Нелегко быть Честным Человеком

Наши соседи: Нью-Джерси
№39 (439)

Плохо, когда власть не держит своего слова, заставляя сограждан усомниться в целесообразности сотрудничества с ней.
Бывший офицер тюремной охраны Хуан Эспиноза, работавший некогда в Union County jail (штат Нью-Джерси), судится сегодня с властями графства, в котором расположена эта тюрьма. Он обвиняет их в том, что его, обманув, использовав во время расследования, одного нашумевшего в свое время, уголовного дела. За свидетельство на суде против коллег, жестоко обращавшихся с 25 нелегальными иммигрантами, Еспинозе пообещали перевод на другую работу. Обещание это, по его словам, никогда выполнено не было...
Бывший офицер охраны тюрьмы в графстве Элизабет очень помог прокуратуре добиться осуждения потерявших человеческий облик коллег. Как пишет «Нью-Йорк таймс», издевательства над нелегалами были записаны офицером на пленку, на которой видно, как беззащитных людей избивают, в изощренной форме унижают их человеческое достоинство, раздевая догола, зажимая генеталии клещами.
Все эти безобразия, случились после бунта нелегалов в тюрьме Esmor. Ее вскоре закрыли, а заключенных перевели в учреждение, где работал Эспиноза. Вот его коллеги и решили поставить бунтарей на место, применив физические меры воздействия, больше похожие, давайте согласимся, на пытки. О происходящем стало известно в прокуратуре, однако следователям необходим был свидетель. Как читатель уже догадался, им стал Эспиноза, посчитавший, что «воспитатели» зашли слишком далеко. В результате его показаний, 10 из 12 охранников Union County jail были осуждены.
Прокурор, расследовавший это дело, прямо заявил своему главному свидетелю, что на прежнее место работы возвращаться небезопасно, пообещав подыскать равноценную замену в правохранительной системе. Сказано это было в 1995 году. Однако в 2000 году, уже после вынесения приговора коллегам Эспиноза получил письмо, в котором ему предлагалось...вернуться в ту же самую тюрьму! Понятное дело, что он отказался, отдавая себе отчет в том, что его ожидает.
Честно говоря, лично меня удивляют слова адвоката Кэтрин Хэтфилд, представлящей интересы властей графства Юнион, которые приводит «Нью-Йорк таймс»: «Это очень простое дело , - заявила она, - мистеру Эспинозе следовало вернуться на прежнее место работы. Его никто не собирается преследовать за его участие в судебном процессе, который давно завершился».
Миссис Хэтфилд – опытный адвокат, и ей должно быть хорошо известно как относятся к тем, кто позволяет себе выносить сор из избы. Особенно, если дело касается правоохранительных органов. Можно не сомневаться, что в Union County jail осталось немало тех, кто считал и продолжает считать Эспинозу предателем, тайным образом запечатлевшим на пленку деяния своих товарищей. То, что их бывший коллега поступил как честный человек, их волнует мало. Ведь сдал своих, а это никогда не прощают.
Джим Роше, нынешний президент Policemen’s Benevolent Association, утверждает, что члены его профсоюза вовсе не горят желанием доставить неприятности Эспинозе. «Ведь шесть других охранников, которые выступили на суде в качестве свидетелей обвинения, - говорит Роше, - вернулись на прежнее место работы и у них волос с головы не упал».
Так-то оно так, да не совсем. Охранники, которых упоминает полицейский профсоюзный босс, не от хорошей жизни развязали свои языки иначе им бы самим сидеть на скамье подсудимых. Их признания - вынужденные, так сказать, из под палки.
Другое дело – Эспиноза. Его выступление на процессе было обусловлено личными мотивами, отрицательным отношением к порядкам, которые царили и поддерживались в Union County jail. Кстати, после этого суда власти многих штатов вынуждены были провести серьезные реформы, связанные с содержанием иммигрантов в спецучреждениях.
И миссис Хэтфилд, и мистеру Роше, надо думать, известно, что творилось в зале суда во время процесса. О степени эмоций говорит тот факт, что во время оглашения приговора понадобилось 30 вооруженных сотрудников – работников охраны суда, чтобы выставить из зала не в меру разбушевавшихся родственников и друзей осужденных. Вряд ли эти люди простили бы Эспинозу, да он и сам в это не верит.
Известно Хэтфилд и Роше об угрозах, которые получал «честный мент» как в свой адрес, так и в адрес своих близких. После окончания процесса Эспиноза, не сумев получить работу в Нью-Джерси, нашел ее, правда с жалованьем вдвое меньшим, во Флориде.
Будет очень жаль, если справедливость не восторжествует. Человек, который рискнул своим спокойствием и карьерой ради спасения других людей, заслуживает к себе другого отношения. Если власть этого не поймет, честные люди вряд ли захотят иметь с ней дело.