Ищи кому выгодно

В мире
№46 (812)

 

Ночь с воскресенья, 6-го, на понедельник, 7 ноября, Израиль провел в тревожном ожидании. Нет, в этой ближневосточной стране никто не опасался, что тут вспыхнет, спустя 94 года, новая Великая Октябрьская социалистическая революция: ее даже на родине этого исторического события уже никто не ждет и не боится. Тем не менее, Израилю в этот памятный день тоже грозило кое-что социал-революционное – всеобщая забастовка под руководством Всеобщей конфедерации профсоюзов – Гистадрут.

Забастовка должна была коснуться большого числа общественно значимых сфер: всех государственных учреждений – от муниципальных органов до правительственных министерств и ведомств;  транспорта, включая автобусы и поезда, аэропорты и морские порты; банковской системы, служб безопасности, больниц, детских садов и т.д. Страна готовилась к многомиллионным убыткам и колоссальным неудобствам. На предприятиях и в организациях решались вопросы доставки сотрудников на работу в случае паралича общественного транспорта. Родители маленьких детей ломали голову, куда девать ребятишек, если не откроются ведомственные детсады. Пассажиры морского и авиатранспорта готовились к отмене рейсов и “зависанию” в портах.“Вот только этого нам и не хватало...”, - вздыхала страна, едва оправившаяся от продолжавшихся несколько дней ракетных обстрелов ХАМАСом  Ашдода, Ашкелона, Беэр-Шевы и граничащих с сектором Газы территорий.
Всю ту ночь заседал Всеизраильский суд по трудовым конфликтам, решая: запретить ли по иску министерства финансов к Гистадруту проведение общенациональной забастовки или все же разрешить демонстративную защиту прав трудящихся? Далеко за полночь постановили: забастовку разрешить, но сроком всего на два часа – с 8 до 10 утра понедельника. А через три денька собраться снова, чтобы с помощью суда попытаться урегулировать конфликт. Но даже после всего двухчасовой стачки страна еще почти до вечера приходила  себя.

Какие же и чьи права решили защитить профсоюзы, пойдя на столь масштабный конфликт с властью? 
Главным объектом заступничества Гистадрута стали работники, нанимаемые частными посредническими фирмами для обслуживания государственных и полугосударственных предприятий и учреждений.

В большинстве своем речь идет об уборщиках, охранниках и временном техническом персонале. О людях, действительно пораженных в Израиле в основных трудовых и социальных правах. С ними не заключают стандартных договоров, им платят меньше законного минимума (ведь посредник должен свое урвать), нарушают всяческие нормативы, умыкают отпуска, утаивают пенсионные фонды и т.п.

Перечень прегрешений маклеров и работодателей перед этими израильтянами длинен как сама история этой фактически узаконенной здешней работорговли. А одна из уловок, позволяющих частным компаниям по найму рабочей силы обходить закон, проста и верна: тех же уборщиков и охранников увольняют до истечения года работы, когда положено предоставлять все положенные условия и льготы. И... тут же принимают на работу снова – на тех же “птичьих” правах.

Так складываются “трудовые биографии” у сотен тысяч людей. И об этой практике в стране осведомлены все – особенно новые репатрианты, вот уже 20 с лишним лет составляющие костяк изгоев местного рынка труда и кормильцев ненасытных фирм по найму. Отчего же именно в 2011 году профсоюзное начальство так возбудилось по этому поводу?

Козырная карта в этой игре, надо сказать, весьма старая, засаленная и к тому же битая. Много лет назад, когда Амир Перец, экс-министр обороны и бывший лидер “Авода”, в очередной раз баллотировался в председатели Гистадрута, звучало с самых разных трибун: “Долой частных посредников из системы трудоустройства!”, “Все - на защиту тружеников от мелких акул капитализма!” и “Даешь равные права всем!” “Красный Перец” был решителен и, согласно своему прозвищу, остер и слезоточив. Но как только победил и занял кресло председателя профсоюзов, заметно смягчился. О жертвах уродливой системы частного трудоустройства надолго забыли. 

А уборщицы и охранники, ремонтники и техники-смотрители продолжали ежедневно приходить в министерства и ведомства, на государственные предприятия и в учреждения, чтобы старательно выполнять свою работу. Они уже стали там настолько своими, что мало кому из постоянных сотрудников приходило в голову, что, по бумагам, эти Наташи и Борисы ежегодно как бы “новенькие”. И верно, кому из хорошо устроенных госслужащих есть дело до житейских проблем тетеньки со шваброй или дяденьки с кобурой? Да что там рядовые чиновники и столоначальники средней руки – за самими “народными избранниками”, депутатами израильского парламента, убирали почти бесправные наемные работники: Кнессет из года в год пользовался услугами посреднических фирм!

Для чего же они понадобились сегодня, нежданно-негаданно став решающим фактором всеобщей забастовки?
Отметим еще раз: речь ныне идет о фирмах, нанимающих работников для государственного сектора. И если Гистадрут во главе со своим теперешним председателем Офиром Эйни добьется приема этих людей в штат госучреждений, они почти автоматически получат право на вступление в профсоюз. То есть, могут стать электоратом своих благодетелей, в полном смысле этих слов “умножить ряды”. Руководству организации, подрастерявшей массовость, утратившей славу борцов за социальную справедливость и давно превратившейся в крупнейшего работодателя и стража льгот для избранных, это, как говаривал Ильич, “архиважно”.

А неважно при этом то, во что выльется такая милость. Госбюджет, утвержденный на 2011 и 2012 годы, никто пересмотреть не даст, так как министерство финансов твердо стоит на своем. Стало быть, деньги, необходимые на новых постоянных работников, госсектор потребует с налогоплательщиков. Будет повышен муниципальный налог, увеличатся ведомственные сборы и пошлины, вырастут цены на все государственные услуги – от больниц и детских садов до финансовых учреждений.
За профсоюзное благородство придется платить простым израильтянам, не имеющим чести состоять в этой влиятельной организации. Ведь каждому работающему в Израиле в частном секторе, известно, как относятся хозяева к профсоюзному движению. Заявление о намерении создать рабочий комитет приравнивается к “бунту на корабле” и ведет к немедленному увольнению застрельщиков. У остальных это вызывает долгий и продолжительный испуг.

Дело в том, что трудовое законодательство отнюдь не пугало для израильского частника. Его можно нарушать, зная, что отвечать придется не скоро или не придется вовсе. Пока сотрудник работает, он будет глотать обиду, а когда уволится или будет уволен – пусть себе запоздало добивается удовлетворения через суд. Да и тут у него мало надежды на успех: у работодателя  адвокаты посильнее и опыт по части тяжб богаче. А уж если работа потеряна из-за разорения и самоликвидации компании, тогда пиши пропало, концов уже не найдешь.

Израильский же профсоюз, который и по идее, и по своему громкому званию, обязан быть всеобщим, давно превратился в “клуб для избранных”. Он защищает, обслуживает и кормит почти исключительно одних госслужащих да “рабочую аристократию” корпораций-монополистов – морских портов, Электрической компании, водного хозяйства, железной дороги и проч. Тех самых, кого и обслуживают, востребованные вдруг наймиты частных фирм по трудоустройству...

Кстати, эти непотопляемые, нет, не баржи, а биржи современной торговли рабами поставляют персонал и в частный сектор. Нанятые ими работники наводят чистоту и обеспечивают безопасность в принадлежащих конкретным израильским семьям и кланам торговых сетях, больницах, банках. Между прочим, в издательствах ведущих израильских газет и на телестудиях популярных телеканалов, со страниц и экранов которых сегодня звучат слова о социальных правах, тоже трудятся жертвы частных фирм по найму. И вот таких почти бесправных уборщиков и сторожей в Израиле намного больше, чем их товарищей по нелегкой судьбе, за которых возвысил свой басовитый вельможный голос Гистадрут.

...Пока же страна ждет, вернется ли забастовка, или опять все как-то рассосется. Надежду на последнее внушает тот факт, что борьба с самими частными посредническими фирмами не может увенчаться успехом вот уже двадцать лет. Те самые два десятилетия, что этим компаниям исправно поставляет поживу “большая алия” из бывшего СССР и Эфиопии, намеренно вычеркнутая из государственной системы трудоустройства. Ищи, как говорили древние, сui prodest - кому выгодно...