Призраки Бронкса

Непридуманные истории
№40 (440)

В самом центре Бронкса, где заканчивает свой бег короткий Шеридан парквэй, находится бойкий перекресток Ист-Тремонт авеню и 177-й улицы. Не сразу заметишь, что в этом месте участок авеню представляет собой широкий, но короткий мост через бурный поток темно-зеленой воды, который упрятан кронами нависших над речкой деревьев. Большинство водителей в проезжающих этот всегда оживленный перекресток автомобилях вряд ли успевают увидеть этот неширокий ручей с гордым названием Бронкс-ривер (река) и уж наверняка не подозревают о существовании здесь крошечного парка с тем же названием и размером всего 0.5 акра.
Представьте себе густо поросшие зеленой травой невысокие, но крутые берега и каменистое русло, журчание воды и прохладу, пение птиц, запах цветов, чистый воздух – изумительный оазис оставленной в покое природы посреди урбанистического ландшафта с нагромождением жилых зданий, промышленных строений и транспортных развязок! И уж в подлинный восторг приводит пространная памятка на зеленом щите у входа в парк, из которой следует, что именно это место облюбовали ранние переселенцы из Европы, которые уже в XVII веке возвели у быстрых вод Бронкс-ривер первые в округе водяные мельницы. Стоя на замшелых камнях у излучины речки, можно легко представить рабочие будни того далекого Бронкса: бодрый шум водяного колеса, загруженные тяжелыми мешками телеги, звон металла из пышущей жаром кузницы и загорелых возниц, отводящих своих лошадей на водопой...
Другие времена – иные люди сегодня встречаются на берегах речки Бронкс. Поразительный технический прогресс всего человечества и Америки в частности за последнее столетие навсегда избавил нас от необходимости тяжко трудиться от зари дотемна ради хлеба насущного. Однако новая жизнь принесла людям и неведомые раньше беды...
Согласно заданию по своей основной работе в МТА, я прибыл в этот крошечный парк затемно. Над речкой высоко в предрассветном небе нависала эстакада метро, а рядом уже был установлен огромный кран: предстояла замена участка железнодорожного полотна. В утренние часы Бронкс-ривер парк был особенно красив и покоен. Над водой слался легкий туман. Вдоль берега уже просматривался ряд бетонных кубов-пьедесталов, на которых установлены абстрактные скульптуры из сварного металла, общий вид которых продуманно смягчал присутствие зависших в небе металлических конструкций сабвея.
Несмотря на ранний час, в парке уже находился один посетитель – скучающего вида парень, который почему-то сидел на дощатом столе, опустив ноги на лавку. Вскоре у незапертого входа появились рабочие в оранжевых жилетах и синих касках, закипела работа. Парень еще поскучал часок и отправился в Макдональдс за выходом из парка. В какой-то момент я занял его место на лавке и вскоре стал объектом пристального внимания со стороны молодой особы, которая появилась ниоткуда и принялась кругами ходить вокруг лавки со столиком, вопросительно и опасливо заглядывая мне в лицо. Я вынул из сумки оранжевый жилет, и странную девицу тотчас будто ветром сдуло.
Однако у самой воды вдруг стали появляться какие-то тени: неопределенного возраста женские фигуры возникали и исчезали среди пышных кустов.
-Это проститутки, - кивнул в их сторону один из работников. - Они здесь вчера вечером настоящий шабаш устроили, с пьянкой, дракой и тасканием за волосы, мы полицию вызвали их разогнать. Видно, отоспались и снова возвращаются на свой промысел.
Вскоре вернулся и «хозяин» столика, но не один, а с мужиком потрепанного вида, которого он быстро провел за бетонную тумбу пьедестала. Через некоторое время мужик тот буквально выпорхнул из парка какой-то странной, летящей походкой.
Давно кипела работа у крана, который то и дело поднимал наверх рельсы и шпалы, контейнеры с инструментом. Осторожно продвигались по краешку парка тяжелые грузовики, увозя прочь поданный сверху лом. И так же споро «трудился» парень, то и дело буквально за руку отводя в укромные уголки парка своих «клиентов».
Кое-где в траве виднелись пластиковые флаконы с надписью BLEACH. Странно, кому потребовалось выпускать хлорный раствор для стирки в таких маленьких емкостях?
-Это сорт крэк-кокаина так называется – популярное зелье у самых безнадежных наркоманов, - объяснили мне коллеги. К концу дня один уж совсем жалкого вида «бам» бережно собрал эти серые флаконы и унес – наверное, туда, где их принимают «на обмен».
Прямо у парка находится жилая пятиэтажка, с одной стороны дома все окна выходят на парк. Ближе к концу дня все чаще стали появляться местные жители, направляющиеся в свои квартиры мимо парка и все еще занятых своим делом рабочих. И лишь изредка кто-либо выходил за покупками или прогуляться, но все почему-то направлялись в противоположную от парка сторону.
Лишь совсем вечером за столиком расположилась одна семья: беременная женщина с девочкой лет пяти и пожилая леди с годовалым малышом. Вскоре прибыл, как видно, с работы глава семейства – усталый «испанец», к которому тут же помчалась навстречу девочка. Счастливый отец усадил себе на колени малыша и долго и горячо разговаривал с супругой. Пожилая женщина изредка и веско вставляла слово-другое, не спуская глаз с внуков.
Все это время в каких-то двадцати шагах от нормального семейства не прекращалась подозрительная возня бессловесных призраков. Все те же убогого вида женщины бесшумно фланировали вдоль ручья, а хмурый делец то пропадал в кустах с очередным «клиентом», то вновь маячил в одиночку. Но счастливое семейство их как бы не замечало. В перерывах разговора взрослые смотрели на догорающий закат поверх слоняющихся теней в парке, девочка грызла чипсы и резвилась поблизости под присмотром своей бабушки.
Все это очень было похоже на один из тех фантастических фильмов, в которых нормальная семья оказывается в «заселенном» приведениями доме. И те и другие живут своей жизнью, люди в упор не видят порхающих вокруг них духов, но все же эти два разных мира в конце концов соприкасаются, и тогда с людьми случаются кошмары и несчастья по вине злобных призраков. Однако фильмы заканчиваются с заранее предсказуемым «хэппи-эндом», а в реальной жизни, к сожалению, все не так предсказуемо, и очень хочется надеяться, что ни девочку с чипсами, ни всю ее дружную семью никогда не затронет мрачная суета призраков Бронкса.