В ЭФИРЕ - «60 МИНУТ»

Тема номера
№26 (426)

Весной этого года основатель и бессменный руководитель «60 минут» согласился, наконец, уйти в отставку. Дон Хьюитт – настолько крупная и важная фигура на американском ТВ, что даже Питер Дженнингс из конкурирующей Эй-би-си сделал его «человеком недели» – случай в истории телепрограмм-соперников беспрецедентный. Вот уже 35 лет еженедельно выходит в эфир рекордсмен-долгожитель телеэкрана популярный тележурнал Си-би-эс «60 минут». В чем секрет столь несомненного и длительного успеха этого тележурнала и его отличие от более молодых, но менее жизнеспособных конкурентов?
Начнем с того, что новостные тележурналы сейчас крайне редко балуют свою аудиторию подлинными новостями.
Вот, к примеру, специальный апрельский выпуск «20/20» с Барбарой Уолтерс по Эй-би-си. Все знают эту престарелую телезвезду с детским голосом Рины Зеленой и повадкой испорченной девочки, ошарашивающей своих гостей на телеэкране непристойными, пикантно скользкими вопросами. Но не всем, наверное, известно, что звездное сияние вокруг этой тележурналистки давно померкло. Однако тот апрельский выпуск «20/20» достал таки зрителей, скучневших последние годы на этой передаче. Тема была надрывная и слезная – приемыши у бездетных супругов. Но уж слишком заезженная тема для телехита. Успех пришел к Барбаре Уолтерс исключительно за счет пиарного вулканизма. Новостная передача была сработана под модное нынче на ТВ «реалити-шоу», где бесплодные супружеские пары состязаются за право усыновить сиротку-младенца.
В другой из трех ведущих телекомпаний Эн-би-си новостной журнал «Дэйтлайн» недавно устроил вместо актуальных новостей двухчасовую рекламу для финального эпизода непопулярного ситкома «Друзья». Ведущие новостной программы Кати Курик и Матт Лауэр сидели в студии и трепались с актерами из этого, еле дотянувшего до конца телешоу.
В свете этой непрерывной «новостной» деградации тем удивительнее долгожитие и актуальность старого вояки Си-би-эс - тележурнала «60 минут». Из «большой тройки» главных в стране телекомпаний только Си-би-эс, работая в жанре тележурнала, продолжает выдавать крутой новостной свежак, не снижая – в угоду развращенного кабельным ТВ зрителя – качество, принципиальность и ответственность перед временем. Пудрить мозги телезрителю развлекательными и срежиссированными новостями в этой передаче считают делом, недостойным журналиста.
Это «60 минут» первыми пустили по Америке и миру взрывную весть о пытках и издевательствах в багдадской тюрьме Абу-Граиб. Первыми показали на телеэкране скандальные фотки, перечислив – по пунктам – обвинения против американских смотрителей в этой тюрьме.
А совсем недавно интервью, взятое журналисткой из «60 минут» Лесли Стол, поставило на уши всю Америку. И до сих пор. Но об этом – позднее.
В интересное время мы живем! Программы новостей настолько скомпрометировали себя сенсациями, скандалами и лжеинформацией, что политики уже объявляют о выдвижении своей кандидатуры в комических ток-шоу – весельчакам-ведущим вроде Джея Лено или Йона Стюарта.
И только «60 минут» до сих пор держит планку в телевизионной масскультуре. Как им это удается?
Вот, к примеру, недавний выпуск «60 минут» с обычной тройкой сюжетов: темпераментный репортаж Дэна Разера о процветающей в Судане работорговле и о шикарной попытке американского миллионера Джона Эйбнера всех рабов – 60,000 голов, по $50 с головы – выкупить на свободную жизнь в собственной стране; веселое путешествие Морли Сейфера по рынкам сбыта современного искусства, в основном поп-арта; наконец, рассказ Лесли Стол о подделках и мошенничестве в медицинских лабораториях.
Отбор этот примечателен отсутствием сюжетов о душераздирающих убийствах, травмированных родителями малолетках, священниках-педофилах и прочих модных тем, без которых немыслим современный телеэкран.
Конечно, и «60 минут» не обходят вниманием звезд шоу-бизнеса, но не ширпотребных кумиров типа Мадонны и Майкла Джексона. У этой программы – свои герои.
В одном из выпусков журналист-ветеран Майк Уоллес взял интервью у тенора Паваротти. Обстоятельно поведал этот тележурнал и о нескольких русских: виолончелисте и дирижере Мстиславе Ростроповиче, пианисте Владимире Фельцмане, поэте Иосифе Бродском. Едва ли они могли заинтересовать другие коммерческие телепередачи. Немыслимо даже представить себе в других программах подробный рассказ про университетского профессора, который, прежде чем попал за решетку, собрал прекрасную коллекцию старинного фарфора, похитив все предметы из музеев. Нет, не такие преступники становятся сегодня героями телеэкрана! Или совсем уж странный репортаж из Финляндии – о том, как, по танцевальным площадках страны до сих пор разливается старинное танго, помогая, очевидно, финнам, справляться с неистребимой национальной тягой в лучшем случае – к алкоголизму, в худшем - к самоубийству.
Средний возраст зрителей «60 минут» – тоже 60. Само собой - не минут, а лет. Это ли не парадокс: когда другие телепрограммы из кожи лезут чтобы привлечь молодых зрителей, «60 минут» в основном ориентируются на пожилых. И этот парадокс объясним с учетом демографического сдвига в американском обществе, где долгота жизни растет и граница активного возраста отодвигается все дальше. Расчет прост: чем старше человек, тем больше у него времени на такого рода раздумчивые телепередачи, его интересы шире, и ко многим насущным проблемам он относится без дрожи и с большим юмором, чем молодые. К тому же, ветеран по жизни меньше падок на дешевые телетрюки и однодневные сенсации.
Интересно отметить, что самому молодому из ведущих этой передачи, Стиву Крофту уже под шестьдесят, тогда как два самых популярных участника «60 минут» – Майк Уоллес и юморист Энди Руни – годятся ему в отцы: им давно перевалило за 80. Очевидно, что возраст ведущих определяет тематический, вкусовой и технический консерватизм этого тележурнала, его, так сказать, стилевую старомодность. Но это странным образом не отвращает, а наоборот, привлекает к нему зрителей.
Вроде бы бессменного продюсера «60 минут» Дона Хьюитта, который отметал все попытки привить его детищу легковесные чары молодости и модерности, сменил, наконец, 48-летний наследник Джеффри Фагер. Однако – вот странность! – «60 минут» до сих пор отражают вкусы и пристрастия своего основателя. Нет, не молодежным поп-идолам была посвящена одна из майских передач, а – долгому творческому пути 63-летнего тенора Пласидо Доминго. Хьюитт был зациклен на тенорах. Другой певец из этой «великолепной тройки» Хозэ Каррерас также был воспет журналистами из «60 минут». Выходит, культурный консерватизм этого тележурнала не только принципиален, но и коммерчески выгоден.
Известно: ничто так быстро не приедается и не устаревает, как новизна. В «60 минутах» подача материала спокойная, достойная, слегка даже вальяжная, ритм передачи скорее замедленный, с частыми и долгими крупными планами – зрителю дают возмжность всмотреться в лицо человека, у которого берется интервью, как бы лично проверить, прав журналист или нет.
Было бы странно, если бы «60 минут», с его разоблачительными и жесткими репортажами, избежал общей участи тележурналов, на которые то и дело подают в суд отрицательные герои их репортажей.
Но пока ни один истец не выиграл дела против тележурнала «60 минут». А это значит, что проводимые его журналистами – особенно Майком Уоллесом – расследования и выдвинутые ими обвинения более обоснованны, чем репортажи-аналоги в конкурирующих программах. Что, в свою очередь, укрепляет авторитет этой передачи и ее журналистов-ветеранов. Отсюда, наверное, и немного менторский и уверенный тон их репортажей – авторитетность часто переходит в авторитарность.
В этом можно убедиться, просматривая старые клипы «60 минут». Дело в том, что не только конкурирующая Эй-би-си устроила Дону Хьюитту прощальный бенефис. Свои родные «60 минут» сделали гудбайную передачу о самом главном, хотя и невидимом, их участнике. Эту передачу, судя по оттоку телезрителей с других каналов, смотрела вся страна. Помимо отрывков из классических и ставших хрестоматийными выпусков «60 минут», была показана и закулисная кухня, где вдохновенно хозяйничал Дон Хьюитт. И действовал, и слегка, но невероятно авантажно, интриговал, и обаятельно лукавил во славу своей любимой передачи. И даже не считал зазорным использовать в пиарных целях самих президентов (включая будущих) и в шутку, а то и всерьез их наставлять.
Вот супруги Клинтон, Билл и Хилари, сидят рядком на диванчике в телестудии, где им вскоре выступать. Год – 1992-й, Билл завяз в очередном секс-скандале и с подмоченной репутацией явился в «60 минут» дать интервью. Что не вошло в тогдашнюю передачу, но зато вошло в нынешнюю: закадровый Хьюитт наклоняется к Клинтону и напутствует в тоне лучшего друга и советчика:
«Мне кажется, вы должны быть предельно откровенны, насколько считаете возможным. И в будущем, когда к вам будут обращаться с подобными вопросами, ссылайтесь на нашу передачу: «Я уже всё сказал, когда меня интервьюировали «60 минут». Хотите знать, что я думаю, достаньте видео и прокрутите. Или прочтите скрипт. Там я сказал всё.» Клинтон кивает Хьюитту, как бы признавая мудрость его совета.
Конечно, телепередачи – тот же шоу-бизнес. А их ведущие – не просто журналисты, но известные и любимые публикой актеры. Когда Лучиано Паваротти разъезжал на мопеде по своему итальянскому поместью вдвоем с Майком Уоллесом, зритель наслаждался обществом двух знаменитостей, двух равновеликих звезд. С моей точки зрения, певческий гений Паваротти - ни в какое сравнение с бойким журналистским даром Уоллеса не идет.
Так же, как и аналитический уровень репортажей в этом тележурнале мне кажется недостаточно глубоким и прозорливым. Но эти качества нужно искать скорее все-таки в печатном журнализме, а не на телеэкране, у которого свои законы и правила и для которого зрелищность и лапидарность являются первичными факторами.
Так, Майк Уоллес прославился на весь мир, когда решился в 1979 году, в разгар напряженности между Америкой и Ираном в связи с американскими заложниками, взять интервью у грозного и всемогущего аятоллы Хомейни. Конечно, это было шоу, но зато какое правдоподобное и в реале рисковое для журналиста! С учетом беспощадных законов шариата. Изобразив низкий восточный поклон, назвав – не без трепета - аятоллу «вашим преосвященством», многократно заранее извинившись, Майк тем не менее врезал ему в лицо и в оскорбительных выражениях правду-матку, которую аятолла никогда ни от кого не слышал. Весь мир замер – Майку капут! Аятолла был скор на расправу с инакомыслием. Только что полетела голова министра иностранных дел Ирана, ближайшего сподвижника аятоллы.
Но, как потом выяснилось, переводчик думал не о голове Майка Уоллеса, а о своей собственной, и не решился прямо переводить слова американского журналиста, а дал свою версию – в форме восточного, под вуалью, эвфемизма. Так что обе головы, которых, казалось бы, не снести – и переводчика, и журналиста – остались на своих плечах. Что касается аятоллы, он так никогда и не узнал, что ему сказал Майк Уоллес. Потому что не нашлось ни одного человека в автократном Иране, кто бы решился ему этот ужас пересказать.
По большинству злободневных вопросов жизни страны – расовым, экологическим, прав человека – «60 минут» занимают левую либеральную позицию. Однако по отношению, скажем, к ООН с ее ничем не оправданным расточительством, за которое был вынужден расплачиваться в основном американский налогоплательщик, тележурнал ближе к консерваторам. Эта политическая неопределенность опять-таки связана со зрительскими вкусами, которые самым тщательным образом изучаются. Как ни важны принципы, но страх потерять зрителей куда сильней.
В одной из передач Энди Руни позволил себе некорректно пошутить по адресу негров и гомосексуалистов. Разразился громкий скандал, и начальство запретило популярному телешутнику выступать в программе. Однако зрители подняли такой шум в связи с отсутствием любимого комика на экране, что руководство Си-би-эс поспешило снова выпустить Руни в эфир. Так что телезрители – это главный судья и последняя инстанция.
Также и в вопросах политики «60 минут» не создают общественное мнение, а ждут, когда оно само созреет. В частности, это относится к войне в Ираке. Тележурнал не уклонился от обсуждения этой гремучей темы, но подождал, пока она налилась жгучей проблемностью. Не случайно именно «60 минут» первыми заговорили о пытках в тюрьме Абу-Граиб. Не случайно здесь предоставили слово – одному за другим – бывшим высокопоставленным правительственным советникам, авторам только что опубликованных книг – от бывшего министра финансов Пола О’Нила , специалиста по терроризму Ричарда Кларка до, наконец, бывшего начальника генштаба США Антони Зинни. И что только этот Зинни ни наговорил журналистке «60 минут» Лесли Стол!
Отставной генерал, один из самых уважаемых и откровенных военачальников за последние 20 лет, в своем интервью прямо обвинил Пентагон в развязывании «ненужной войны и без каких-либо на то оснований». Но пафос и желчь генеральского «Я обвиняю» был направлен прежде всего против гражданского руководства Пентагона. Зинни призвал к ответу тех, кто несет ответственность за, с его точки зрения, провал иракской авантюры, назвал их поименно и потребовал отставки и замены другими, более компетентными лицами. Короче, «головы должны лететь» в Пентагоне.
Речь шла о группе политических стратегов администрации, так называемых «неоконах», которые, по словам генерала Зинни, рассматривали войну в Ираке как способ защиты интересов Америки на Ближнем Востоке и укрепления позиций Израиля. В эту группу входят: первый заместитель министра обороны Пол Вулфовиц, помощник министра обороны Дуглас Фейт, бывший член политсовета министерства обороны Ричард Перл, член национального совета безопасности Элиот Абрамс.
Зинни убежден, что неоконы «хичхайкнули» американскую политику в Ираке. Это «их война», они её «разожгли и протолкнули» и потому должны нести за нее полную ответственность.
«То, что головы не летят, – вот что меня беспокоит» - заключил генерал, опасаясь продолжения волюнтаристской политики нынешней администрации.
Это интервью Антони Зинни, как и его книга, вызвали бурную, хотя и самую разную реакцию в американском обществе. Вплоть до обвинения в антисемитизме. Потому что генерал подверг разносной критике руководителей и советников Пентагона, многие из которых еврейского происхождения. В ответ Зинни сказал: « Я критикую их политику, а не их лично. Мне по барабану их этнический и религиозный бэкграунд. Это – за пределом круга моих интересов».
Любопытная деталь. Интервью, которое Лесли Стол брала у генерала Зинни, кончается так: « “60 минут” предложили министру обороны Рамсфелду и его заместителю Вулфовицу ответить на обвинения генерала Зинни. Предложение это было отклонено обоими».
И этот отказ также входит в детективный сюжет предлагаемого зрителям телешоу.


Комментарии (Всего: 2)

Author does not like and does not understand so many things about America. Article is full of anger and irony. Very dissapointing.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Спасибо Елене . По средам пред-<br>почту 2-ой канал Биллу О'Рейли

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *