Слон и Моська

Факты. События. Комментарии
№8 (304)

Демографические и геостратегические параметры республики Индии в современном мире уступают разве что Китаю. Политический, экономический и военный потенциалы позволяют вполне обоснованно считать ее не только мощнейшей региональной державой, но и одним из будущих «центров силы» в миропорядке нового столетия. И особое значение в этом контексте приобретает военно-стратегическая практика индийского руководства.
Обладая колоссальным количеством населения, огромной территорией, практически неисчерпаемыми природными богатствами, Индия, казалось бы, может сосредоточиться, главным образом, на развитии мирных отраслей своей экономики.[!] Ибо кто же наберется наглости замахнуться на такого исполина? Между тем оборонный бюджет Индии - 16 миллиардов долларов - самый крупный в регионе. Доля ВНП, потраченная на военные нужды, составляет 3, 5 процента - почти вдвое больше, чем считается нормальным для страны, не находящейся в состоянии войны. При более чем миллиардном населении численность ее регулярных вооруженных сил составляет 1 миллион 300 тысяч человек. Но если добавить военизированные формирования, то количество индусов, находящихся под ружьем, возрастет почти вдвое, составляя более 2-х процентов их общей численности. Соотношение тоже не совсем нормальное, явно свидетельствующее о наличии внешней военной угрозы.
На этот фактор указывает и стремление Нью-Дели оснастить свои вооруженные силы достаточным количеством современной боевой техники. На первое января текущего года они имели на вооружении 3400 танков, более 1500 боевых бронемашин, около 5 тысяч буксируемых и самоходных орудий, 770 боевых самолетов, 18 подводных лодок, один авианосец, 16 боевых кораблей первого класса и более 100 корветов и ракетных катеров.
Основу индийской военной мощи составляют системы советского и российского производства. К ним относятся подводные и надводные корабли, танки, боевые бронированные и специальные машины, и в первую очередь большинство боевых, транспортных и разведывательных самолетов. Сегодня на вооружении индийской армии находятся российские самолеты 9 типов, танки 3-х типов, зенитно-ракетные комплексы 4-х и реактивные установки 3-х типов.
Вместе с тем военно-политическое руководство страны проводит энергичную политику, направленную на развитие собственного оборонно-промышленного комплекса. В начале нового века в Индии функционировало более 40 крупных промышленных предприятий, изготавливавших тяжелые типы вооружения. Как правило, большинство из них используют российские технологию и лицензии. В настоящее время количество этих производств выросло и они все чаще применяют собственные проекты.
К примеру, 5 января 1988 года на советской атомной субмарине К - 43 был поднят индийский флаг и под наименованием «Чакра» она стала в строй индийского флота. В течение 4-х лет индийские моряки проходили практику на этом атомоходе, готовясь к службе на отечественных ядерных подлодках. В 1992 году К - 43 возвратилась в состав российского флота. А в Индии началось строительство собственных атомоходов проекта С - 2. Планируется поставить в строй действующих первый из них уже через два года.
Этот и другие подобные факты наглядно демонстрируют, что Индия успешно пролагает путь к независимости в области производства наиболее сложных систем вооружения. Естественно, ее руководство перед лицом реальной военной опасности озаботилось созданием собственного ракетно-ядерного оружия. Подчеркнем - именно собственного, потому что Индия - одна их немногих развивающихся стран, способных самостоятельно проектировать и строить ядерные энергостанции, выполнять весь комплекс операций по добыче и переработке урана. Причем работа по осуществлению этого проекта в стране началась достаточно давно - 34 года тому назад в строй действующих вошли первые два атомных энергоблока. А возможности по производству ядерных боеприпасов напрямую зависят от состояния атомной энергетики и наличия исследовательских реакторов-размножителей. В Индии таких восемь, и уже в конце ХХ века она располагала запасами оружейного урана и плутония, вполне достаточными для изготовления более 200 ядерных боезарядов.
Наличие такого количества боеприпасов в ядерном снаряжении, естественно, требует соответствующего числа их носителей, в первую очередь - ракетных. И в этом отношении Индия также шла самостоятельным путем, используя разработки отечественных ученых и конструкторов. В 1993-м на вооружение была принята оперативно-тактическая ракета «Притхви», способная нести ядерный боезаряд на дальность свыше 300 км.
В 2000 году в строй действующих была поставлена двухступенчатая баллистическая ракета средней дальности «Агни-2». Она монтируется на железнодорожной платформе и поражает цели на расстоянии 2500 - 3000 км. Таким образом, на территории вероятного противника - а им является Пакистан - не остается недоступных мест для ракетно-ядерных средств Индии.
Хочу еще раз специально подчеркнуть, что успехи в этом деле принадлежат индийским отечественным разработчикам и финансировались из индийской же казны. Это важно иметь в виду потому, что у потенциального противника - Пакистана - история разработки, производства и финансирования ракетно-ядерного оружия соотносится с индийской точностью до наоборот.
Прежде всего, по данным Лондонского института стратегических исследований, ядерная программа Исламабада была развернута в середине 70-х годов при прямом участии китайских ученых, конструкторов и технологов и в основу ее разработки были положены китайские же проекты. Хотя считается, что ключевой фигурой пакистанской атомной программы был доктор Абдул Кадир Хан, его деятельность полностью базировалась на пекинской документации и плотно курировалась пекинскими же специалистами.
Строительство предприятий уранового цикла велось фирмами ФРГ, хотя у Исламабада не было официальных договоренностей с Бонном, и значит, шло нелегально, в обход всех запретов МАГАТЭ. Главные предприятия по обогащению природного урана в Сихале и Кахуте были построены также немцами. Мощности по производству тяжелой воды возведены бельгийской фирмой. Из Голландии нелегально получена техническая документация. Аппаратура для атомного цикла также подпольно ввозилась из США, Канады, Франции и Швейцарии. Свыше 60 германских фирм в обход законов ФРГ поставляли современнейшее оборудование: компрессоры, вакуумные печи, электромагнитные центрифуги и насосы. Во всем конгломерате атомного проекта чисто пакистанским был лишь уран, добываемый на шахтах Гилгита.
Естественно, закупки сложнейшего оборудования, его монтаж, строительство предприятий уранового цикла требовали колоссальных средств, тем более что велись они зачастую полулегально, а то и вовсе подпольно. Но откуда появились такие огромные суммы денег у страны, по преимуществу аграрной и, значит, пребывающей в дефиците сколько-нибудь самодостаточного существования? Промышленность Пакистана, в основном добывающая и обрабатывающая, занимает всего 14 процентов рабочей силы. Экспортируются лишь продукты сельского хозяйства и некоторые полезные ископаемые.
И вдруг в стране появляется атомная индустрия, создается ядерное оружие. Кто это сделал - теперь понятно! Но кто же профинансировал эту программу? Сегодня имеется вполне достоверный ответ: создание первой исламской бомбы оплачено Саудовской Аравией. Вот уж у кого в избытке средств для финансирования многих акций, способствующих укреплению и росту исламского экспансионизма. Посудите сами - государство с численностью населения в 20 миллионов человек из года в год вотирует военные расходы в объеме 19 - 20 миллиардов долларов. А это намного больше, чем у Индии, чье население превышает миллиард
Более того, Саудовская Аравия финансировала также создание ракетных носителей пакистанского ядерного оружия. 11 апреля 1999 года был произведен первый успешный запуск ракеты средней дальности «Гхаури - 2», способной нести моноблочный ядерный боезаряд весом 700 кг на расстояние до 2000 км.
Но еще до этого на вооружение были приняты оперативно-тактические ракеты «Шахин-1» дальностью полета до 900 км. Ракета смонтирована на колесном тягаче и способна нести однотонный боезаряд в обычном и ядерном снаряжении. По данным Стокгольмского института проблем мира ( СИПРИ ), механика изготовления пакистанских ракетоносителей аналогична производству их боеголовок: технология китайская или корейская, финансирование саудовское.
Такие невероятные прорывы в сложнейших научно- технологических отраслях промышленности - ядерной и ракетной - тем более впечатляют, что Пакистан практически не обладает сколько-нибудь современными индустриальными мощностями, в том числе военными. По иностранным лицензиям в стране производятся лишь стрелковое оружие, легкие полевые орудия и боеприпасы.
Между тем пакистанская армия по численности самая крупная среди мусульманских стран и занимает общее 7-е место в мире. Она насчитывает 612 тысяч солдат и офицеров в регулярных войсках и еще 300 тысяч - в национальной гвардии и пограничной страже. На вооружении эти войска имеют 2285 танков (американского, советского и украинского производства), 370 боевых самолетов американского, французского и китайского изготовления, 7 подводных лодок и 8 фрегатов, также сделанных на иноземных верфях. И опять же - платили за эту технику в основном нефтяные шейхи Персидского залива.
Но зачем же развивающейся стране, где жизненный уровень населения далек от скромных даже норм, такое количество суперсовременного вооружения? Ответ известен - Пакистан интенсивно готовится к новой войне с Индией, пятой по счету после конфликтов 1947 - 1950 гг., 1965 г., 1971 и 1999 гг. Причиной этих войн является стратегически важный район Гималаев на стыке границ Пакистана, Индии и Китая. Там проходит так называемая «линия контроля», делящая штат Кашмир на три части. Большая из них принадлежит Индии и является предметом вожделений Исламабада. «Линия контроля» имеет протяженность 776 км и проходит на высотах до 8700 м над уровнем моря. Естественно, - район для ведения боевых действий неблагоприятный, но именно здесь и сегодня, и в прошлых войнах сосредоточивались массы войск и боевой техники. А боестолкновения здесь, в сущности, не прекращались ни на день. Только за последнее десятилетие в них погибло более 20 тысяч человек.
Но, кроме использования возможностей своей армии, Исламабад применяет против Индии силы многочисленных террористических организаций. Уже более 20 лет здесь действует своеобразный конвейер по подготовке мусульманских фанатиков - моджахедов. Он состоит из 1700 военно-религиозных школ, в которых юноши одновременно со штудированием догм Корана, готовятся к террористической деятельности. Многие из них пополняют тренировочные центры 13 экстремистских организаций, базирующихся в Пакистане.
Поддержка терроризма Исламабадом в широких масштабах осуществляется с конца 70-х годов. Активно стали спонсироваться не только исламские, но и сикхские террористические группы, действующие в Пенджабе, Джамму и Кашмире. Тогда же под контролем пакистанских спецслужб был создан Объединенный совет джихада - «Муттахида Джихад» в который вошли представители всех террористических организаций, базирующихся в Пакистане. Штаб-квартира Совета находится в городе Марказ и-Давар, его лидером является шейх Мансур Шах. Глобальная задача - освободить «Землю Аллаха» от неверных.
В среднем Совет единовременно готовит до тысячи боевиков. Их состав интернационален. Это выходцы из Центральной Азии, Ближнего и Среднего Востока, Африки, даже Европы и Америки. Здесь готовятся и палестинские шахиды, албанские и чеченские боевики. Среди изобилия разномастных экстремистских организаций в Пакистане главную роль играют четыре исламские и одна сикхская.
ХАРАКАТ УЛЬ МУДЖАХЕДДИН - военизированная исламская партия, нацеленная на освобождение Кашмира, а также на всемирный джихад.
АРМИЯ МУХАММАДА - группировка, тесно связанная с “Аль-Каедой”, финансировавшей ее тренировочные центры, большинство которых прежде находилось в Афганистане.
ЛАШКАР - Е - ТАЙБА - считается наиболее фанатичной из всех террористических групп в Пакистане. Как правило, практикует шахидизм - террор самоубийц. Финансируется в основном Саудовской Аравией.
ДЖАМААТ - УЛ - ФУКРА - наиболее крупная и эффективная из всех пакистанских террористических организаций. Любопытно, что она была создана в Бруклине в 1980 году и только через три года распространила свое влияние на Пакистан, где сейчас и находится ее главный центр, американская же штаб-квартира - в Патерсоне (шт. Нью-Джерси). Главой экстремистов является шейх Мубарак Гилани.
Наконец, следует сказать о сикхском террористическом движении, нацеленном на отделение от Индии большей части шт. Пенджаб, и создании там сикхского государства Халистан. Его ячейки находятся в Европе, Азии, США и Канаде, но больше всего их в Пакистане.
Кроме того, с началом американской террористической операции в Пакистан перешла значительная часть активных членов “Аль-Каеды”, Исламского движения Узбекистана и Национального уйгурского фронта - около 8 тысяч боевиков. Пакистанская разведка, естественно, доподлинно осведомлена о том, где они находятся и чем заняты. Однако не принимает мер, чтобы контролировать их деятельность или помешать ей.
Таков в общем виде расклад с дислокацией формирований исламистов, сикхов и других террористов на земле Пакистана. Это - весьма важный фактор, особенно сейчас, когда две армейские группировки - пакистанская и индийская - развернуты по обеим сторонам «линии контроля». В тыловых районах враждующих сторон оборудованы позиции оперативно-тактических ракет, способных нести ядерные боеголовки. Как видим, крупномасштабная, пятая по счету, война в этом регионе все больше обретает реальные черты.
Невольно возникает вопрос - почему же руководство Исламабада уже в пятый раз, так сказать, лезет в драку с индийским исполином? Как смеет эта моська не только лаять, но и бросаться на слона?
Думается, не возникает сомнений - без эффективнейшей поддержки финансовых королей исламского мира и пекинских стратегов у Исламабада не существовало бы ни агрессивных устремлений, ни средств для их осуществления. Однако апологеты мировой исламской революции уже давно включили в свои планы агрессию против Индии. Что же касается Пекина, то Нью-Дели - самый главный, самый мощный его соперник в борьбе за лидерство в Южной и Юго - Восточной Азии. Враг Индии - друг Китая, со всеми вытекающими из этой формулы последствиями.
Вот почему моська бесстрашно бросается на слона.