Жертвы секретности

Из штата в штат
№21 (421)

Чернобыльская трагедия 1986 года стала зримым подтверждением вопиющей безответственности властей бывшего Советского Союза. Между тем и на Западе, в том числе и в США, отношение государства к людям, занятым на ядерных объектах, далеко не всегда оказывалось гуманным и справедливым.
Относительно недавно общественности стали известны факты, из которых следовало, что сотни американских предприятий, участвовавших в производстве ядерного оружия в 40-е и 50-е годы и после окончания работ, оставались долгое время «неочищенными» от радиоактивных материалов. А между тем эти фабрики и заводы не закрывались, они продолжали функционировать, набирать работников, выпускать продукцию. Некоторые вплоть до 90-х годов прошлого столетия!
Персонал этих предприятий понятия не имел, чем здесь занимались ранее их предшественники, рабочих и служащих не ставили в известность о том, что пребывание в данном месте чревато очень серьезной угрозой для их здоровья. Официальные лица в Вашингтоне знали о происходящем, но молчали...
Конкретных исследований, связанных с последствиями радиоактивного облучения, которому могли быть подвергнуты тысячи людей, писала в конце прошлого года газета USA Today, вообще не проводилось.
Однако после изучения проблемы специалистами из National Institute Of Occupational Safety and Health стало ясно, что потенциально опасными продолжали оставаться в течение десятков лет более 150 предприятий, на которые в свое время завозился уран, плутоний, торий, а также бериллий. Так как эти объекты не подвергли очистке, работавшие там люди впоследствии серьезно заболели, многие стали клиентами онкологических клиник или инвалидами.
В 2000 году, после появления на свет информации о «загрязненных» радиацией предприятиях, в которой шла речь о том, что жертвами секретности стали ни в чем не повинные люди, Конгресс принял решение выделить бывшим сотрудникам этих объектов, страдавшим от тяжелых хронических болезней, по 150 тысяч долларов компенсации. Либо им самим, либо, в случае их смерти, близким родственникам. Однако это решение оказалось половинчатым. В законе говорилось, что компенсации положены только тем рабочим и служащим, кто принимал непосредственное участие в производстве ядерного оружия и находился на объекте в тот момент, когда выполнялся «секретный заказ». А вот сотрудники этого же предприятия, которых наняли на работу после выполнения правительственного контракта, рассчитывать на помощь государства уже не могли. Не правда ли, странное решение в отношении тысяч людей, от которых скрыли правду, истину, стоившую им здоровья, а многим - и жизни.
Когда в августе 2001 года министра труда Элайнр Чао вручила чек на 150 тысяч долларов Кларе Хардинг, вдове Джо Хардинга, сотрудника Paducan Gaseous Diffusion Plant, умершего из-за последствий, вызванных работой с радиоактивным ураном, казалось, что администрация проявит заботу не только о таких, как Джо. Ведь десятки тысяч рабочих и служащих, не принимая непосредственного участия в атомных проектах, пострадали не меньше. Причем им куда тяжелее морально: одно дело, когда ты отдаешь себе отчет об опасности, которой сам себя подвергаешь, другое - когда о своей беде узнаешь внезапно, оказавшись в кабинете врача.
«Когда я устроился на работу в Linde Air Products, - рассказал в интервью журналисту USA Today Питеру Эйслеру бывший работник этого предприятия Роджер Куртис, уволившийся в 1993 году, - я не имел ни малейшего представления, что здесь производилось прежде. Мы даже подумать не могли, что черная пыль, которая поднималась в воздух, а затем оседала на землю, когда дул сильный ветер, – это остатки радиоактивного урана. Ее можно было увидеть везде. Нам даже не намекнули, чем мы дышим».
А ведь могли бы. Из рассекреченных документов Atomic Energy Commission (AEC) следует, что правительственные чиновники знали, какому риску подвергаются люди, работавшие с ядерными материалами в 40-50-е годы. Знали они и о том, что на многих предприятиях, выполнявших заказы AEС, администрация практически не уделяет внимания обеспечению безопасности своих рабочих и служащих. Время поджимало, говорят сегодня эксперты, шла ведь «холодная война», страна нуждалась в атомных зарядах. Между тем проверки, проведенные в 50-е годы специалистами AEC, подтверждали, что уровень радиации на предприятиях-подрядчиках сильно превышает допустимые нормы, кое-где в сотни раз!
Например, на предприятии, где работал мистер Куртис, очистные мероприятия, проведенные в 40-50-е годы, оказались явно недостаточными. Их пришлось повторить в 1976 году, однако точка поставлена не была, завод продолжал представлять угрозу для жизни людей. Элементарная логика требовала закрытия этого и других опасных для жизни людей «грязных» объектов. Но этого сделано не было. Люди продолжали на них работать, и последствия не заставили себя ждать.
Сенатор Хиллари Клинтон в своих выступлениях активно поддерживает таких людей, как мистер Куртис ( из-за онкологического заболевания ему удалили часть легкого), и тысяч его товарищей.




ЧЕТВЕРОНОГИЕ ДОНОРЫ

Успехи современной медицины помогают вытягивать с того света или возвращать здоровье не только людям, но и животным. Как относятся в США к братьям нашим младшим, хорошо известно: их холят и лелеют, считая настоящими членами своих семей.
Нет ничего удивительного в том, что в последние 10-15 лет резко возросла потребность в донорской крови, которая требуется во время сложных операций, проводимых над собаками и кошками. Их владельцы готовы порой выложить любые деньги, чтобы спасти своего любимца от смерти или помочь ему избавится от собачьего или кошачьего недуга.
Кровь нужна, но где же ее взять?
В стране сегодня насчитывается всего пять банков крови, обслуживающих животных (согласимся, капля в море сравнительно с десятками миллионов собак и кошек, находящихся в домах американцев!). Еще один источник спасения для больных или покалеченных животных – обычные ветеринарные клиники, но в них запасы донорской крови весьма и весьма ограничены, если имеются вообще.
Одним из наиболее известных собачьих банков крови является Penn Animal Blood Bank в Филадельфии, созданный при школе ветеринарной медицины Университета Пенсильвании.
Именно в этом учебном заведении пришли в свое время к мысли о необходимости создания передвижных станций по забору крови – специализированных мини-клиник на колесах, чьими клиентами являются собаки, владельцы которых согласны, чтобы их четвероногий друг выступил в роли своеобразного доброго самаритянина.
Одна лаборатория стоит 80 тысяч долларов, всего же в распоряжении сотрудников Penn Animal Blood Bank две таких клиники на колесах, оперирующих уже не только в Пенсильвании, но и в Нью-Джерси, Дэлавере и Мэриленде. Заметим, что подобных передвижных станций больше нет нигде в США.
Неудивительно, что Ryan Veterinary Hospital является крупнейшим медучреждением для домашних животных в нашей стране. Ежегодно здесь оказывают помощь 28 тысячам кошек и собак, многие из которых были спасены только благодаря переливанию крови (ежедневно их проводится не менее 12).
В Penn Animal Blood Banks хранятся запасы крови и для собак, и для кошек, а вот передвижные лаборатории работают только с первыми. Сделать забор крови у кошек довольно сложно, слишком уж беспокойное животное - они не обращают никакого внимания на слова владельца. Другое дело, пес, которого можно заставить потерпеть минут пять - столько времени длится вся процедура.
Сразу предупредим тех из наших читателей, кто пожелает занести своего пса в список собачьих доноров: далеко не все животные пригодны для такого ответственного дела. Во-первых, пес должен быть здоров, во-вторых, возраст животного не должен превышать 8 лет, а вес не может быть меньше 50 фунтов, и, наконец, в-третьих, собака не должна быть агрессивной.
Но даже если все эти условия соблюдены и ваш пес успешно сдал кровь, она, увы, может и не пригодиться. Интересно, что если у человека всего четыре группы крови, у собак их целая дюжина. Медики же пользуются только универсальной группой, но ее имеют не более 45 процентов животных.
Забор крови у животного – это совмещение приятного с полезным. Хозяин пса получает в подарок целую сумку собачьей еды, кроме того, он проходит комплексное медицинское обследование, включающее анализ крови на выявление инфекционных заболеваний (стоимость такого теста около 300 долларов). Еще одна льгота, правда, на будущее: если животному когда-нибудь вдруг понадобится переливание крови, его владелец сможет обратиться в банк, получив ее бесплатно.

Подготовил Дмитрий Фастовский