КВАРТЕТ ДЛЯ ЧАСОВ С БОЕМ

Кинозал
№44 (392)

(Режиссер Г. Фэлдер: «Единогласие присяжных»)
Дружбе двух выдающихся актеров и звезд мирового кино, Дастина Хофмана и Джина Хэкмана, более 47 лет, но этот фильм - их первая совместная работа. В недавнем интервью они вспоминали свою комнатку в Пасадене, где учились на актеров; где 16–летний гадкий утенок Хофман и 23-летний задиристый Хэкман, сидя на крыше дома, гадали о будущем, глядя в звездное калифорнийское небо; как в их нью-йоркской квартире ванна стояла на кухне и доска, её покрывавшая, служила им обеденным столом; как много лет они были без постоянной работы, но если Джин и подрабатывал официантом, а Дастин таскал мебель, то призванию они не изменили. Сделав фильмы, ставшие новой классикой, и получив свои «Оскары», они не почивают на лаврах, но опять дают зрителям урок таланта и актерского мастерства.
Голливуд любит экранизовать Джона Гришэма, а перелицовка сюжета и некоторых авторских ходов, как это случилось с его повестью « Runaway Jury»,– дело в кино привычное. На первый взгляд, перед нами – судебный триллер: женщина, потерявшая мужа, судит компанию, торгующую оружием, из которого некто, уволенный с работы, застрелил босса, одиннадцать бывших сослуживцев и покончил с собой. Говоря языком боксеров, в красном углу судебного ринга Д. Хофман, адвокат, обвиняющий оружейную мафию; в синем - его главный противник , Д. Хэкман, «консультант по жюри», нанятый оружейными компаниями и имеющий тайный штаб частных сыщиков и соглядатаев, вооруженных подслушивающими устройствами, с целью подкупить или запугать присяжных, отыскав на них компромат, с тем чтобы процесс сорвать. Герой Хэкмана цинично утверждает, что « расследование – слишком важная вещь, чтобы доверить её присяжным». Человек, ставящий мораль ни во что и без колебаний готовый идти по трупам, по ходу действия он сталкивается с неожиданной проблемой. Ему кажется, что почти все заседатели у него «в кармане»; все, за исключением одного молодого человека, «присяжного номер 9» (Джон Кьюсак), способного повлиять на окончательное решение. Герой Кьюсака и его девушка (Р. Вейц) ведут сложную игру, которая держит зрителя в напряжении и является главной интригой фильма. Шантажируя обе стороны и зная, что те и другие их видят и выслеживают, они обещают склонить присяжных на их сторону, требуя перевода десяти миллионов долларов на офшорный счёт. Отойдя от привычных «героев Кьюсака» из романтических комедий, благодаря точной режиссуре и тонкой игре в середине фильма, его характер существует на лезвии ножа, манипулируя заседателями и оставляя вероятность поворота приговора в любую сторону. Молодая английская актриса Рэйчел Вейц, удачно соединившая в роли молодой шантажистки женственность и жёсткость, рассказала во время презентации фильма, как страшно ей было вначале сниматься в эпизодах с Хэкманом и Хофманом.
« Я дрожала, как осиновый лист, пока Дастин не сказал мне: «Успокойся, я тоже боюсь, и всегда боялся». И удивительная энергия и поддержка, исходящие от Хэкмана, как на волне, несли меня внутри сцены. А cвой акцент я старательно прятала». Следуя за действием, только к концу фильма мы узнаём, что у героини была сестра, убитая подростком во время массового расстрела в её школе; что вся интрига - тщательно спланированная месть торговцам смертью. А пока напряжение нарастает; чаши правосудия качаются, и за стенами суда вспыхивают погоня, покушение на убийство, шантаж присяжных - эффектно снятые кадры, втягивающие зрителя в действие, подобно водовороту. И вот уже герой Д. Хофмана, человек нравственный, после жесткого объяснения с недругом -Хэкманом, cмеющимся ему в лицо в предвкушении победы, просит босса одолжить ему 10 миллионов, почти готовый пойти ради победы морали на подкуп. Эта сцена противостояния, c блеском сыгранная двумя мастерами и снятая без репетиции, еще раз подтвердила их реноме актеров, работающих над ролью так требовательно, как немногие в Голливуде.
Прошло почти полвека после американского классического фильма «Двенадцать рассерженных мужчин» С. Люмета, где герой Генри Фонда - единственный присяжный, сказавший « невиновен», убеждает в своей правоте - одного за другим – остальных одиннадцать и добивается оправдания чернокожего парня вместо вынесения ему смертного приговора; и вот опять на экране проблема коллективного правосудия. Работает ли оно на «маленького человека» или уровень справедливости равен глубине вашего кармана – об этом говорят и спорят миллионы американцев, особенно после нескольких громких дел, когда виновные выходили на свободу, а корпорации безнаказанно ограбили сотни тысяч вкладчиков. Характерно, что присяжные заседатели – эти бесцветные будничные люди, поначалу просто отбывавшие время в зале суда, к концу картины осознают свою ответственность перед обществом, яростно спорят и , обретая свой голос и не поддаваясь ничьему давлению, приговаривают торговцев оружием к 110-миллионному штрафу. C другой стороны, именно после победы и торжества белого цвета над черным, зрителю начинает нехватать полутонов, и история в последних кадрах становится более плоской. А приговор высокомерному и бессердечному герою Хэкмана, опрометчиво пославшему хорошим вымогателям деньги, а теперь потерявшему работу, произносят сами герои, найдя его в баре и расставив все точки над «i». Что ж, звезды-актеры в этом фильме сделали своё дело, чего в полной мере не скажешь об авторе сценария и режиссере.