ТРУДНАЯ ДОРОГА ДОМОЙ

Родительское собрание
№8 (408)

Наверное, только подростки по-настоящему знают, как трудно быть молодым. Ощущать нехватку в общении с миром - и необходимость утверждать себя. Гореть желанием стать вровень со взрослыми - и быть непонятыми. Видеть парадную сторону вещей, пока не умея заглянуть за фасад, еще не понимая, что легкого успеха в жизни не бывает.
Не станем упрекать их за это. Всё это молодость и нетерпение сердца. Но когда желание избавиться от опеки выходит за границу здравого смысла, и дом перестаёт быть домом, и с родителями говорить не о чем, возникает конфликт. И как бы не пытались матери и отцы стать на точку зрения подростка, они не могут принять ни тайное курение и выпивку, ни полночные гуляния, ни наплевательское отношение к учёбе. А что говорить о наркотаблетках, марихуане и раннем сексе? Иногда родители и глазом не успевают моргнуть, а ситуация уже вышла из-под контроля. Речь идёт о будущем ребенка, о том, какое место он займет в жизни. И чем раньше родители скажут себе жестокую правду, тем лучше.
Когда говорят о подростке с проблемами, большинство представляет себе парня. К сожалению, девочек c проблемами среди тинейджерской молодежи тоже не мало.
Марк и Валерия - родители, которые сделали ответственный выбор, определив свою дочь на годичную программу в одну из специальных школ Academy at Ivy Ridge. Они сами предложили вынести этот разговор на страницы газеты - желая не просто поведать о своей проблеме, но и подсказать другим родителям, как сделать в сходной ситуации своевременный и нужный шаг.
Вопрос: - Скажите, что побудило вас к открытому разговору о своих ”болевых точках”: ведь для этого нужно определённое мужество?
Ответ: - Каждая семья по-своему замкнутая система, и сор из избы вроде бы выносить не принято. C другой стороны, беду легче переживать всем миром. Для нас солидарность и взаимоподдержка русскоязычной общины не пустой звук. И если узнаешь, что на соседней улице подросток умер от передозировки, то у тебя сжимается сердце. И если с утра пораньше в твою дверь звонит незнакомый человек, извиняется и говорит: “Я слышал, у вас проблемы с дочерью. У меня – та же история. Посоветуйте, как поступить лучше”, - мы не пожалеем нашего времени и сил, чтобы помочь. Трудные подростки - это проблема общая, и решать её надо сообща. Кто-то подталкивает к дурным привычкам твоего ребенка; и вот уже он делает то же самое с другим. Зло порождает зло, даже если оно неумышленное и связано с подростковой бравадой и самоутверждением.
Сколько раз мы слышали и читали о пропавших и пропащих детях и говорили себе: надо бы и за нашей усилить контроль, загрузить ее побольше. Она и в музыкальную школу ездила в Манхэттен не один год, и гимнастикой занималась.
Проблемы начались лет в 13. Появились подружки старше её на несколько лет. Мы живём на Брайтоне - место бойкое. Пошла подрабатывать после школы в магазин - появились карманные деньги, а в друзьях недостатка не было. Чтобы “пеленговать” её местонахождение, дали ей сотовый телефон - загоняли в дом. Начала курить тайком, потом таскать у нас сигареты.
В. - Вы выясняли с ней отношения, скандалили?
О. - Скажите, что бы вы сами почувствовали, если бы проснувшись в три часа ночи узнали, что ваша юная дочь тайком ушла из дому? Вас колотит от неизвестности, вы не знаете что делать и куда бежать. А потом дочь возвращается и говорит, что-то ей надо было выйти “по делу”. И это повторяется не однажды. Когда в наказание за плохую успеваемость её не взяли с собой в поездку, ушла из дома и отсутствовала больше двух недель. В конце концов её случайно задержала полиция. Криминала на ней не было, но пропущенные уроки и наши конфликты закончились вызовом в Family Court - суд по семейным делам...
Сейчас, когда мы прошли через все это, мы можем сказать другим родителям, что городская программа и беседы с психотерапевтом – это время, потраченное даром. Мы объездили несколько Boarding Schools. Но, во-первых, её туда не хотели принимать – ни по успеваемости, ни по её «послужному списку».Да и дочь с презрением смотрела на девочек в одинаковых и аккуратных формах. В итоге мы приняли трудное, но правильное решение. Так она попала в Academy at Ivy Ridgе.
В. - Почему вы решили, что это то место, где вашей дочери помогут?
О. - В её анализах обнаружили следы экстази и марихуаны. Тем не менее школа согласилась с ней работать, потому что она не только общеобразовательная, но и терапевтическая, и такие подростки – её профиль.
В. - Расскажите об этой школе, поделитесь информацией, так сказать, из первых рук.
О. - Ivy Ridge находится на севере штата Нью-Йорк, примерно в семи часах езды отсюда. Это - учебный комплекс, расположенный вдоль реки Святого Лаврентия, и здесь ничто не отвлекает подростка от возвращения в нормальную жизнь. Учебные и жилые корпуса, столовая, спортивные площадки и залы – всё необходимое для жизни. Но главное – это сильные педагоги и то, как организована работа с детьми.
Прежде всего, это – школа закрытого типа, и попадание туда сигарет, спиртного или наркотиков полностью исключено. Годичная программа рассчитана на шесть уровней обучения. Новичок учится жить по установленным здесь правилам. Ведь в реальной жизни, откуда он пришел и куда вернется, свои законы, и их надо соблюдать, считаясь не только с собой.
С уровня на уровень учащийся переходит, набирая очки за успехи в учебе, спорте и поведении. Ученики на первом и втором уровнях не могут звонить домой по телефону, и визиты родителей запрещены. Раз в неделю каждый обязан написать письмо домой, и только домой. Третий уровень программы дает возможность сделать один телефонный звонок в месяц, четвертый – один звонок в неделю. На шестом уровне разрешаются встреча с родителями и поездка домой. За нарушения очки снимаются. Если расхлябанный и наглый новичок втянет хорошего ученика в конфликт или нарушение правил, очки снимаются обоим. В интерьере школы никаких излишеств. В каждой комнате живут по четыре человека; спят на двухъярусных кроватях. Каждой девочке разрешается истратить в месяц на всякие мелочи по $90. У них есть магазин, и этот кредит они вправе использовать. Школьный девиз – “ничего лишнего”, так что косметики там нет в помине.
В школе учатся девочки и ребята, но обучение раздельное, и встречаются они только по праздникам - в порядке поощрения тех, кто достиг пятого и шестого уровней программы.
В. - Так что, вы вообще не можете навещать дочь?
О. - Это не так. Мы можем приехать туда в любой из дней и увидеть ребенка. Одно условие: она нас при этом видеть не должна. Однажды мы так и сделали, когда соскучились. Увидели через стеклянную дверь, как наша дочь – в белой блузе и клетчатой юбке – такая там форма – сидит в библиотеке над книгами и готовит уроки. Два часа в день они занимаются спортом, едят и отдыхают по расписанию. Одним словом, сейчас на душе у нас намного спокойней, чем было.
Раз в неделю мы можем позвонить психологу, ведущему их класс. В течение часа он готов ответить на интересующие нас вопросы. Кроме того, и нам, и дочери положено пройти по три семинара с психологами, после чего нам будет разрешена внеочередная встреча. Один такой двухдневный семинар уже состоялся в Нью-Джерси, и для нас он стал откровением. Нам открылись глаза на наши прошлые ошибки, мы увидели пути преодоления возможных конфликтов.
Уровень знания детской психологии работников школы виден и по их прогнозам, в которых нам предрекали, как будет развиваться переписка с дочерью. Всё так и произошло. В первых письмах она в ярости набрасывалась на нас за то, что мы её обманом привезли в школу, якобы на ознакомление, и “предали”. Потом была волна злости на себя за то, что дала себя обмануть; затем она начала винить себя в том, что заставила родителей пойти на такой шаг. И наконец, раскаяние за то, что причинила всем столько проблем.
В. - А как идет учеба? Наверняка она отстала по многим предметам...
О. - В октябре 2003 она попала в десятый класс. Система обучения организована так, что, если ученик отстаёт, ему выделяется специальный учитель для внеклассных занятий, который помогает наверстать упущенное. Пройденный материал не считается сданным ни классом, ни учеником, если его усвоение ниже 80 баллов .Сейчас по некоторым предметам её показатель 85. Кроме того, у них нет понятия “школьные каникулы.” Они учатся шесть дней в неделю круглый год, наверстывая упущенное и выходя на нужный уровень знаний. Это система, в которой работают все, и у ленивого – нет выбора. Мы видели, как настойчиво учатся девочки в этой школе и какие у них лица. Если такая параллель уместна, то можно сказать, что подростки-шалопаи – это атеисты, а дети, прошедшие этот курс – верующие – в себя и других.
В. - Вы говорили, что Ivy Ridge – частная школа. Сколько стоит годичная программа?
О. - На первый взгляд – сумма внушительная: порядка 36 000 долларов. Но с помощью школы мы взяли кредит на 20 лет и будем выплачивать его по 250 долларов в месяц. Чтобы спасти ребенка, никаких денег не жалко, а в том, что она вернется к нам в ноябре совершенно другим человеком – у нас сомнений нет. Пойдёт в одиннадцатый класс в частную школу, а со временем - в колледж.
Сегодня мы понимаем, наша история – не единичная. И не надо искать виноватых, надо спасать ребенка. Мы готовы ответить родителям на их вопросы и сказать им: безнадежных ситуаций нет, и руки опускать не следует. За детей надо бороться, и нет сомнений: они поймут и оценят сделанное вами.