ОДНОЛЮБ

Спорт
№7 (407)

В небольших странах даже локальная победа порой может быть приравнена к празднику национального масштаба. В Латвии подобные моменты ценить умеют. В свое время государство шикарно отблагодарило гимнаста Вихрова, завоевавшего олимпийскую медаль. Латышские же хоккеисты стали героями нации лишь благодаря единственной победе над Россией. Произошло это в 2000 году на чемпионате мира в Санкт-Петербурге, где хозяева турнира проиграли все, что только было можно. Однако латышей сей факт совершенно не интересовал. Во второй этап первенства они вышли с одно лишь целью — переиграть Россию. Но успех футбольной сборной был воспринят как нечто необычное. Ее выход в финальный турнир чемпионата Европы в Португалию оценил весь Старый Свет. Латышская пресса не устает смаковать этот успех до сих пор. Повернулось к спорту и государство, взявшее финансировать многие частные инициативы. Иными словами, футболисты Латвии произвели фурор, творцом которого с полным правом можно назвать главного тренера национальной сборной Александра СТАРКОВА. Не случайно по итогам минувшего года его фамилия упоминалась не только в спортивных опросах, но и политических. Кстати, как любой гражданин Латвии, по документам наставник имеет букву «с» в окончании имени и фамилии — Александрс Старковс. Однако величать его все же принято на русский манер.
Старков появился на свет 26 июля 1955 года в городе Мадона, где и сделал первые шаги в большой футбол. Бессменным флагманом латышской советской республики тех времен была рижская «Даугава», куда и стекались все мало-мальски одаренные футболисты. Не стал исключением и нападающий Старков. В качестве игрока он посвятил «Даугаве» 13 сезонов. Команда по большей части балансировала между первой и второй лигами, однако это обстоятельство нисколько не провоцировало форварда искать лучшую долю. В силу какого-то скрытого внутреннего патриотизма он не хотел покидать Ригу. 110 голов в первой лиге место в Клубе бомбардиров имени Виталия Раздаева стали наградой за верность.
«Нападающий должен забивать» — аксиома, ставшая частью кадровой политики нынешней сборной Латвии. Кажется, с ней герой нашего повествования уже сросся. Впервые он был приглашен в главную команду страны около 10 лет назад, однако долгое время работал с ней в качестве второго тренера. Старков помогал таким специалистам, как Янис Гилис, грузину Ревазу Дзодзуашвили, шотландцу Гари Джонсону. Ни один из перечисленных не был похож на предшественника, потому у них было что перенять. Ныне покойный Гилис брал капитальностью — он требовал от футболистов серьезного отношения к работе. Дзодзуашвили научил игроков фирменной грузинской хитрости, а его тактическим коньком был разбор соперников накануне матчей. Он подводил каждого футболиста под стиль конкурента. В противовес грузину Джонсон уповал исключительно на положительные качества подопечных. Но в Латвии такой подход не принес ожидаемого результата. В июне 2001 года Джонсон ушел в отставку после домашнего поражения от посредственной сборной Сан-Марино. Тогда Старков впервые и стал главным тренером национальной команды.
Здесь уместно на время оставить тему сборной и перейти к клубным заслугам Старкова. После окончания игровой карьеры он поступил в Высшую школу тренеров в Москве. Далее были два года в рижской «Даугаве» и распад Советского Союза. В создавшейся геополитической обстановке латыши сориентировались достаточно быстро.
Уже в 1991 году стараниями бизнесмена Гунтиса Индриксонса буквально на пустом месте был создан клуб «Сконто» — по названию финансово-промышленного холдинга. В конце 1992 года в «Сконто» появился Старков. Под его началом клуб стал 13-кратным чемпионом Латвии и 7-кратным обладателем Кубка страны. Но у наставника нет пресыщения победами, ведь по характеру он закоренелый однолюб. К слову, и журналисты почти всегда им довольны. Некоторое непонимание возникло лишь однажды. Футбольная общественность поставила под сомнение целесообразность совмещения Старковым постов в сборной и клубе. Но время доказало правоту наставника. Он всегда доступен журналистам, никогда не отказывает им в интервью. И что уж совсем удивительно для постсоветского пространства - все знают номер его мобильного телефона. Даже если Старкову не нравится корреспондент, который его нещадно критикует, все равно он будет разговаривать с ним корректно и спокойно. Возможно, интеллигентность и помешала ему сорваться в ту же Россию, где наставника сватали к себе далеко не последние клубы. Но он не поехал, потому как опасался оказаться чужим.
Высшая лига чемпионата Латвии насчитывает всего 8 команд. Из них ровно половина имеет солидную финансовую подпитку, причем благосостояние клубов, пусть неспешными темпами, но растет. Бюджет «Сконто» нынче ничуть не меньше, чем у «Вентспилса», лиепайского «Металлурга» и даугавпилсского «Динабурга». При этом поддержка государства в вопросе финансирования минимальна. «Металлург» и «Динабург» целиком содержатся на деньги частных лиц, а Вентспилс один из самых богатых городов страны — это порт и транзитный центр. Итого имеем четыре солидных клуба по сравнению с одним во времена Советского Союза. Правда, интерес к футболу в Латвии застыл на прежней отметке. Если на футбол приходит около двух тысяч зрителей, то это считается неплохим показателем. Матчи национальной сборной зачастую собирают и полный стадион, но это достаточно скромная отметка — 10000 болельщиков. Из клубов же единственный раз аншлаг был как раз на матче «Сконто». Рижане принимали на арене «Даугавы» испанскую «Барселону».
Во многих видах спорта во избежание дефицита игровой практики в разных сочетаниях образовываются так называемые балтийские лиги. Причем Эстония, Латвия и Литва не делают соревнования закрытыми — часто к ним примыкают украинцы и белорусы. Сильны баскетбольные, гандбольные альянсы, а в хоккее этот процесс уже перерос в нечто большее. После отказа россиян «тренировать чужие сборные» была образована Восточно-Европейская хоккейная лига. Нынче это соревнование проводится в нескольких возрастных категориях, и в нем участвуют лучшие представители Балтии, Беларуси и Украины.
Кроме того, частенько примыкают к соседям команды из Польши и России. В итоге сборные перечисленных стран играют далеко не последние роли в мировом хоккее. Применительно к Латвии самый свежий результат спортивной интеграции достигнут в гандболе. В январе латыши впервые в своей истории пробились в плей-офф мужского чемпионата мира 2005 года. Успех показателен и по иной причине. Он также достигнут под руководством тренера-совместителя. Речь идет о 60-летнем Андрисе Гулбисе, работающем со сборной и рижским АСК.
По всей видимости, Балтия пришла и к необходимости футбольного объединения. Как ни парадоксально, но препятствием этому процессу служит УЕФА. В случае объединения чиновники главной футбольной организации Европы не готовы по старинке предоставлять странам Балтии три места в той же Лиге чемпионов. Данное обстоятельство является основным сдерживающим фактором интеграции. Правда, специальный комитет латвийского сейма уже взялся за разработку компромиссного проекта. По аналогии с хоккеем прибалты собираются проводить как общие турниры, так и национальные чемпионаты. Приоритет же будет отдаваться первым.
В отборочном турнире чемпионата Европы Латвии достались в соперники шведы, венгры, поляки и сборная Сан-Марино. Календарь явно благоволил прибалтам. Открывать и закрывать цикл им выпало матчами со скандинавами. Причем перед последней встречей шведы уже решили все турнирные задачи. Но говорить о расслабленности с их стороны, особенно по прошествии времени, все же не стоит. Во-первых, соперник латышей горел желанием поквитаться за выстраданную рижскую ничью. Во-вторых, «сливать» домашнюю игру при переполненных трибунах было верхом наглости. За Латвию просто сыграло футбольное счастье. За три минуты до конца матча при счете 1:0 в свою пользу в ворота прибалтов был назначен пенальти. Однако шведы его не реализовали. В плей-офф жребий выбрал в соперники латышам бронзовых призеров последнего чемпионата мира турков. Старков не скрывал, что пройти их — абсолютно безнадежный вариант. Наставник надеялся заполучить оппонента британского стиля.
По его мнению, противостоять такой команде было бы гораздо проще. Вдобавок нельзя забывать и о прежнем главном тренере латышей — британце Джонсоне. Он, в свою очередь, также помнил о прежнем месте работы и при случае был готов проконсультировать. Успех латышей в матче с турками шотландец в том числе приписал и на личный счет, чем вызвал резкое недовольство общественности. Кстати, в этих же кругах не вызвала положительных эмоций и жеребьевка финального турнира континентального первенства. В компании Голландии, Чехии и Германии латышей, похоже, вообще никто не рассматривает в качестве реального соперника. Но в этом, по словам Старкова, и состоит шанс его подопечных. Ведь даже единственная ничья будет сродни очередному прорыву и станет прекрасной рекламой латышского футбола.
В свое время подобный «рекламный прорыв» совершил нападающий Марьян Пахарь, первым отправившийся вступать в Англию. Туманный Альбион был покорен с ходу, и за нападающим потянулись другие футболисты. Благо на них появился неплохой спрос. Последний год у Пахаря выпал из-за тяжелой травмы, но в сборной Латвии ему нашлась достойная замена. В нападении — в лице Мариса Верпаковскиса, в качестве негласного лидера команды — в лице ее капитана Астафьева. Этот защитник способен сплотить команду, а в раздевалке вполне справляется и без главного тренера. Причем методы Астафьева очень схожи с политикой Старкова. Он редко повышает голос, предельно корректен и интеллигентен. Опирается наставник и на голкипера Колинько, который также немало поиграл в Англии. Правда, легионерская карьера вратаря зачастую вязла в скандалах. Так, в «Кристал Пэласе» он умудрился поссориться практически со всеми — от тренеров до болельщиков. Дело дошло до самовольных отлучек и длительных дисквалификаций. В сборной Латвии ничего похожего никогда не случалось.
Вообще кадровая ситуация в национальной команде оставляет желать лучшего. Практически в течение отборочного цикла в латышской обойме находилось не более 15 классных футболистов. Но у Старкова еще есть время...