Марина Ковалева: ты молода, пока готова в себе что-то изменить...

Наши интервью
№10 (306)

Это имя много лет на слуху, входит в «обойму» самых известных имен эмиграции. - Марина, как бы вы определили себя: общественный деятель, бизнесвумен или, может, просто - Марина Ковалева?
- Пожалуй, просто Марина Ковалева, но это «просто» включает множество моментов: и человек, и дочь, и мама, и друг, и человек бизнеса, и многое другое.

- Вот попробуем обо всех ваших ипостасях, Марина, и поговорить. Ваша жизнь, насколько мне представляется, знала не только взлеты. Могли бы вы предостеречь читателей в таком смысле: будьте внимательны к удаче, не принимайте ее безоглядно, не исключайте ее измены вам. А в случае неудачи будьте мужественны и терпеливы?..
- Не существует человеческого пути, состоящего из одних удач, правда?
Многие люди, в отличие от меня, стараются скрывать свои неудачи… Что касается меня, то я считаю, что для развития, что ли, человека неудачи не менее важны, нежели удачи. А проблемы в нашей жизни возникают не оттого, бываем ли мы бдительны к своему успеху или нет. Я больше верю в судьбу, посылающую нам то взлеты, то посадки. Она, судьба, проделывает с нами то, что потом поднимает нас еще выше, заставляет чувствовать глубже, воспринимать жизнь ярче. Оглядываясь на свои неудачи, я думаю о них как об удаче - вот так, пожалуй.

- Хорошо. Чем вы заняты сейчас?
- Я возглавляю «Русско-американский фонд культуры», в задачу которого входит развивать и поддерживать русскую и еврейскую культуру на американской земле и американскую культуру - в России. Это фестивали, конференции, праздники, концерты, одним словом, события. Я по-прежнему работаю с театром «Современник» и надеюсь, что в самом недалеком будущем мы увидим здесь грандиозные спектакли, которые театр сделал в Москве за последние годы. В апреле в Нью-Йорк приезжает главный режиссер театра «Современник» Галина Борисовна Волчек, которую будут чествовать в «United Jewish Appeal» - крупнейшей еврейской благотворительной организации мира, после чего состоятся ее творческие встречи со зрителями в Нью-Йорке и Вашингтоне. А основное мое время посвящено всему тому, что происходит на этой земле: по-прежнему тесно сотрудничаем с Наяной - в этом году пройдет пятый еврейский фестиваль Наяны, который организуем мы. Занимаемся несколькими проектами, связанными с творчеством невероятно талантливых детей нашей общины, готовим тибетский фестиваль и так далее. То есть мы полностью вовлечены в то, что происходит на этой земле и на земле Израиля, откуда я только что вернулась.
Фирма, которую я возглавляю, кроме всего прочего, помогает состояться новым бизнесам, мы заняты созданием имиджа, работаем как консультанты и паблик рэлейшн. В этом плане мне хочется упомянуть и «Глоб институт оф технолоджи» - с ним мы сотрудничаем многие годы, и туристическое агентство «Гловс тревел», отмечающее сейчас 20-летний юбилей, в котором мы участвуем как продюсеры.

- Мне нравится ваш хороший, не искаженный английским русский язык. Как вам удалось его сохранить за много лет эмиграции?
- Мне не приходится стараться сохранить язык, это получается само собой, видимо, потому, что слишком он глубоко во мне, слишком много для меня значит. Я свободно говорю и по-английски, но оба эти языка живут во мне самостоятельно. По профессии я этнограф, то есть человек, занимавшийся происхождением, бытом и культурой народов, их фольклором. Без знания языков в этой науке делать нечего.

- Что вы читаете, Марина?
- Читаю больше американскую литературу и русскую поэзию. Внутри меня что-то изменилось, переключилось - мне намного интереснее читать американских авторов. Ритм их произведений соответствует - и это естественно – ритму этой жизни. Люблю читать пьесы, а что касается русской беллетристики, то читаю лишь то, что мне советуют непременно прочесть.

- Какие виды искусства предпочитаете?
- Люблю музыку, поэзию, живопись. Но последней все-таки предпочитаю архитектуру. Это началось здесь, в Америке, где я просто захлебнулась архитектурой: уникальные здания, соборы, музеи - сколько создано на этой земле за довольно короткий срок! Через постижение мною архитектуры Нью-Йорка произошло понимание многих городов мира.

- У вас было, да и есть достаточно много подчиненных. Вы терпимы к критике, Марина? И как относитесь к подкидываемым «лещам»?
- В моей жизни была совершенно потрясающая история. В первый же день прихода в мой бизнес дочери Рины она сделала такой социологический, что ли, опрос сотрудников: как вы оцениваете работу президента фирмы Марины Ковалевой? Предлагалось выставить баллы за различные аспекты деятельности и так далее. Когда я увидела эту анкету, циркулирующую в офисе, мне было, честно скажу, не слишком уютно. Но результат опроса сослужил и мне, и нам неоценимую службу, я постаралась учесть все замечания моих коллег и подчиненных. За долгие годы работы я старалась быть открытой к критике, не культивировала ее, нет, но стремилась извлечь из нее максимальную пользу. В экскурсионной работе я негативно относилась к тем сотрудникам, которые слепо повторяли мои тексты, как бы льстя мне. Я всегда поддерживала собственное творчество. К лести вообще я отношусь нетерпимо, у меня на нее абсолютный слух. Новые сотрудники нередко пытались, не зная меня, искупать меня в комплиментах и похвале, надеясь, что это поможет их карьере, но оказывалось, что это абсолютно бесполезно.

- Как вы относитесь к своим врагам, Марина? И как - к слухам, а то и сплетням о себе?
- Я считаю, что если люди меня не любят, то это - их проблема, а не моя. К врагам я никак не отношусь, поскольку доброжелательна, стараюсь жить празднично. Вообще сегодня на этой земле нам не за что друг друга ненавидеть. Надо быть благодарными друг другу за то, что мы здесь, за то, что мы - община, помогли и помогаем соотечественникам выживать и состояться. Лично я не знаю здесь людей, к которым могу применить слово враг. Я привыкла брать вину на себя, стараюсь в конфликтной ситуации понять, в чем я была не права. Пока ты готова что-то в себе изменить, ты остаешься молодой! Я не перестаю меняться и в своем внешнем облике… А сплетни о себе, слухи стараюсь не слышать, хотя они бывают довольно изобретательными, так что я иногда думаю: а не сделать ли мне то, о чем люди рассказывают?..

- Кто ваши ближайшие друзья и кто оказал на вас наибольшее влияние в жизни?
- Я благословенна тем, что во все времена рядом со мной находились близкие друзья, с которыми я дружу на протяжении жизни. А есть такие, с которыми я начала дружить не так давно, но они заняли в моей жизни огромное место. Это Риточка Голдина - тревел-агент, как говорится, от Бога, замечательный, светлый, абсолютно добрый, невероятно образованный человек. Несмотря на то, что мы дружим с ней всего лишь чуть больше года, эта дружба - взахлеб, и у меня такое ощущение, что мы - подруги с детства. Кстати, здесь живет моя подруга, с которой мы дружим с трех лет. Это Линочка Мальцер - талантливый педагог, автор замечательного учебника «Американский английский.» Дружу с чудным человеком - Лидией Варелджан, которая возглавляет Русский отдел Юнайтед джуиш федерейшн. А вот с Е.Образцовой, гениальной певицей, оперной Дивой мировой и американской оперы, мы познакомились недавно, но дружим, словно сестры.
Огромное влияние на меня оказали бабушка с дедушкой, у которых я воспитывалась. Это были яркие, неординарные люди. Бабушка, например, незадолго до смерти написала книгу о своей жизни, переведенную на английский язык. А дедушка был довольно известным музыкантом, сделавшим меня неравнодушной к музыке.
Моя жизнь богата на встречи с выдающимися людьми. Давным-давно мне посчастливилось встретиться с Константином Георгиевичем Паустовским, я дружила с известным украинским поэтом Борисом Нечердой, поэтом Яном Топоровским, оказавшими на меня серьезное влияние.
Многим в своем становлении как личности я обязана своему бывшему мужу, с которым мы прожили много лет, - Сергею Ковалеву. Думаю, впрочем, что и я оказала на него положительное влияние.
Дружу с Игорем Губерманом и израильским художником Сашей Окунем. Ну и, конечно же, с женщиной, перед которой я преклоняюсь, - Галиной Волчек.
Дружу также с молодежью, но это - отдельный серьезный разговор.
В моей жизни накопилось много незабываемых человеческих историй. У американцев есть серия книг под названием «чикен суп для души». Иногда мне кажется, что вся моя жизнь - это главы из такого вот «супчика для души», потому что в каждом дне было что-то задушевное, интересное. Помню, я летела из Москвы в Нью-Йорк с группой молодых людей, мы разговорились, подружились, и из этой встречи возник знаменитый теперь Еврейский хор Турецкого, продюсером которого я была более 5 лет.
Когда-нибудь я напишу обо всем этом, а пока мне хочется претворять в жизнь свои многочисленные сегодняшние проекты.

- Вы молодая, интересная женщина, пользующаяся, я уверен, успехом у мужчин.
С Сергеем Ковалевым вы расстались… А новый брак вас не прельщает?
- Должна сказать, во-первых, что в своей личной жизни я человек тихий и довольно закрытый, хотя Бог даровал мне необыкновенно яркие, глубокие чувства и встречи. Я была искренне любима всегда, но сегодня в моей жизни случился Праздник, которого не было. У меня есть необыкновенный друг - американец, рядом с которым я не думаю о замужестве, а думаю о том, что любить самой так же важно, как быть любимой...

- Какая вы в жизни, Марина? Какую еду любите, как поддерживаете спортивную форму?
- Какая я в жизни? Очень любознательная и спонтанная. Еду люблю абсолютно разную, я - совершенно уникальная обжора, и если какую-нибудь еду никогда не пробовала, то она увлекает меня еще больше. Как этнограф люблю кухни всех народов, и все-таки самая любимая еда - японская.
В доме, где я живу, есть спортзал, я занимаюсь на тренажерах, но так, не очень серьезно. Ну и хожу пешком, это где-то около 15 минут, на работу.

- Несколько слов о своих ближайших родственниках.
- У меня совершенно замечательная семья: мама, брат, сестра и две тети - Беба и Сима. И, конечно, дочь Рина. Она полтора года назад вышла замуж за известного американского телевизионного продюсера Рики Кершнера. У них был очень трогательный, красивый роман. Сейчас мы работаем вместе, у нас есть общие проекты, и мне очень приятно, что мои дети не выпускают меня из кадра жизни, что я не только мама, но и их коллега.
А моя мама, Ирина Коган, - прекрасная пианистка и по-прежнему, несмотря на то, что уже не концертирует, каждодневно играет на фортепиано, а когда мы к ней приходим - услаждает наш слух. Дочь моей сестры Тани, Лена Ляхович, - юная скрипачка, выступавшая во всех престижных залах Нью-Йорка. У брата Лени есть сын, маленький Роник, названный в честь президента Рейгана Рональдом, с которым моя бабушка состояла в переписке.

- Что бы вы хотели пожелать нашим читателям, Марина?
- Я хочу пожелать им того же, что и себе: каждый день радоваться жизни.