ДЕЛЬФИНЫ В СПЕЦНАЗЕ

Военное обозрение
№49 (449)

На протяжении 7 лет Соединенные Штаты активно пытались не допустить проникновения вооруженных сил Северного Вьетнама на Юг. И эти усилия превратились в полномасштабные боевые действия. Если в 1965 году в них участвовало 25 тысяч американских солдат и офицеров, то через три года их число достигло полумиллиона.
Война велась, главным образом, на суше, где против американцев и их вьетнамских союзников действовали местные партизаны и 33 регулярные пехотные дивизии северян. В воздухе доминировали американцы, наносившие удары по сухопутному противнику, его коммуникациям и базам снабжения. Все это достаточно известно, как и прискорбный финал всей кампании.
Однако малоизвестными до сих пор остаются события подводной минно-диверсионной борьбы, которая весьма интенсивно велась вьетнамцами против кораблей американского флота, действовавших в прибрежной акватории Вьетнама.
Вели ее так называемые боевые пловцы. В массе своей это были северо-вьетнамские подводные диверсанты, подготовленные советскими инструкторами в Крыму и под Одессой. Впрочем, эти инструкторы не только обучали их, но нередко и сами участвовали в диверсионных рейдах. При этом все снаряжение, используемое боевыми пловцами, было изготовлено в СССР. Вначале от их действий американцы понесли весьма существенный урон.
После ряда потерь от диверсий такого типа американцы забеспокоились, резко усилили охрану своих баз и корабельных стоянок. Кроме того, был спешно создан контрдиверсионный отряд СИАЛ, в который вошли американские “фрогмены” ( «люди-лягушки»), как назывались в США бойцы подводных диверсионных групп. Они были распределены по базам во Вьетнаме и развернули интенсивную борьбу с диверсантами противника. На первых порах “фрогмены” использовали сетевые ловушки и минные брандвахты, из личного оружия - гарпунные ружья и боевые арбалеты, Этот арсенал постепенно совершенствовался, а вскоре пополнился новым мощным средством.
Этим средством были дельфины и морские львы - сивучи, специально обученные для охоты на подводных пловцов. Причем, наиболее азартными и беспощадными охотниками оказались сивучи. Если дельфин по природе своей существо добродушное, то морской лев - зверь весьма кровожадный, нацеленный на добычу. После ряда схваток, в которых приняли участие дельфины и сивучи, вылазки вьетнамских боевых пловцов пошли на убыль и к 1977 году прекратились совершенно.
По окончанию войны во Вьетнаме дельфиний “спецназ” не был расформирован, местом его постоянной дислокации стала база ВМС в бухте Пагет Саунд. Здесь , кроме регулярных тренировок зверей, группа ученых занималась программой исследований физиологических особенностей их организмов, которые способствуют или препятствуют боевому применению этих животных.
Кроме того, в задачу исследователей входила оценка действий дельфинов и сивучей в сравнении с новейшими подводными роботами. Результаты такой оценки отражались на решении вопроса о принятии этих роботов на вооружение войск.
Давно замечено, что дельфины и сивучи практически не подвержены влиянию колоссального гидростатического давления на глубинах до 350 м. Они хорошо переносят временное понижение температуры и стабильно выполняют задания, даже в состоянии сильного физического утомления.
Суммарное время пребывания под водой у этих животных значительно больше, чем у водолазов в легком снаряжении, которых к тому же надо предохранять от переохлаждения и декомпрессионных расстройств (кессонной или кессоноподобной болезней).
К суммарному времени пребывания под водой дельфина приближается только время работы робота. Однако роботы оставляют в воде куда более заметный демаскирующий след, акустический и электромагнитный. Следовательно, подводные роботы сравнительно легко могут быть обнаружены противником, в то время как морские звери улавливаются даже гидролокаторами с большим трудом.
Еще более важно, что собственный биолокатор-сонар дельфина по своим тактико-техническим характеристикам намного превосходит нынешние акустические гидролокаторы. Он способен обнаруживать и различать неживой объект от живого существа не только по форме и размеру, но и по внутреннему его строению. Полученную информацию дельфин обрабатывает мгновенно и передает при помощи сонара на расстояние до трех километров. Этот же сонар является и природным оружием - им дельфин может глушить рыбу, обороняться от акул и даже поразить боевого пловца.
Сонаром он обнаруживает и различает слабые акустические сигналы, и делает это на фоне естественных и искусственных звуковых помех моря. Вырабатываемые своим биолокатором редкие щелчки дельфин использует при поиске цели, а частые щелчки - чтобы ее обозначить и точно запеленговать. Так называемое мяуканье позволяет дельфину “создать” трехмерное изображение цели, когда она находится на близком расстоянии.
Военные эксперты США отмечают, что сонар у дельфина оказался более эффективным средством обнаружения подводных диверсантов нежели стандартные электронно-акустические приборы поиска.
В настоящее время два эскадрона морских животных дислоцируются на острове Коронадо (в районе города Ла – Хойя) и в бухте Пагет Саунд. По данным Пентагона, программа комплектования эскадрона дельфинами и сивучами, их обучения действиям против подводных диверсантов, обошлась в сумму более 30 миллионов долларов, но целиком себя оправдала в реальной действительности.
Выучка членов этого эскадрона была проверена в боевой обстановке в ходе операции “Буря в пустыне”. Тогда подразделение иракских боевых пловцов установило обширную минную полосу перед побережьем Кувейта, чтобы воспретить здесь высадку американского десанта. Эту полосу они интенсивно охраняли, и когда американские “фрогмены” попытались разминировать ее, иракцы напали на них и убили двух бойцов. Неудача постигла и подводных роботов-саперов, которых пустили на минное поле после провала попыток “фрогменов”. Иракские боевые пловцы вывели из строя почти все роботы.
Тогда в зону Персидского залива самолетами с базы ВМС Пагет Саунд было переброшено подразделение сивучей, которое немедленно изменило ситуацию на побережье. 4 иракских боевых пловца были убиты, пятеро всплыли и были захвачены в плен. Больше подводные диверсанты в этом районе не появлялись, и высадка прошла без потерь.
Символично, что при допросе захваченных боевых пловцов выяснилось, что все они обучались диверсионным подводным действиям в Крыму. Там, близ Севастополя, в Казачьей бухте дислоцировался советский отряд подводных диверсантов, при котором имелось так называемое “иностранное” учебное подразделение, где, кроме иракцев, были сирийцы, иорданцы и даже палестинцы из ООП. Пленные боевые пловцы рассказали также, что в Казачьей бухте они видели, как обучают дельфинов и морских львов. И там они поняли, что от этих зверей в воде спастись невозможно. Иракцы заверили американских офицеров, что теперь, когда в Персидском заливе появились обученные сивучи, ни один боевой пловец не рискнет сунуться к охраняемым ими объектам.
Так оно и было. До начала операции “Буря в пустыне” иракское командование не предприняло ни одной подводной диверсионной акции. Такова была вторая встреча американских боевых ластоногих с обученными в СССР подводными диверсантами. Но о советской школе, где также готовились к диверсионным действиям морские звери, американцы узнали впервые.
Между тем, еще в 70-х годах советское военно-морское руководство решило привлечь к действиям диверсионного назначении силы, так сказать, животного мира - представителей отрядов зубастых китов и ластоногих. С этой целью в Севастополе был сформирован спецотряд по борьбе с подводными диверсантами противника. Он дислоцировался в Константиновском равелине, подразделения размещались в тоннелях прибрежной скалы и тщательно охранялись.
В составе отряда основным было подразделение, которое называлось «биотехнической группой особого назначения» (БГОН). Его база находилась рядом с Константиновским равелином в Казачьей бухте, где были сооружены стальные клетки - вольеры для морских животных - дельфинов и морских львов. БГОН делилась на две секции - разведчиков и бойцов. Первоначально обе секции комплектовались исключительно дельфинами, затем на роль бойцов стали готовить морских львов -сивучей.
Дельфины-разведчики обучались и использовались для обнаружения иностранных подлодок и затонувших объектов. Кроме того, они привлекались к подъему со дна различных предметов, от небольших до весьма крупных, и демонстрировали при этом высокую эффективность. Так, на морском полигоне в Феодосии дельфины отыскали и подняли со дна около полутора тысяч затонувших во время стрельб торпед.
Секция бойцов в свою очередь делилась на диверсантов и анти-диверсантов. Для них специально были разработаны подрывные заряды, крепежные устройства и оружие для нападения на боевых пловцов противника. Отряд был создан в 60-х годах и приобрел боевой опыт во время войн в Эфиопии, Анголе и в Никарагуа.
На базе севастопольского БГОН исследованиями занималось специальное научное подразделение во главе с капитаном 2 ранга Виктором Сарычевым. Именно по его рекомендациям и были включены в отряд морские львы. Сивуч может находиться под водой почти втрое дольше дельфина , нырять - до 500 метров.
В севастопольском отряде был разработан и внедрен язык, с помощью которого можно было общаться с животными - отдавать им команды и получать от них информацию. Выяснилось, что дельфины обладают высокими телепатическими качествами; они чувствуют настроение человека, уверенно различают людей с дурными намерениями. И стараются держаться от них подальше, категорически отказываются работать с людьми такого склада.
Дельфины и сивучи довольно легко обучаются, даже сложным действиям. Они быстро усваивают технику фотографирования под водой, приемы крепления зарядов, тактику разведки и обнаружения вражеских подлодок и атак боевых пловцов противника. При этом наиболее агрессивными, как и у американцев, показали себя сивучи.
В 1993 году, после развала СССР, из-за скудного финансирования и неясного статуса Севастополя и Черноморского флота спецотряд был расформирован, зверей стало нечем кормить и их выпустили из вольеров. Но большинство дельфинов уже стали домашними, если так можно назвать зверей, обученных взрывать корабли и убивать бойцов противника. Они разучились самостоятельно добывать пищу. Поэтому они постоянно возвращались к своим клеткам в поисках еды, и многие из них погибли в условиях непрошеной свободы.
Однако американский эскадрон в бухте Пагет Саунд и на острове Коронадо продолжает существовать и сегодня. Правда, и до сих пор его численность, методы обучения животных и практические результаты большинства экспериментов и реальных действий строжайше засекречены. Это считается особо необходимым сейчас, когда дельфины и морские львы продолжают нести свою боевую вахту.
Одно из подразделений охраняет акваторию огромной военно-морской базы Бангор (штат Мериленд), где дислоцируется Атлантическая эскадра подводных ядерных ракетоносцев. В ее составе - самые мощные субмарины нашего времени, принадлежащие к классу “Огайо”. Они оснащены стратегическими ракетами подводного старта типа «Трайдент» - по 24 ракеты на борту каждой субмарины. Залп только одного такого корабля превратит в безлюдную пустыню любой континент. Потому так всеобъемлющи здесь меры безопасности. Подводные телекамеры, высокочувствительные гидрофоны, мобильные роботы, водолазные патрули денно и нощно стерегут подходы к базе Бангор.
Кроме этих суперсовременных технических средств, к охране Бангора привлечены подразделения дельфинов. В интервью газете “Дейли Ньюс” командир базы не скрыл своего восхищения безусловной надежностью этих живых подводных стражей. Адмирал рассказал, что при недавней “натурной” проверке, в которой было задействовано 6 «фрогменов», ни один из них не прошел незамеченным мимо сторожевых дельфинов. Когда водолазы находились еще на расстоянии более 300 ярдов от входа в бухту, дельфины обнаружили их и включили сигналы общей тревоги. Они точно сообщили направление движения и количество диверсантов и устремились на перехват. Несдобровать “фрогменам”, если бы не удалось остановить бдительных стражей.
И есть еще одно место на земном, шаре где подразделение дельфиньего эскадрона несет боевую службу более двух лет, и пока его службе конца не видно. Это Персидский залив, где базируется оперативная группировка американского военного флота. Здесь дельфины и сивучи, во–первых, охраняют район дислокации флота от возможных атак диверсионных сил исламских экстремистов. Вторая их задача - обеспечение боевых действий десантного плана, которые проводились в ходе Второй иракской войны. И не исключено, что такие действия могут понадобиться в недалеком будущем.
Итак, польза и необходимость дельфиньего спецназа несомненны. Тем не менее, его существованию грозит опасность с самой неожиданной стороны. Против этого подразделения восстали представители движения “зеленых”. Но нет сомнений , что никакие протесты не заставят американское командование ликвидировать такую эффективную боевую структуру, как эскадрон дельфиньего спецназа.


Комментарии (Всего: 2)

Статья толковая, но не стоит терроризировать обывателя. Людям не всегда полезно знать всю правду, не все её в состоянии вынести.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Горбачёва, и Ельцина со товарищи, и с семьями отдать на скормление голодным сивучам.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *