ИЗ ХЭМПТОНА С ЛЮБОВЬЮ И ВИАГРОЙ

Кинозал
№52 (400)

Фильм “Something’s gotta give” (“Что-то надо изменить”) только что вышел на экраны, но бойкие кинокритики успели не только раньше всех его посмотреть, но и выдвинуть Дайяну Китон на соискание приза этого года за лучшую комедийную роль.
Некоторые, наиболее щедрые, говорят, что впору актрису и на “Оскар” номинировать. Будучи по сценарию немолодой разведенной женщиной и преуспевающим драматургом, уже в первых эпизодах она уверенно выходит на авансцену. Не актерствуя и не пережимая, она ни в чём не уступает Джеку Николсону, своему партнеру по фильму, а по сюжету любимому человеку.
В необъявленном поединке взаимопритяжения и взаимоотталкивания она неумолимо загоняет героя фильма в угол, заставив себя полюбить. Надо сказать, что это их вторая совместная работа. До этого Дайяна и Джек с блеском сыграли в фильме Уоррена Битти “Индейцы”. И, оставаясь мастером, Николсон тактично поддерживает актерское равновесие, предоставляя Диане возможность показать cвой высокий класс. Одним из парадоксов фильма и его несомненным достоинством является сцена, когда героиня, расставшись с любимым (“себе назло”), безутешно рыдает. Этому "оплакиванию" посвящен целый эпизод. И самое удивительное, что таким образом её слёзы вызывают смех в зрительном зале. Чем громче она рыдает, тем громче смеется зритель. Именно потому, что сочувствует ей.
А другая сцена фильма, когда героиня Д. Китон улыбается, трогает зрителя до слёз. Тема любовных отношений между людьми не первой молодости время от времени возвращается на экран. И в большинстве фильмов дальше поцелуев в кадре дело не идёт. Авторов можно понять. Как писали классики – юмористы, “вид толстого тела ,покрытого волосами , производит отталкивающее впечатление”.
У режиссера Нэнси Майерс, снявшей фильмы “Чего хочет женщина” и “Рядовой Бенжамин”, названные критиками квазифеминистскими комедиями”, и пригласившей Д. Китон вместе с С. Мартином на известные комические ленты “Отец невесты” и “Беби – бум”, репутация серьёзного и надежного профессионала. Достаточно посмотреть на вторую линию актеров:это обладательница “Оскара” за фильм “Фарго” Францис Мак-Дорман, смешно и точно сыгравшая роль сестры героини; это Кину Ривс, успешно вернувшийся на землю после фантастических полетов в “Матрице”, чтобы исполнить роль молодого соперника Николсона.
Кроме наблюдательности и умения подмечать смешное, режиссеру и оператору картины хватило мастерства и смелости показать, что их совсем не юные герои вполне могут быть и привлекательными, и сексуальными. За свою долгую карьеру Джеку Николсону приходилось играть и дотошного журналиста и бунтаря в психушке, и сошедшего с ума писателя, циничного армейского офицера, демонического и смешного соблазнителя. И хотя вечная весна никому не обещана, актёр, даже перестав быть молодым, сохраняет стиль и повадки человека, “знающего толк в женщинах”.
Если в картине прошлого года “Всё о Шмидте” Николсон играет своего антипода, брюзгу и мизантропа, то в "Something's gotta give" он отчасти играет самого себя, знаменитого старого холостяка Голливуда, за которым всегда тянулся длинный хвост его коротких связей и это придает фильму особую пикантность. Преуспевающий шестидесятитрёхлетний владелец компании, выпускающей диски в стиле “хип-хоп”, ловелас, вечный любовник, окруженный старлетками и проживший жизнь в тусовках, герой фильма приезжает провести уик –энд со своей тридцатилетней подружкой на виллу её матери в Хэмптоне, дорогом курортном городке под Нью-Йорком, и попадает в ситуацию, которая в народе называется “мать застукала”.
Выход из щекотливой ситуации найден, но у нашего героя, смешавшего вино с виагрой и ещё каким-то лекарством, в разгар любовных утех случается сердечный приступ, так что остаток ночи он проводит в госпитале. Вынужденный на время остаться на вилле на попечении матери своей подружки, он вдруг понимает, что в свои пятьдесят семь она гораздо больше заинтересовала его как собеседник и как друг сердечный, чем дочь, и что весьма важно, оказалась не менее сексуальной, чем она. Но начавшимся отношениям грозит опасность.
Дело в том, что герой Николсона, по его собственным словам, никогда не выступал в амплуа бой-френда; прожив бурную жизнь, он всегда панически боялся ответственности перед женщинами, и считал, что не способен на глубокое чувство. "Я знаю их, - говорит он, улыбаясь, - хотя бы потому, что назначаю им свидания более сорока лет; но засыпать я привык один, так что сон и секс смешивать не надо". У героя фильма достаточно ума и чувства юмора, чтобы иронизировать над собой и окружающими, а у актёра Николсона - смелости быть нелепым, забавляя зрителя, оставаясь обаятельным и мужественным. Еще не раз он попадёт в больницу из-за стресса, который вызовут то виагра, то сложные отношения с возлюбленной; и всякий раз играет это мастерски и смешно. И хотя нашему герою, как и другим, пытающимся остаться вечно молодыми, кажется что, подобно револьверу “кольт”, уравнивающему богатых и бедных, таблетки виагры помогут сократить разрыв в возрасте мужчины и женщины, постепенно он начинает осознавать, что существует ещё и различие в психологии - пропасть, которую и в три прыжка не перепрыгнешь.
Так что пока герой Николсона трусливо отгораживается от серьёзных отношений, героиня, оплакав несостоявшуюся любовь, пишет комедию, которая идет на Бродвее. В ней она сводит счёты с нашим героем , цитируя его, и высмеивая философию немолодого и вызывающего улыбку плейбоя. “С отвращением листая жизнь свою”, герой стоит над вечерней Сеной, освещенной новогодними огнями, и плачет скупой мужской слезой; но вот сзади хлопает дверца автомобиля и появляется она, бросившая своего молодого ухажера, (воздыхателя? любовника?), и вернувшаяся к нему, теперь уже насовсем.
Ну, а дальше – снег над Парижем, куда герой примчался в поисках любимой, поцелуй наших героев в “диафрагме”. Что ж, мы достойны любить и быть любимыми, и возраст здесь ни при чём.
Зрители выходят из зала, продолжая улыбаться. Подходит Рождество и Новый Год – и , значит, время светлых комедий; пора наряжать ёлки и души во что-то светлое, сияющее, праздничное.