НеЧестнаЯ игра

Будни Большого Яблока
№50 (450)

Уже начал понемногу забываться эмоциональный накал ноябрьских выборов, а до политических баталий за пост мэра Нью-Йорка и кресло губернатора в Олбани еще почти целый год, так что по крайней мере до лета 2005 года мы будем избавлены от нелицеприятных обвинений, скандальных разоблачений, въедливого обсуждения прошлых ошибок и копания в интимных историях словесных дуэлянтов на наших телеэкранах и первых полосах местных газет. Еще никто из потенциальных кандидатов официально не заявил о своем намерении начать предвыборную борьбу, но помимо, конечно, нынешнего градоначальника Майкла Блумберга я с уверенностью могу назвать одного бруклинского политика, который уже давно ведет кропотливую подготовку к решительному рывку в Сити Холл. И вполне может статься, что именно благодаря ему с наступлением летней жары на наш город снова, как и в начале 90-х годов, навалится нестерпимо душная атмосфера расовой ненависти.
С начала 60-х годов некоторые американские деятели активно разыгрывают так называемую расовую карту в политических играх. Разумеется, для этого имеются объективные причины: экономическое неравенство различных групп американцев, давняя история порабощения одной расы другой, демографические сдвиги населения. Играя на таких человеческих чувствах, как неприязнь и недоверие к чужакам и одновременно представляя свою кандидатуру как близкого родственника избирателей – если не по крови, то по крайней мере по цвету кожи, - при определенных уловиях можно заработать весомый политический капитал. Так когда-то проложил свой путь в большую политику косноязычный, но амбициозный чикагский проповедник левый демократ Джесси Джексон, который даже пробовал свои силы кандидатом в президенты США. Одновременно, но с иной стороны, то есть с крайне правого крыла республиканцев, к той же цели отправился и Пэт Бьюканен, призывая «коренных» американцев объединиться против засилья новых иммигрантов и вообще всех цветных и нехристиан.
Однако к началу нового века межрасовые отношения в стране явно улучшились, и эти два демагога из разных лагерей растеряли поддержку своего некогда многочисленного контингента избирателей и в настоящее время либо проводят время на теле- и радио шоу ( в случае с П. Бьюканеном), или шантажом выколачивают деньги из крупных корпораций для своих общественных и благотворительных организаций (в случае с Д. Джексоном). Даже наш местный возмутитель спокойствия Ал Шарптон заметно угомонился с уходом из Сити Холла Руди Джулиани – главной мишени для его страстных и зачастую несправедливых нападок.
Трагедия 11 сентября 2001 года объединила всех жителей этой страны вне зависимости от расовой принадлежности, беда явилась одной для всех. В то время казалось, что прошлые обиды и подозрения забыты навсегда, расовые проблемы – пройденный этап американской истории. Но еще не были убраны руины Всемирного торгового центра, когда нам был преподнесен классический образец бессовестного розыгрыша «расовой карты». Р. Джулиани от имени города отверг 10-миллионый чек саудовского принца бин Талала, таким образом заявив, что нам нужны не подачки, а реальное сотрудничество в борьбе с исламским террором. Неожиданно для всех член конгресса Синтия Маккинли из Джорджии тут же заявила, что она готова принять этот чек, «чтобы помочь голодным чернокожим детишкам». С. Маккинли даже отправила прочувственное письмо бин Талалу с извинениями за действия Джулиани. Свое поражение на выборах 2002 года она объяснила «заговором еврейского лобби», но теперь вот снова с победой возвращается в конгресс не без финансовой помощи арабо-американских общественных и религиозных организаций, которым очень даже по душе политические интриги чернокожей конгрессменши.
Ноябрьские выборы вернули в политику и позабытого было всеми бывшего многолетнего мэра Вашингтона Мариона Барри. Это под его руководством в 80-х годах Вашингтон уверенно закрепил за собой репутацию «столицы преступности», а заодно скандального расхищения государственных субсидий и полного развала городских служб. Самого мэра застукали в гостинице, раскуривающего крэк с проституткой, за что ему пришлось отправиться за решетку. Но вот 68-летний М. Барри баллотировался в городской совет, и победил объявив программой свои старые демагогические клише, между строк которых легко читается милое для многих вашингтонцев обещание «выбивать деньги из белого общества в пользу угнетенного меньшинства».
В настоящее время 42-й округ Бруклина представляет в городском совете Нью-Йорка Чарльз Баррон. В его ведении находятся самые неспокойные районы боро: Браунсвилль, Ист Нью-Йорк, часть Канарси и Бушвика. Слава Богу, я там не проживаю (тамошний 75-й полицейский участок из года в год держит первое место по числу убийств в городе). Однако по долгу своей работы провожу не менее 8 часов ежедневно, и поэтому лично симпатизирую любым попыткам властей хоть как-то улучшить обстановку на хорошо знакомых мне улицах и поэтому заинтересованно слежу за действиями местных народных избранников. Однажды увидев Чарльза Баррона, вы запомните его навсегда: мягкий взгляд черных выпуклых глаз резко контрастирует с полувоенным френчем какого-то сталинского покроя, в который он почему-то всегда облачен. Пожалуй, впервые он представился таковым широкой нью-йоркской публике больше года назад, когда вместе со своим другом-консильменом Дэвисом они провели сквозь охрану на пресс-конференцию в Сити Холл потерявшего разум сотрудника-активиста, начавшим там дикую пальбу, в которой погибли Дэвис и сам зачинщик.
Из краткой биографии Чарльза Баррона следует, что хотя он и учился в нескольких городских колледжах, никакой профессии по душе он себе так и не выбрал. Среди множества общественно-политических организаций, к которым он примыкал в разное время начиная с конца 60-х годов, особняком стоит партия «Черные Пантеры» - самая радикальная негритянская организация, многие члены которой во время борьбы за гражданские права в противовес призыву доктора Мартина Лютера Кинга к мирному протесту выходили на улицы с оружием в руках, стреляли в полицейских и устраивали поджоги. Относительно недавно Ч. Баррон переселился из Гарлема в Бруклин и стал играть заметную роль среди местных политиков. Однако несколько примеров из его краткого пока пребывания на посту члена горсовета от 42-го округа настораживают жителей всего города.
В начале этого года несколько юных хулиганов на Стейтен-Айленде напали на молодую чернокожую особу. В тот раз полиция сработала весьма оперативно, и злоумышленики вскоре предстанут перед судом. Дело закрыто? Ну нет – такой случай продемонстрировать свои борцовские качества Баррону представляется в нашем городе не столь уж часто, и он не упускает его, организовав антирасистскую демонстрацию по улицам не своего района в Стейтен-Айленде. Примерно в то же время случилось несколько нападений браунсвилльской молодежи на иммигрантов из Азии, одно из которых закончилось убийством молодого рабочего из Бангладеш. И хотя эти атаки были явно расисткой мотивации, господин Баррон и не подумал организовать шествие протеста по улицам своего округа.
Самой большой проблемой в 42-м округе, безусловно, является засилие наркодельцов в местных «проджектах», которые практически в открытую торгуют своим зельем на улицах Браунсвилля и то и дело устраивают средь бела дня кровавые разборки. Весной этого года даже видавшие всякое браунсвилльцы были потрясены убийством 3-летнего мальчика, который попал под барраж пуль в сторону его отца. Казалось бы, этот печальный эпизод жестоких будней Браунсвилля мог бы послужить толчком для развертывания широкой кампании по выселению вооруженных мерзавцев из местных «проджектов» и возваниям к мэру начать реальную борьбу с наркодилерами в этом районе города. Но Чарльз Баррон лишь отделался весьма коротким публичным заявлением об осуждении этого ужасного преступления.
На прошедшей неделе ранним утром жители Ист Нью-Йорка были снова разбужены звуками выстрела из пистолета. Потерявший разум местный бродяга Хозе вначале атаковал молодую женщину по фамилии Лопес, а потом набросился с куском металла на подоспевших полицейских, одному из которых пришлось применить оружие. И хотя все свидетели, включая Лопес, утверждают, что полицейский применил оружие в качестве самообороны, Ч. Баррон громогласно выразил возмущение действиями полисменов. Данная трагедия, как и все другие в результате применения табельного оружия, подлежит детальному ведомственному расследованию. Еще неизвестны широкой публике многие факты. И не приведи Господь, если стрелявший полицейский окажется представителем отличной от погибшего расы – это даст хороший шанс политическим шулерам разыграть расовую карту ради осуществления собственных амбициозных целей. Тем более что некоторые из них и не скрывают желания проскочить в Сити Холл на волне расового прибоя. В Бруклине на Фултон авеню расположен полузаброшенный кинотеатр с характерным названием SLAVE, в котором редко когда демонстрируются фильмы, но зато время от времени устраивают свои шумные собрания фарракановцы. С недавних пор на обшарпанном фасаде кинотеатра появилась постоянная надпись: BARRON FOR MAYER!
Если это и есть неофициальная заявка на предстоящую избирательную кампания по выборам мэра Нью-Йорка, я лично по местному обычаю скрещиваю два указательных пальца, чтобы всегда беспокойные будни нашего города не представили ни единой возможности Ч. Баррону поиграть на расовых предубеждениях нашего пестрого населения ради собственных политических дивидентов. Ведь мы помним постыдный еврейский погром в Краун-Хайтс в августе 1991 года, вспоминаются уличные беспорядки 1992 года в Бронксе после гибели в схватке с полицией известного наркодилера Гарсия, не забыты пламенные речи перед возбужденными толпами потерявших всякую объективность бруклинских политиков против «фашиста» Джулиани в 1993 году, а также в памяти еще косые взгляды и вызывающие реплики коллег на рабочем месте, которые поддались бессовестной пропаганде рвущихся к власти любителей нечестных политических игр.