ВНУТРЕННЯЯ БЕЗОПАСНОСТЬ США

Военное обозрение
№13 (413)

Главные задачи обеспечения внутренней безопасности США официально возложены на два ведомства: Министерство внутренней безопасности и Федеральное бюро расследований.
МИНИСТЕРСТВО ВНУТРЕННЕЙ БЕЗОПАСНОСТИ (МВБ)
Созданное в начале 2003 года, МВБ объединило множество организаций и служб, так или иначе занятых в сфере защиты населения и инфраструктуры США от международного терроризма. В него вошли 22 различных федеральных ведомства. Штат МВБ насчитывает 169 000 сотрудников. Бюджет этого министерства в текущем финансовом году составил 37,4 миллиарда долларов, что почти на миллиард больше, чем было отпущено на финансирование входящих в него ведомств до их объединения.
По оценке Белого дома, создание МВБ является самой крупной реорганизацией федерального аппарата за последние 55 лет. Оно состоит из пяти главных департаментов: по обеспечению безопасности сухопутных и морских границ и на транспорте; по ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций; по противодействию химическим, биологическим и ядерным атакам; по обеспечению защиты инфраструктуры; по информационному и системному анализу кризисной ситуации в стране.
В состав МВБ вошли: Секретная служба, Таможенное управление, Пограничная стража, Служба береговой охраны, Ведомство иммиграции и натурализации, Федеральное управление по чрезвычайным ситуациям и др. Кроме того, Министерство координирует деятельность еще 8 самостоятельных федеральных ведомств, в числе которых контрольные, разведывательные и контрразведывательные службы. Они сохраняют самостоятельность, но МВБ будет анализировать поступающую от них информацию и координировать совместные операции различных спецслужб.
Возглавляет МВБ близкий друг президента Буша бывший губернатор штата Пенсильвания Томас Ридж. Как член администрации он стал основным советником президента по проблемам внутренней безопасности страны. Естественно, Ридж обладает доступом к разведывательной информации в полном объеме.
Томасу Риджу 58 лет. Окончил Гарвардский университет и юридическую школу. Во время вьетнамской войны служил в пехоте и дослужился до штаб-сержанта. Более года участвовал в боевых действиях, награжден «Бронзовой звездой» за храбрость. После армии работал юристом, в 1982 году избран в Конгресс США, переизбирался шесть раз. В 1994 году избран губернатором штата Пенсильвания, переизбран в 1998-м. После «черного вторника» назначен главой Управления внутренней безопасности, в начале прошлого года возглавил министерство такого же назначения. Таким образом, Томас Ридж имеет почти 10-летний опыт серьезнейшей административной работы, во время которой он проявил себя жестким руководителем, верным канонам Республикансой партии. В частности, будучи губернатором, он утвердил более 200 смертных приговоров.
Что же касается разведывательной, контрразведывательной и оперативной работы по борьбе с врагами США, то здесь его опыт и даже теоретическая подготовка невелики. Тем более в масштабе такой громадной многоэтнической страны, с ее сложнейшей инфраструктурой, да еще в период небывалого роста числа террористических атак, приобретающих класс глобальной угрозы.
Секретная служба
До включения в МВБ эта служба входила в состав Министерства финансов, потому как создана была в 1865 году для борьбы с фальшивомонетчиками. И только через тридцать лет на нее возложили охрану президента США. В настоящее время Секретная служба охраняет также вице-президента, бывших президентов, кандидатов на эти посты за 4 месяца до выборов и членов семей всех лиц этих категорий.
Агенты Секретной службы охраняют также всех высокопоставленных государственных деятелей других стран, которые прибыли в США с официальными визитами. В их обязанности входит и охрана Белого дома, важнейших министерств и зданий иностранных дипломатических представительств. Непосредственную охрану президента, его семьи и других высопоставленных лиц обеспечивает так называемый «Президентский спецдивизион», в котором служит 1200 человек.
Вторая же часть функций Службы заключается в охране национальной финансовой системы, то есть в расследовании дел, связанных с изготовлением фальшивых денег, ценных бумаг, чеков, кредитных карточек, личных документов и разного рода финансового мошенничества.
Помимо Центрального управления, Секретная служба имеет 118 офисов в США и 16 отделений за рубежом, в том числе в Москве. Численность ее в прошлом году составила 5 300 человек. Директором Секретной службы с марта 1999 года является Брайан Стаффорд, поступивший в нее рядовым агентом в 1971 году и прошедший за 33 года все ступени роста, вплоть до самой высокой.

Служба береговой охраны (СБО)

Согласно своему официальному статусу, она отвечает за охрану океанских побережий США и противодействие контрабанде наркотиков водным путем, экологическим преступлениям и террористическим угрозам аналогичного происхождения. Несмотря на то, что СБО вошла в состав Министерства внутренней безопасности, она считается также самостоятельным родом войск и ее директор является членом Объединенного комитета начальников штабов Вооруженных сил США.
Организационно СБО подразделяется на две зоны: Атлантическую и Тихоокеанскую и насчитывает более 38 тысяч военнослужащих и 8 тыс. гражданских сотрудников. В корабельном составе около 200 боевых и специальных судов, 43 самолета и 127 вертолетов.

ФЕДЕРАЛЬНОЕ БЮРО РАССЛЕДОВАНИЙ (ФБР)

Это ведомство занимает, пожалуй, уникальное место среди аналогичных спецслужб планеты, потому что сочетает функции уголовного розыска, политической полиции и контрразведки.
ФБР призвано обеспечивать внутреннюю безопасность США, раскрывая замыслы отдельных лиц и организаций, которые стремятся к свержению государственного строя и нанесению ущерба государственным интересам США. В этом плане Бюро выполняет функции государственной полиции, расследуя около 250 видов преступлений, которые отнесены к категории федеральных: борьба с организованной преступностью, наркобизнесом, похищением граждан, ограблением банков, угоном автомобилей, мошенничеством в торговле по телефону, детская порнография, отмывание денег, экономический шпионаж, розыск неплательщиков алиментов и др., в том числе контрразведывательные мероприятия. С 1984 года в функции ФБР вошла и борьба с терроризмом на территории США.
В начале текущего года в составе ФБР работали около 29 тысяч сотрудников. Они входят в состав 56 отделов крупных городов и 390 отделений в населенных пунктах поменьше. Центральный офис состоит из 6 департаментов, в штате которых более половины всей численности Бюро. И лишь 13 тысяч федеральных агентов непосредственно заняты оперативной работой на всей территории США. Из них в контрразведывательной работе были задействованы всего 3500 человек. Много это или мало? Для сравнения: численность контрразведки КГБ СССР в 80-х годах составляла 130 тыс. сотрудников.
Основная часть структуры Бюро состоит из 11 Главных управлений. Симптоматично, что только одно из них занимается контрразведкой – Главное управление национальной безопасности. В его функции, кроме борьбы с иностранным шпионажем на территории страны, входят и вопросы внутренней безопасности самого ФБР. Последняя ипостась вполне актуальна: в Центральном офисе Бюро были разоблачены такие «кроты», как Ричард Миллер (1984 г.), Эрл Питс (1996 г.) и Роберт Хансен (2001). Последний из них был представителем ФБР в Госдепартаменте США.
Главное управление по борьбе с терроризмом. Несмотря на то, что функции головного органа по борьбе с этим злом на американской территории был возложен на ФБР еще в 1982 году, самостоятельное подразделение было создано совсем недавно: в 1999 году его выделили из состава другого органа, а в полную силу оно начало действовать лишь за полтора года до «черного вторника». Естественно, ни опыта, ни должного числа агентов это подразделение к тому времени не обрело. В его составе два отдела. Один – по борьбе с международным терроризмом, другой – с внутренним. Еще два отделения ведают защитой инфраструктуры и частных владений граждан от террористов.
Остальные 9 Главных управлений ФБР к контрразведке и борьбе с терроризмом отношения не имеют. Естественно, изобилие столь различных задач не может не размывать направленность деятельности ФБР на решение главных проблем, от которых зависит жизнеспособность государства. А главной из главных, безусловно, сегодня является борьба с терроризмом, в первую очередь – исламским. Проблема эта встала на повестку дня еще в начале 90-х годов, заявив о себе не только угрожающими декларациями лидеров джихада, но и серией масштабных терактов. Казалось бы, за 10 лет четко определилась острейшая необходимость сосредоточить основные усилия ФБР на борьбе с террором. И в первую очередь – создать для этого самостоятельную спецслужбу. Но этого-то и не произошло.
Всего же чисто контрразведывательные задачи в Бюро в 2003 году решали около 1800 сотрудников, то есть не более шести процентов личного состава. Для сравнения – в 1989 году в составе КГБ контрразведкой были заняты около 50 тыс. штатных сотрудников. Число же нештатных «сексотов» неведомо, думается, однако, что оно, по крайней мере, превышало в пять раз количество штатных. Малочисленность контразведывательного подразделения ФБР свидетельствует о недооценке важности непосредственной борьбы с террористическими ячейками на территории США. Может быть, потому, что президент Клинтон, на правление которого и пришелся расцвет исламского террора, так и не увидел в нем страшной угрозы национальной безопасности США. Более того, именно в годы его каденций уровень работы спецслужб катастрофически упал. Произошло это еще из-за недостаточного финансирования.
Нынешний директор ФБР Роберт Мюллер принял свой пост за 39 дней до 11 сентября 2001 года. Сегодня ему 60 лет, он обладает весьма солидным образованием, является доктором юриспруденции. В течение трех лет служил в Корпусе морской пехоты, воевал во Вьетнаме. В 1990 году был назначен заместителем Генпрокурора США, затем начальником отдела в прокуратуре Вашингтона, снова зам. Генпрокурора. 2 августа 2001 года утвержден Сенатом в должности директора ФБР.
За месяц до «черного вторника» он обратился в Конгресс с просьбой увеличить финансирование услуг переводчиков, заявив, что его сотрудники не имеют возможности своевременно прочесть донесения и перехваты. Но денег не дали, и такая «экономия», безусловно, обернулась нынешними провалами экономики США. Ибо доказано, что при нормальном функционировании контрразведки просто невозможно было бы не обратить внимания на явные признаки подготовки этого чудовищного теракта. Ведь его цель была четко обозначена еще в 1993 году, когда произошел взрыв в гараже одного из небоскребов ВТЦ. Затем последовали попытки захвата авиалайнеров, разоблачение подготовки терактов на объектах Нью-Йорка, взрывы шахидов у посольств США в Африке и у борта эсминца «Коул». Наконец, данные о въезде арабских террористов в США, их учеба в летных школах, нацеленная исключительно на управление «Боингом» в полете.
Думается, при наличии нормальной эффективно работающей аналитической службы, сопоставившей эти данные, угроза была бы четко установлена и своевременно блокирована. Но такого не произошло, что свидетельствует о порочной организации американских спецслужб, неэффективности методов их работы, непрочной системе взаимодействия между разведкой и контрразведкой, между добывающими и анализирующими подразделениями.
Главным же является ничтожно малое число агентов, внедренных в структуры исламского терроризма. В идеале это должны быть арабы, персы или представители других мусульманских этносов. В то же время широкое распространение по планете экстремистских организаций, которые не основаны сегодня на племенном или клановом принципе, открывает реальные возможности проникновения в их ряды. Их сплачивает вера в Аллаха и доктрина борьбы с «неверными».
Следовательно, человек «со стороны», если его внешность, менталитет и демонстрируемая идеология адекватны стандартам шахидов, то он вполне реально может быть внедрен в их отряд. Более того, пример белого американца Джона Уокера, ставшего доверенным лицом у самого бен Ладена, также подтверждает такую возможность. А уж людей, по своим внешним данным и убеждениям пригодных для агентурной работы, вполне можно отыскать в разноплеменной исламской диаспоре США.
Для такого рода работы вполне пригодны многие члены еврейской общины, выходцы из стран Центральной Азии, Кавказа, Северной Африки. Они зачастую не отличимы внешне от аборигенов стран своего рождения. К тому же некоторые из них обладают менталитетом этих стран, владеют языком и тонкостями диалекта. Опыт Израиля свидетельствует, что в их среде отыщется немало современных «Штирлицев». Безусловно, создание такой агентурной сети, внедрение ее в столь специфическую среду – дело непростое, нелегкое и небыстрое. Ведь потенциальные агенты должны обладать рядом необычных качеств и быть к тому же готовыми к тяжким испытаниям, ибо исламские изуверы особой политкорректностью не отличаются.
Пока же не только обилия агентуры, но и достаточного числа переводчиков в штате ФБР не имеется. По данным самого Бюро, ощущается нехватка знатоков не только экзотических пушту и дари, но и фарси, а также диалектов арабского. Недавно Роберт Мюллер запросил дотации в 13 миллионов долларов для создания 86 рабочих мест переводчиков.

Некоторые выводы

Объективный анализ показывает, что сегодня, через два с половиной года после «черного вторника», кардинальных перемен в практике предотвращения терактов на территории США не произошло. Исламские шахиды так же свободно могут проникать в Штаты, здесь они по-прежнему найдут финансирование, прикрытие и возможность беспрепятственно передвигаться в любом направлении. До сих пор не раскрыта ни одна «спящая ячейка» террористов, не выявлены сколько-нибудь конкретные их планы. К примеру, так и не обнаружены виновники «антраксной почтовой кампании». Зато систематически появляются официальные предуведомления о возможных глобальных терактах без указания, где, когда и каким образом их могут совершить. Такое происходит, хотя в США функционирует колоссальный аппарат внутренней безопасности, штатной численностью превышающий 200 000 сотрудников. Тем не менее пока даже говорить о его способности реально предвидеть террористическую атаку и блокировать ее осуществление не приходится. Слишком масштабны и расплывчаты функции его подразделений, в десятки раз больше клерков в офисах, чем оперативников «в поле», а уж агентуры во вражеском стане – в сотни раз меньше, чем и тех, и других.