парижа - это его гробница. Улицы Наполеона действительно нет, потому что этого не захотели деятели Третьей Республики.
– Остались ли какие-то неизвестные моменты в его биографии? Не был ли он, как до сих пор иногда утверждают, отравлен цианистым калием англичанами?
– Нет, не осталось. Правда, время от времени снова и снова возвращаются к вопросу о его смерти. Я познакомился с материалами исследований, проведенных англичанами. Он умер от амебного гепатита, который поразил его желудок, печень, но никакого цианистого калия там обнаружено не было.
ПАРИЖ


Комментарии (Всего: 1)

Клевая тема меня порадовала)))Но я так же хотела что бы была тема типа:"Франция Европа без Наполеона"Если вы такую напишите буду очень признательна!!!

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *