КТО УКРАЛ У АМЕРИКИ БОМБУ

История далекая и близкая
№30 (430)

Dо сих пор бытует легенда, что поводом для начала исследований возможностей создания атомной бомбы послужило письмо Сталину талантливого физика Г.Флерова, в то время лейтенанта Красной Армии, которое он послал в июле 1942 года. Такое письмо существовало. Но почти за год до его написания в штаб Разведуправления Красной Армии поступило многостраничное донесение его лондонской резидентуры, что в Англии начата работа по созданию оружия, использующего энергию расщепления атомов урана. В декабре 1941г. из Лондона поступил еще один подробный доклад о деятельности проекта «Тьюб Эллойз», как шифровались эти работы. В нем приводились принципы устройства атомной бомбы, примерный расчет необходимого количества изотопа урана и техника его изготовления.
На основе этих донесений был составлен краткий доклад, который 10 марта 1942 года глава НКВД Лаврентий Берия доложил Сталину. А тот приказал привлечь к его изучению компетентных специалистов. И вскоре состоялось постановление ГКО № 2352 «Об организации работ по урану», которое и можно принять за точку отсчета советской атомной программы.

ПОЛКОВНИК КРЕМЕР
Почти все документы, ставшие источниками этого Постановления ГКО, поступили из Лондона от сотрудника резидентуры ГРУ Симона Давидовича Кремера. Он был кадровым офицером, командиром кавалерийского полка, когда в 1938 году его внезапно направили в Лондон помощником военного атташе.
Разведчиком этот конник стал потому, что большинство профессионалов было вырублено топором сталинских репрессий. Тем не менее, почти 4 года он вполне успешно справлялся со своей задачей, завербовал немало ценных агентов. В конце декабря 1940 года в их число вошел талантливейший германский физик Клаус Фукс.
Профессор Фукс, эмигрировавший из гитлеровского рейха, в то время был привлечен к работе в британском урановом проекте, занимался разработкой научных обоснований процесса ядерного взрыва. Именно он и передавал Кремеру те материалы, которые послужили основанием для принятия Постановления ГКО № 2352. Кремер провел с Фуксом ( псевдоним «Отто») 4 конспиративных встречи и получил от него более 240 страниц важных сведений о проекте «Тьюб Эллойз».
Но в июле 1942 года полковник Симон Давидович Кремер подал рапорт с просьбой направить его на фронт. И, несмотря на попытки удержать его в резидентуре, обещания повысить в должности, этот суровый воин настоял на своем. А на фронте командир механизированной бригады Кремер прославился своим воинским мастерством и воистину неукротимой отвагой. Он бил немцев умело и беспощадно, расплачиваясь за гибель родных и близких в гомельских рвах.

УРСУЛА КУЧИНСКИ
После отъезда Кремера Фукс был передан на связь опытнейшей военной разведчице Урсуле Кучински ( псевдоним «Соня» ). К сотрудничеству с советской спецслужбой ее приобщил в Китае Рихард Зорге еще в 1932 году. «Соня» отлично зарекомендовала себя в качестве агента – нелегала на Дальнем Востоке, в Польше, Швейцарии, Германии. С февраля 1941г. она работала на лондонскую резидентуру ГРУ.
Ее первая встреча с Клаусом Фуксом состоялась в Бирмингеме в октябре 1942 года. Она получила от него около 90 страниц документов о работе проекта «Тьюб Эллойз», которые немедленно были отправлены в Москву. И еще целый год агентурная связь с «Отто» была ее главным разведзаданием. За год эта связь дала московскому Центру более 400 страниц важнейшей информации. Любопытно, что все радиограммы «Сони» немедленно перехватывались американскими пеленгаторами, но расшифровать их в Вашингтоне смогли лишь через 50 лет.
На очередной встрече «Отто» сообщил, что его в составе группы специалистов - ядерщиков направляют в США для участия в американском атомном «Манхэттенском проекте». «Соня» заранее условилась о деталях организации их конспиративных встреч в США. В связи с тем, что он должен был работать в закрытом центре, местоположения которого не знал, начало связи должно было осуществляться через его сестру Кристи, проживавшую невдалеке от Нью – Йорка. Хитроумная система связи, разработанная и организованная «Соней», полностью обеспечила успешную конспиративную работу с «Отто». Он сотрудничал с советской военной разведкой еще почти 7 лет и передал огромное количество данных о работе «Манхэттенского проекта».
В 1949 году Клаус Фукс был разоблачен британской контрразведкой, арестован и приговорен к 14 годам тюрьмы. Однако за время нелегальной работы он сумел передать практически все сведения о разработках ядерной бомбы, в которых принимал участие. Они давали полное теоретическое обоснование процесса изготовления боеприпасов с зарядом из оружейного урана и плутония.

ЯН ЧЕРНЯК – ГЕНИЙ ШПИОНАЖА
Этот военный разведчик является чемпионом беспрерывной нелегальной работы, не омраченной ни одним провалом. С советской военной разведкой он стал сотрудничать с начала 30–х годов, создал агентурную группу в Германии, действовавшую до разгрома Третьего рейха. Ее члены работали в самом сердце верховного командования вермахта и в кругах экономической и политической элиты Берлина. Их было около 30 и ни один не был разоблачен. Сегодня известно лишь имя Марики Рёкк, входившей в его группу ( кодовое наименование «Крона»).
Для примера агентурной эффективности Яна Черняка отметим, что только в 1944 году московский Центр получил от него 12, 500 листов технической и оперативной информации и более 60 образцов аппаратуры и материалов. В это число входят и сведения по атомным разработкам. О том, что командование военной разведки придавало этим сведениям исключительную важность, свидетельствует приказ, полученный Черняком в начале 1942 года, когда он работал в Германии.
Именно тогда Центр приказал ему перебраться в Англию для вербовки крупнейшего британского физика – ядерщика Аллана Мэя, который работал в Кавендишской лаборатории – одном из центров проекта «Тьюб Эллойз». Станет ли он сотрудничать с советской разведкой - целиком зависело от профессионализма Яна Черняка. И Черняк сумел завербовать профессора уже в первых числах февраля 1942 года. Их сотрудничество продолжалось немногим больше 8 месяцев, и за это время Аллан Мэй передал разведчику данные об установках для разделения изотопов урана, схему устройства атомного реактора, описание принципов его работы и процесса выделения плутония.
Практически весь цикл получения оружейных материалов для атомной бомбы Аллан Мэй уложил на 130 листах доклада, который попал в руки Курчатова в октябре 1942 года. Но в январе следующего года Мэй в составе группы из 12 ученых был переведен в Монреальскую атомную лабораторию. Военная обстановка потребовала сосредоточения британских ядерных изысканий в Канаде. Кроме того, близость к американским объектам «Манхэттенского проекта» должна была способствовать успешному ходу исследований.
На последней встрече Черняк оговорил условия восстановления контактов в Канаде, которые были осуществлены через два года. Но на связь с Алланом вышел другой офицер ГРУ.

СТАРШИЙ ЛЕЙТЕНАНТ ПАВЕЛ АНГЕЛОВ
Аллан Мэй в Монреале работал в исследовательской группе, которой руководил крупнейший физик, сэр Джон Кокрофт, и имел исчерпывающие сведения не только о канадских разработках, но и обо всех американских производствах, нарабатывающих оружейный уран и плутоний. Он и думать-то забыл о сравнительно недолгом сотрудничестве с советским агентом, когда в феврале 1945 года в квартире раздался телефонный звонок и незнакомец произнес: «Ваш европейский друг просил меня передать вам пачку сигарет «Голуаз». Это был пароль, о котором профессор договорился с Черняком.
Явившись к физику, новый связник, а это был старший лейтенант Павел Ангелов, сумел убедить неприветливо встретившего его хозяина в необходимости возобновления былого сотрудничества с советской военной разведкой. Оно продолжалось до сентября 1945 года. Мэй передавал разведчику документы, тот их немедленно переснимал и возвращал. В число этих документов вошло 23 строго секретных доклада из библиотеки лаборатории о ходе работ по созданию бомбы в США, принципах и техническом описании ее устройства, перечень американских и канадских атомных объектов, описание установок для разделения изотопов урана и получения плутония.
Ангелов получил от Мэя образцы урана - 235 и плутония, которые немедленно были переданы в Москву. Мэй сообщил также о решении правительства Великобритании создать собственное ядерное оружие. Когда на Японию были сброшены ядерные бомбы, он проинформировал разведчика о результатах бомбардировок.
Однако столь плодотворное сотрудничество было прервано событиями 6 сентября 1945 года, когда сбежал шифровальщик советского военного атташе в Канаде, лейтенант Гузенко. Он выдал всех членов резидентуры ГРУ и тех нелегальных агентов, которых знал. Все, кто не успел или не смог скрыться , были арестованы канадской конторразведкой. В том числе и Аллан Мэй. Он был осужден на 10 лет тюрьмы, но отсидел лишь 6. Павел Ангелов после предательства Гузенко был немедленно отозван в Москву.

АГЕНТ «ДЕЛЬМАР»
Даже сегодня известно только настоящее имя этого человека – Дмитрий - и его агентурный псевдоним «Дельмар». Судьба же этого человека не менее уникальна , чем похождения Адамса. Он родился в США, куда его семья эмигрировала из России, спасаясь от погромов. В 1933 году, когда они вернулись в СССР и поселились в Биробиджане, Дмитрию исполнилось 18. Он поступил в один из московских технических вузов и окончил его в 1939г.
Военная разведка остро нуждалась в восстановлении кадров, погубленных Сталиным, и Дмитрий, в котором сочетались инженерное образование с американским менталитетом и владением языком, был находкой для спецслужбы. Его завербовали, он прошел полный курс в военной разведшколе и бы направлен в США. Там Дмитрий восстановил документы по месту рождения, получил гражданство и стал вживаться в местный быт.
Но в 1943 году он был призван в армию и направлен на спецкурсы по работе с радиоактивными материалами. По окончании курсов, Дмитрия послали служить в закрытый город Ок–Ридж (штат Теннесси), где находился громадный комбинат, производивший почти всю боевую начинку для атомных бомб. Об этом городе в Москве имели самое общее представление.
Но когда Дмитрий получил через полгода свой первый отпуск, то в Москве оказались полные данные о трех главных предприятиях Ок–Риджа. В начале 1945 года «Дельмар» был переведен в абсолютно секретную лабораторию «К», где изготовлялись основные детали механизма атомной бомбы. Надо ли говорить, что их чертежи тоже вскоре ушли в Москву.
В сентябре 1945 года Дмитрий был уволен из американской армии. Он поступил в технический колледж, окончил его и устроился инженером в фирму «Боинг». Но в 1949 году был отозван в Москву, демобилизован из армии. В его документы внесли странную запись: «прослужил в советских вооруженных силах 10 лет РЯДОВЫМ», которая впоследствии принесла ему немало неприятностей.
Донесения «Дельмара» предоставили советским ученым исчерпывающие данные о технологическом процессе изготовления плутония, о конструкции установок для его получения, о деталях механизмов атомных бомб.

ИНЖЕНЕР – ПОЛКОВНИК АРТУР АДАМС
Судьба этого человека настолько необычна, что требует хотя бы лаконичного описания. Он родился в 1885 году в Швеции. Овдовев, его мать, русская по происхождению, вернулась в Россию. Там Артур окончил школу минных специалистов, стал большевиком, после отсидки в тюрьме вернулся в Швецию, получил там гражданство, странствовал, жил в Германии, Италии, Аргентине, США, Канаде. Знал множество языков, окончил университет в Торонто. В начале 1916 года был призван в американскую армию , стал офицером. После октябрьского переворота работал в американском полпредстве РСФСР.
В 1921 году Адамс был отозван в Москву, назначен директором автозавода АМО. Затем он занимал руководящие посты в Авиапроме. Но в 1935 году Адамс становится сотрудником разведслужбы РККА, проходит подготовку и выезжает в Нью-Йорк для работы резидентом нелегальной агентуры. Задача – сбор научно–технической информации военного характера. Создает шпионскую группу из более чем 20 специалистов, работавших в оборонной промышленности Америки.
Материалы, которые добывала агентурная сеть Адамса имели огромную ценность. И, тем не менее, в 1938 году его отзывают в Москву. И только чудом ему удается уцелеть от сталинской чистки выкосившей ряды военной разведки. В 1939 году его снова направляют в Нью–Йорк с прежней задачей.
Начало работ по «Манхэттенскому проекту» не могло пройти мимо такого опытного разведчика, и он приступил к вербовке специалистов, которые работали на его объектах. Самым ценным приобретением стала вербовка в 1944 году крупного ученого из главного атомного центра Лос–Аламоса. Поскольку и в наше время этот агент не разоблачен, ограничимся его псевдонимом, известным ФБР как «Мартин Кэмп».
На первой же встрече, Адамс получил от него полные и исчерпывающие данные о процессе создания атомной бомбы. Они составили около тысячи страниц и получили самую высокую оценку в Москве. В следующий раз «Кэмп» передал 2,500 страниц закрытых материалов, а также образцы оружейного урана, плутония и бериллия. Все это оказалось в Москве в июле 1944 года.
До августа 1944 этот агент передал Адамсу еще 1,500 страниц секретной информации. Но при передаче их сотруднику советского посольства, Адамса засекли агенты ФБР. С этого момента слежка стала постоянной. Контрразведчики пытались выявить его контакты, собрать улики. Но опытнейший шпион не дал им ни одного шанса. Хотя слежка не прекращалась ни на минуту, Адамс вдруг исчез. Он сменил 5 конспиративных квартир и в трюме грузового судна был вывезен из США. В Москву прибыл кружным путем лишь в конце 1946 года. На этом его шпионская карьера завершилась.

ЗАСЛУГИ И НАГРАДЫ
Справедливости ради, необходимо отметить, что, кроме военной разведки, атомные секреты похищали сотрудники спецслужб НКВД, прежде всего члены группы Судоплатова. Их «улов» был тоже весьма обилен. Так что, когда осенью 1945 года в СССР приступили к развертыванию объектов атомного комплекса, абсолютно все сведения о том, как получать оружейный материалы, как действуют установки и целые предприятия, дающие уран – 235 и плутоний, как устроена атомная бомба, как ее изготовить и испытать, были на столах руководителей советской атомной программы. Это не означает, естественно, что Курчатов, Зельдович, Гинзбург, Харитон, Сахаров и другие не вели научной работы, но они не плутали в потемках, а в основном шли проторенным путем. Видимо, решение делать первую бомбу в точном соответствии с американским образцом было правильным и намного сократило время ее готовности.
Как видим, заслуга в этом принадлежит советским разведчикам, в первую очередь тем, о которых было рассказано выше. Как же наградили этих феноменальных мастеров шпионажа ?
Симон Давидович Кремер стал Героем Советского Союза, генерал – майором, награжден 7 боевыми орденами. Но все эти награды он получил за свои подвиги на фронте. Как военный разведчик Кремер никакими наградами не отмечен.
Урсула Кучински стала автором захватывающих книг о шпионах, в которых, однако, ни слова не говорится о краже атомных секретов Америки. При жизни за свою шпионскую деятельность наград она не получила. Умерла Кучински в 2000 году в Берлине. Уже после этого президент России Путин подписал указ о ее награждении орденом Дружбы Народов.
Ян Петрович Черняк при жизни вообще никаких наград не получал, хотя признан был одним из самых выдающихся разведчиков Советского Союза. Он был уволен в отставку как вольнонаемный сотрудник ГРУ и пенсии едва хватало на жизнь. Лишь в феврале 1995 года президент России Ельцин присвоил ему звание Героя России. Грамота и Звезда были вручены жене Черняка у его постели, когда он находился в коме. А через три дня, не приходя в сознание, Ян Петрович Черняк умер.
Артур Адамс сразу после возвращения в Союз был награжден медалью «За Победу над Германией». Он принял советское гражданство, и ему было присвоено звание инженер – полковник - единственный случай присвоения воинского звания нелегалу и бывшему иностранцу. После чего Адамса уволили в отставку. Через 30 лет после его смерти, в 1999 году президент Ельцин подписал указ о присвоении Артуру Адамсу звания Героя России.
О каких–либо поощрениях или правительственных наградах за разведывательную деятельность старшего лейтенанта Павла Ангелова сведений не имеется. После увольнения из ГРУ он работал преподавателем в Московском городском пединституте.
Нелегал Дмитрий «Дельмар» по возвращении в Москву был восстановлен в аспирантуре своего же института, в 1951 стал кандидатом технических наук и оказался... безработным. Никуда его не брали под предлогом, что невозможно 10 лет служить в армии рядовым солдатом. На деле же – из–за еврейского происхождения.
Лишь после смерти Сталина начальник ГРУ ГШ наконец соизволил сообщить министру высшего образования СССР, что «кандидат технических наук имярек достоин самого величайшего доверия». После чего Дмитрия приняли в один из московских вузов преподавателем. Каких–либо данных о наградах за его нелегальную деятельность в США обнаружить не удалось.


Комментарии (Всего: 3)

очень хорошая статья-только почему не упоминаются супруги Розенберг

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Очень хорошая статья. Не перестаю балдеть от интернета: то, на что мы 30-40лет тому назад тратили недели и месяцы, по крупице выискивая информацию в открытой печати, доставляется тебе на экран одним щелчком мышки! :-)

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Otlichnay statya, chetko ponyatna izlojenna.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *