ВИНОГРАДНУЮ КОСТОЧКУ В ТЁПЛУЮ ЗЕМЛЮ ЗАРОЮ

У каждого свое хобби
№38 (438)

Известно, что слово “вино” упоминается в Старом и Новом заветах более пятисот раз книга Бытия говорит праведник Ное, который высадил после всемирного потопа виноградную лозу на горе Арарат, откуда она и начала свой путь по белу свету. Те, кто верит первоисточникам, ссылаются и на греческого историка Геродота, писавшего, что вино из древней Армении в Вавилон доставляли в сосудах и плетенках из пальмовых листьев,. на что скептики и атеисты возражают: мол речь в этих хрониках скорее всего шла о меновой торговле. И в самом деле, в Музее археологии в Филадельфии среди других уникальных экспонатов находится глиняная бутыль для вина, которая была сделана в Междуречье едва ли не cемь тысяч лет назад; похоже, что ещё древние шумеры умели коротать мессопотамские вечера за кружкой вина и дружеской беседой.
Во все времена вино не просто доставляло человеку удовольствие: оно давало ему ощущение раскованности, свободы, служило проводником между его поверхностным и глубинным “я”. Декларация любви к винопитию в странах нетерпимого ислама могла восприниматься как и выражение личной свободы. Не случайно персидский математик и поэт О. Хайям писал:
“ Годами речь муллы скучна, пресна, мутна: ни сердца, ни ума не тронула она.
Но продавец вина мне душу взволновал: всего один глоток – и песня рождена”.
Странствуя по свету вместе с финикийцами, вино попадает на строва греческого мира. История хитроумного Одиссея, опоившего вином циклопа и сумевшего спастись, праздники в честь бога Диониса стали частью мировой культуры и символом греческого жизнелюбия. Интересно, что на ближнем Востоке и в Греции вино делалось не только из винограда, но и настаивалось на хвое ливанского кедра или сосны, так что его вкус современному человеку показался бы весьма необычным. Предприимчивые греки, торговцы и завоеватели, приносят виноделие на юг Франции и Италии, и со временем Дионис превращается в Вакха, а праздники в его честь. Нам известны как вакханалии.
Заселяя ближние и дальние уголки Земли, европейцы разводят там виноград и производят вино. Впрочем, судя по скандинавской саге, викинг Лейф Эрикссон, приплывший в Америку еще в начале XI века, так часто встречал на своем пути дикий виноград, что назвал новую страну Винланд. Позже виноград попадался на глаза экспедициям Х.Колумба и Д. Верразано. Выясняется, что на территории США в течение сотен лет произрастал не один десяток виноградных сортов , и тем удивительнее, что индейцы так и не разобрались в его ферментных свойствах.
В 1565 году известный пират Д. Хокинс, которому королева Англии в будущем пожалует высокий чин, открывает во Флориде первую винодельню. Дело в том, что Англия издавна покупала вино, оливковое масло и шелк у своих врагов, Франции и Испании, и с помощью американской колонии, надеялась решить эту наболевшую проблему. Под эгидой английских властей в Вирджинии начинают осваивать виноделие и в 1619 году даже привозят туда восемь французских мастеров. Но местные сорта нуждались в селекции, а привозная лоза приживалась плохо. К тому же болезни, обрушившиеся на растения, и грибок фунгуc добили их окончательно.
Так и не узнав вкуса хорошего вина, к середине XIX века Америка потребляла в огромных количествах пиво и виски, местное виноделие пополняло творческие ряды за счет выходцев из Европы и копило силы. Неурожаи европейского винограда, вызванные эпидемией виноградной тли, филоксеры, и Первая мировая война открыли американскому виноделию огромный рынок сбыта. А лоббированная выходцами из Италии поправка к “сухому закону” разрешала производить на семью до двухсот галлонов вина в год и дала селекционерам и производителям еще один шанс.
Сотни тысяч новых поклонников вина появились в США после телепередачи 1991 года “Французский парадокс”, в которой рассказывалось, что благодаря постоянному употреблению красного вина средний француз, даже не соблюдая диету, имеет гораздо меньше проблем с сердцем, чем американец. Кроме того, авторы передачи утверждали, что красное вино уравновешивает психику и укрепляет семью.
Сегодня Калифорния производит 90% американской винной продукции. 850 винодельческих ферм, собирая виноград с 280 тысяч гектаров, поставляют на рынок вино на любой вкус, цвет и глубину кармана покупателя. По-прежнему популярным остается каберне-совиньон и мерло, содержащие танин, который делает вино в течение 5-10 лет еще более приятным на вкус. А любители ароматных отдушек могут купить вино с привкусом мяты, красной и черной смородины.
Cобиратели и знатоки вина объединяются в клубы по интересам, где дегустируют избранные сорта и слушают доклады экспертов. Коллекционирование вин сопровождается и собиранием атрибутов, их окружающих. Мир полон энтузиастов, скупающих старые винные бочки, античные полки и шкафы, где хранятся экзотические бутыли, почтовые марки, посвященные виноделию. Коллекционеры с готовностью покажут вам репродукцию старинного немецкого алтаря, называемого “Чудесное вино св. Бертины”, на которой, помимо прочего, изображен человек, сверлящий пробку в винной бочке .
Кто-то из классиков заметил, что штопор - это устройство, помогающее преодолеть последнюю помеху на пути к наслаждению. Поговорив с коллекционером о таком вроде бы заурядном предмете, узнаешь, что бывают штопоры, работающие по принципу Архимедова винта, штопоры с крыльями, с поперечным винтом, сжимающим пробку сбоку, чтобы она не раскололась и т. д. Собиратели подобных предметов готовы выложить за английский штопор 1802 года кругленькую сумму почти в три с половиной тысячи фунтов стерлингов.
И, все же главная забота коллекционеров – это пополнение своих собраний. Часть из них читает специальные издания, ездит на “винные” экскурсии, аукционы и винодельни, пытаясь понять, чьё вино в этом году будет лучшим. К сожалению, дорогие сорта изысканных вин, как и прежде, остаются редкостью из-за низкой урожайности и погодных условий, а разные ухищрения и особые бактерии, улучшающие качество массовой продукции, мало что дают. Искушенные собиратели изыскивают информацию любыми путями, и довольно часто приобретают новое коллекционное вино еще до того, как оно попадает на рынок и на прилавки, невольно взвинчивая его цену.
Одним из гидов для коллекционеров профессионалов, дающим оценки винам и виноделам, остается американский журнал Spectator, в котором работают асы-дегустаторы и эксперты. В 2001 году по представлению журнала основатель винодельни Finger Lakes, Нью-Йорк, д-р Франк был рекомендован в Зал Славы в числе самых значительных фигур американского виноделия, влияющих на развитие отрасли в течение четверти века.
Любопытно, что профессор К. Франк, родившийся в Украине, волей судеб оказался в США в 1951 году. Тогда ему было пятьдесят четыре года, и его английский язык звучал пугающе, но глубокие знания и идеи помогли местным виноделам сделать серьёзный шаг вперед. В 1962 году он сажает в районе Finger Lakes французский виноград Pino Noir и доказывает, что он может прижиться в этом регионе без ущерба качеству. Cегодня винодельня Chateau Frank, руководимая его сыном, производит ежегодно до 40 000 ящиков в год. Его каберне- совиньоны, шардоне, рислинги и полусладкие вина завоевали 29 медалей, а компания была увенчана званием “винодельни года”, что среди профессионалов равнозначно премии “Оскар” в кино.
Другим американским экспертом, к мнению которого прислушиваются во всем мире, является Р. Паркер. Вот уже четверть века, как, оставив карьеру историка искусства и адвоката по гражданским делам, он, ведомый любовью к вину, начал издавать журнал The Vine Advocate, у которого сейчас десятки тысяч подписчиков из тридцати семи стран. С блеском написанные Паркером путеводители по миру вина стали бестселлерами и не однажды переиздавались. За книги о винах из Бордо и других регионов в 1999 году он получил высшую награду Франции, Орден Почетного Легиона. Разбогатев, сделал былью свою давнюю мечту: собрал личную коллекцию из двадцати тысяч бутылок отборного вина. Общеизвестно, что Р. Паркер дорожит своей репутацией и никогда не принимал подарков от винных компаний, платя за коллекционное вино из собственного кармана. Позиция тонкого и независимого эксперта помогла ему дать путевку в жизнь новым маркам вин, ставшим современной классикой: таким, как Guigal Cote Rotie La Turque, Chateau Le Pin , Screaming Eagle. Отчасти благодаря его высокой оценке авcтралийского вина Тorbreck из винограда “шираз” и других сортов, виноделы с далекого континента устроили на мировом рынке настоящий бум, увеличивая экспорт своих вин на 10% ежегодно. Десять лет назад австралиец Д. Пауэлл, работающий в далекой Баросса-Вэлли начал производитьTorbreck всего лишь на 12 гектарах. Сегодня его вино c этикеткой Red Rig продается в США по четыреста долларов за бутылку, а цена за образцы особо удачных урожаев доходит на аукционах до тысячи двухсот долларов. Его компания производит десять тысяч ящиков в год, иаcпрос по-прежнему опережает предложение.
И все-таки, несмотря на успехи виноделов Австралии и США, их прорывы скорее исключение, чем правило. Потому что в виноделии, особенно важны терпение и накопление опыта. И не случайно лучшие вина Cтарого Света остаются эталоном качества, а история создания некоторых из них заслуживает краткого рассказа.
Первые давильни для вина на территории Франции построили римляне в I веке н. э. , и вскоре галлы добились в новом деле таких успехов, что император Домициан приказал вырубить часть их виноградников, видя в них угрозу римским виноделам.
C приходом христианства на авансцену выходят монастыри, и виноград начинают выращивать в долине реки Роны, в Бордо и Шампани.
В отличие от предшественников, хранивших вино в амфорах, зарытых в землю, местные мастера придумали деревянные бочки и винные погреба . Другой вехой в виноделии стало появление стеклянных бутылок с пробками, мешающими вину окисляться. Именно благодаря пробковому дереву, а не заглушкам, обернутым пенькой, cтало возможным создание напитка, родившегося во французской Шампани, в ста сорока километрах от Парижа.
Согласно хроникам монах-бенедиктинец Дом Периньон был виноделом в аббатстве Hautvillers с 1668 по 1715 год, и поставил себе задачу получить хорошее вино путем смешивания разных сортов. Вина Шампани издавна имели свойство играть и искриться. Вскоре винодел заметил, что находясь в среде более прохладной, виноградный сахар медленней превращался в спирт и “бродил”, выделяя углекислый газ. Идея шампанского была найдена. Не хватало лишь тугой пробки, бутылки и времени на созревание замечательного напитка.
Француженка Николь Понсардин, овдовев в 27 лет, назвала свой маленький дом шампанских вин “вдова Клико” и с годами превратила это имя в одно из самых уважаемых в мире. Она первая применила сито, очищающее шампанское от осадков, и в своей работе всегда отдавала приоритет качеству, а не прибыли.
В 1814 году мадам Клико, несмотря на войну России с Наполеоном, на свой страх и риск отправляет груз с шампанским в Санкт-Петербург. И вот уже русские празднуют победу, откупоривая бутылки с шампанским “брют”, а царь Александр восхищается его вкусом, говорит, что такой напиток способен украсить любой праздничный вечер.
Может быть, не все знают, что в вечном противостоянии Англии и Франции в историю вошел и конфликт на “винной” почве между лондонской и парижской ветвями дома Ротшильдов – давними собирателями и ценителями вина.
Все началось в 1853 году, когда французский барон Н. Ротшильд приобрел в провинции Бордо поместье Шато Мутон, изготавливающее прекрасное вино уже более ста лет. Пятнадцать лет спустя англичанин Д. Ротшильд покупает поместье Шато Лафит по соседству от родственника. Вскоре между ними разгорается жесткое соперничество. И хотя оба эти вина, “шато лафит” и “шато мутон”, давно числятся входя в разряд высокого мирового класса, cпор о том, чьё же все-таки лучше продолжается почти полтора века.
В России первые виноградники были заложены в 1613 году при астраханском монастыре, но только полвека спустя первые партии русского вина появились в российской столице. Тогда же было начато разведение винограда под вино русскими казаками, живущими вдоль реки Терек.
Толчок развитию северокавказского виноделия дали армянские и грузинские крестьяне, переселившиеся сюда и привезшие высокопородную лозу.
В 1806 году местные власти открывают училище виноградарей, приглашая в учителя виноделов с берегов Рейна, и те привозят с собой не только знания, но и саженцы рислинга, опорто, муската .
В 1894 году князь Л.Голицын, ставший главным виноделом России по Крыму и Кавказу, строит в Массандре туннельное хранилище по типу западноевропейских погребов. Результатами труда русских виноделов стали сто сорок восемь медалей всех достоинств, полученных на международных конкурсах. А ликерное вино ”Белый мускат красного камня” было награждено двумя кубками “Гран-при” и семнадцатью золотыми медалями.
Сегодня массандровская коллекция, отошедшая в собственность независимой Украины, насчитывет один миллион бутылок, являясь одной из крупнейших в мире. В фонде хранилища находится такой раритет, как вино “Херес де ля Фронтера” урожая 1775 года. И оно, и другие вина, перешагнувшие столетний рубеж, и по сей день сохраняют свои вкусовые свойства.
Насущной проблемой последних лет стало снижающееся качество российских вин. И если немецкие виноделы говорят, что располагают только десятью достойными сортами винограда, то на Кубани и Северном Кавказе в производство идут более ста сортов, большинство из которых ниже всех допустимых стандартов.
Справедливсти ради надо сказать, что в смысле подходов к качеству испанское виноделие в чем-то похоже на российское. Будучи любителями застолья, испанцы издавна производили огромное количество вина ( площади испанских виноградников самые большие в мире), практически не занимаясь селекцией, и только недавно испанские вина начали выходить на уровень мировых стандартов.
Лучшим производителем испанского вина считается район Ла Риоха. Веками находясь на перекрестке между винодельческими областями Наварры, Басконии и Арагона, получая тепло от Средиземного моря, холод с Иберийскиго полуострова и умеренный ветер c Атлантики, она вбирала в себя их опыт, замешивая его на упорстве и терпении местных мастеров. И не случайно один из самых больших в мире музеев вина был открыт именно здесь. Словно части причудливой мозаики, в его коллекцию органично вплетаются и бронзовая китайская ваза для подогрева вина, возраст которой три тысячи лет, и средневековый винный пресс из Франции, и картина Пикассо “Почитание Бахуса”, и рисунки старых мастеров. Династия местных мастеров Виванко, на протяжении десятков лет преданная виноделию, не пожалела ни средств, ни времени на создание музея, ставшего фиестой, посвященной вину и созидательному труду человека на земле. Особо ценными экспонатами в собрании является винный сосуд в форме головы верблюда из XIII века до новой эры, найденный на раскопках в Мессопотамии; впечатляет и собрание старинных бокалов и кувшинов для вина.
В музейном саду Бахуса есть образцы двухсот знаменитых сортов винограда, а после экскурсии можно попробовать прекрасные вина в уютном ресторане, окруженном виноградниками и холмами Кантабрии.
Мир вина бесконечен, словно волшебная бочка, которую не исчерпать и не выпить до дна. Можно часами рассказывать о белым винах из долин Рейна и Мозеля или об искрящихся винах Италии: об асти спуманте и ламбруcко, о кьянти и марсало, о португальских портвейнах и острове Мадейра с его удивительным вином. Как написал английский поэт Р Саути: “ Если моря и океаны нас разделяют, то вино собирает вместе, делая жизнь божественной.”