СВЕТЛАЯ НЕВЕЗУЧАЯ ЛОШАДКА

Этюды о прекрасном
№13 (413)

Наверное, только тот, кто рос под сенью славы своих выдающихся родителей, понимает, каким сложным может стать его путь к утверждению собственного “я”, как бывает непросто выйти из длинной тени родительской популярности.
Сегодня Ада Байрон-Ловлейс известна в мире благодаря трём вещам: во-первых, она дочь великого английского поэта, лорда Джорджа Гордона Байрона; во-вторых, она стала первым в мире компьютерным программистом. В-третьих, все свои и все, какие было возможно, чужие деньги она проиграла на бегах.
Рожденной в 1815 году, ей довелось жить во времена, когда женщине в обществе отводилась ординарная роль, а женская образованность и занятия наукой вообще были явлениями чрезвычайными.
Только благодаря привилегированному положению своей семьи Ада получила возможность заниматься любимым делом - математикой
Tак случилось, что, когда ей было всего три месяца от роду, леди Байрон оставила мужа, после чего поэт, оформив развод, уехал из Англии. C тех пор всю заботу о дочери мать взяла на себя.
Уже ребенком Ада проявляет незаурядные способности. В восемь лет она собирает модели кораблей, в тринадцать – рисует схему летательного аппарата. Она хорошо играет на арфе и скрипке, блестяще танцует.
Девушке открывают двери лучшие учебные заведения. Она учится и общается с такими знаменитостями, как Чарлз Бэббедж и Чарлз Диккенс. Первый не только возглавлял кафедру математики в Кембридже, как в своё время И. Ньютон, но вошел в историю как создатель первой в мире механической вычислительной машины.
В 19 лет Ада выходит замуж за В. Кинга, которому вскоре пожалуют звание лорда Ловлейса. И хотя она родит ему троих детей, жизнь титулованной светской домохозяйки станет ей невыносимой.
Оставив детей на попечение мужа и матери и пользуясь своим блестящим французским, она переводит ряд математических статей для Женевского университета. Заинтересовавшись машиной Бэббеджа, о которой в них идет речь, она расширяет статьи, раскрывая возможности существующей модели, о которых сам её создатель и не подозревал.
Кроме того, она пишет математическую программу для машины, которой еще не существует, опережая своё время.
Всё складывалось хорошо, если бы не страсть к лошадям. С детства привыкшая скакать по английским холмам, наслаждаясь пейзажами и жадно хватая ветер, она заболевает любовью к скачкам и игре на тотализаторе. Однажды математик Э. Гросс знакомит её со своим сыном Джоном, тоже математиком. Он молод, образован, остроумен. Ко всему прочему у них обнаруживается общая страсть - игра и лошади. Вскоре их отношения перешли грань дружбы. А затем они начали вместе играть на скачках и вместе проигрывать. Оказавшись по уши в долгах, делая подарки и обставив квартиру бедному любовнику, Ада просит мужа увеличить ей годовое жалованье, объясняя повышенные расходы тратами на поездки, книги и так далее. Сама не осознавая, она превращается в настоящего патологического игрока. Получая в год триста фунтов стерлингов, в один из дней Большого дерби она просаживает 3200.
Все меньшее место в её жизни занимает семья и математика, все большее - любовь и страсть к игре. В какой-то момент она закладывает семейные бриллианты за 800 фунтов, чтобы вернуть долги, и они возвращаются в семью только благодаря тому, что мать платит ростовщикам. Не один раз долги покрывает все еще любящий её муж.
Вскоре история повторяется; но на этот раз она пытается подменить, вынесенные из дому бриллианты фальшивыми. Жизнь катится в тартарары. В тридцать пять лет она заболевает раком и начинает медленно умирать.
Будучи смертельно больной и смертельно влюбленной, она оформляет страховку на имя Джона и, чтобы поддержать любимого материально, дарит ему золотое кольцо отца, лорда Байрона, и медальон с прядью его волос.
Вскоре из случайного разговора с мужем она узнает, что её любимый втайне от неё женился. В отчаянии она всё рассказывает матери, но вместо сочувствия мать перестает давать ей морфий, “чтобы в страданиях её душа очистилась”.
В результате Джон получит её посмертные страховые деньги и продаст драгоценные байроновские реликвии.
В своих последних письмах Ч. Бэббеджу, умирая в тридцать шесть лет, Ада просит, чтобы её похоронили рядом с отцом. Муж исполнил её последнюю волю. Не видясь при жизни, великий поэт и его дочь в конце концов оказались рядом. Каждый из них прожил всего только тридцать шесть лет. Каждый оказался непрактичным, и каждый по-своему страстным и талантливым.
В честь пионера математического программирования Ады Байрон-Ловлейс Американский институт национальных стандартов назвал один из языков АДА, обозначив его номером VIL-STD-1815 – годом, когда она родилась. Молодые студенты-математики носят майки и футболки с её портретом, который печатается рядом с самыми великими – Архимедом, Евклидом, Ферма.


Отрывки из поэмы
“Странствия Чайлд-Гарольда”
(перевод Г. Шенгели)

Дочь, птенчик, Ада милая!
На мать
Похожа ль ты,
единственно родная?
В день той разлуки
мне могла сиять
В твоих глазах
надежда голубая,
Зато теперь... Вскочил я, дрожь смиряя;
Вокруг вода бушует,
в вышине
Крепчает ветер.
Вновь плыву, не зная
Куда. Вновь тает
брег родной в волне,
Но в том ни радости уже,
ни скорби мне...

О дочь моя! Я именем твоим
Открыл главу;
им и закончить надо.
Вовек тебе останусь
я родным,
Хоть на тебя нельзя
мне бросить взгляда.
Лишь ты - в тенях
далеких лет - отрада.
В твои виденья будущие мой
Войдет напев, забытый
мной измлада,
И тронет сердце
музыкой живой,
Когда мое замрет
в могиле ледяной.