ГОЛУБЫЕ ГЛАЗА ГОЛЛИВУДА

Кинозал
№51 (399)

Понять состояние Пола Ньюмена - актёра, которого, шесть раз номинировали на “Оскар” за лучшую роль и шесть раз обходили, может только другой актёр - такой, например, как Робин Вильямс, которого номинировали трижды, всякий раз отдавая награду другим. Так что после седьмой номинации Ньюмен на церемонию решил не идти и после оглашения его победителем так и не поднялся на сцену, чтобы поблагодарить всех, кого положено.
Типичный “оскаровский” парадокс заключался в том, что, испытывая неловкость перед выдающимся актёром, киноакадемия в конце концов дала ему высшую награду за, прямо скажем, не выдающуюся роль профессионального игрока в пул в фильме 1986 года “Цвет денег”. Любопытно, что в роли его партнера, молодого бильярдного подмастерья, снялся тогда еще совсем молодой актёр Том Круз.
К этому времени за плечами у Ньюмена был не один фильм, ставший классикой американского кино. В их числе обошедший экраны всего мира, фильм Sting, известный в русском видеопрокате как “Афера” - одна из блестящих комедий, получивших “Оскар” за лучший фильм 1973 года. Это история двух молодых игроков и фармазонов, живущих в Чикаго 30-х годов, отомстивших боссу мафии за убийство своего друга, втянув его в игру на скачках и разорив. Партнером Ньюмена по фильму был Роберт Редфорд. Потом они вдвоём снялись ещё в одной нашумевшей картине, романтичном и ироническом вестерне “Буч Кэссиди и Санденс Кид”. Обычно у всякого талантливого фильма появляются фильмы-подражатели и близнецы, что произошло и на этот раз. Многие помнят итальянскую комедию “Блеф” с А. Челентано и Э.Куином в главных ролях или “Балтиморскую пулю” об игроках в бильярд.
Сегодня Пол Ньюмен, вот уже почти пятьдесят лет живущий с женой, актрисой Джоан Вудворд, в Вестпорте, Коннектикут, в большом доме колониального стиля, построенном в XVIII веке делит соседство и дружбу с м-ром Хотчнером и вот уже почти четверть века выясняет с ним отношения.
Те, кто мало знают об этой стороне жизни звезды Голливуда, удивились бы, услышав, как, звоня своему другу со съёмок, он то и дело вставляет такие слова, как “рецепты, добавки, бочки, поставки” . “Да он иногда меня просто изводил звонками, - полушутя-полусерьёзно жалуется журналистам м-р Хотчнер, выйдя к ним из своего старого красного “корвета” 61-го года выпуска, - да и сейчас звонит будто не знает, что и в его отсутствие наш бизнес в надежных руках.”
М-р Хотчнер - писатель, автор нескольких книг и мемуаров об Э. Хемингуэе, не преминет добавить, что он человек ответственный и что Ньюмен по сравнению с ним мальчишка, которому всего каких-то 78 лет, а он на целых пять лет старше. Кроме кинопродукции, есть еще один, известный на всю страну товар, в производстве которого участвует Ньюмен и который, по его мнению, разбил его как актера наголову. Разделяя общее увлечение гастрономией, в самом конце 70-х годов друзья придумали приправы к салатам, которые американцы называют “dressing”.
Интересно, что в основу компании, названной ими “Cобственно Ньюмен”, с самого начала легла идея отдавать прибыль от будущего бизнеса на благотворительные цели, о чем и значится на этикетке каждой бутылки. Вдвоём они изготовили первую бочку приправы, но её нечем было размешать.Тогда Пол сходил на причал, принёс весло от своей байдарки и с его помощью завершил технологический процесс. “А как же покупатели?” - в ужасе спросил Хотчман. “Не помрут”, - ответил Ньюмен.
Надо сказать, что веслом они воспользовались в первый и последний раз. А ту бочку раздарили соседям, и все остались живы и довольны. Сегодня приправу Thousand Islands - “Тысяча островов” покупает вся страна, потому что она и впрямь способна украсить стол. Позже к этому добавился лимонад, изобретенный женой Пола, попкорн, спагетти-соусы. За 21 год на рынке они и 18 работников компании заработали 170 миллионов долларов и отдали их на благотворительность.
Один из нынешних патриархов американского кино вырос на окраине Кливленда, в Огайо. Его еврейские родители держали небольшой магазин спортивных товаров, и, озабоченный тем, кто же останется в лавке, отец постоянно конфликтовал с сыном . Ясно было одно: ребёнка тянуло на сцену, и в семь лет он уже играл шута в школьном спектакле. Окончив школу и находясь под давлением родителей, Пол всё же пытается торговать, но в конце концов бросает всё и записывается в авиацию, пытаясь попасть на фронт Второй мировой войны. Правда, во время медицинской комиссии выясняется, что голубые глаза парня цветов не различают, и на этом его военная карьера заканчивается. В Огайо он изучает актерское мастерство и искусство, поступает в Йельский университет, бросает его, а вскоре его принимают в актерскую студию в Нью-Йорке, известную обучением по системе Станиславского, где учились М. Брандо, Д. Дин, М. Монро. Впервые он был номинирован на “Оскар” ещё в 1958 году за главную роль в фильме по пьесе Т. Уильямса “Кошка на раскаленной крыше”, где играл вместе с Элизабет Тейлор и Джудит Андерсон.
Становясь всё более популярным, в 1966 году он играет главную роль в картине мэтра фильмов-ужасов Альфреда Хичкока “Разорванный занавес” - немецкого ученого, убежавшего на Запад через Берлинскую стену. Он играет в пьесах на Бродвее, ставит шесть фильмов как режиссёр и продюсер. В 2002 году он снимается в картине известного английского режиссера С. Мендеса Road to Perdition, “Проклятый путь”. И в свои 77 лет, оставаясь мастером, актёр блестяще сыграл одного из хозяев ирландской мафии, моралью и жизненной мудростью напоминающего характер М. Брандо из “Крёстного отца”, за что в который раз и был номинирован на “Оскар”. В 2003 году он сыграл в телефильме “В нашем городе” и начал съёмки в телевизионной картине “Падение империи”.
Так что, судя по всему, шестьдесят четыре фильма, в которых снялся актёр, ещё не итог его творчества.
А вторая часть жизни актёра, связанная с благотворительностью, неотделима от первой, от желания не только поделиться с людьми своими мыслями и чувствами, но помочь тем, кому не хватает средств, чтобы жить достойно. И хотя они по-прежнему пререкаются, и его партнёр, м-р Хотчман, скуп на похвалы, за спиной Ньюмена он говорит, что Пол на самом деле хорош и в кино, и на кухне, и что лучшего и более совестливого друга у него никогда не было и не будет.