ЕВРОПЕЙСКИЙ РАЙ И МИРОВОЙ БЕСПОРЯДОК

Парадоксы Владимира Соловьева
№39 (387)


Который раз Франция доказывает, что художественно и интеллектуально она страна открытая и гостеприимная. Другое дело, что от своего гостеприимства она же и выигрывает. Представьте себе французскую культуру без голландца Ван Гога, англичанина Сислея, испанца Пикассо, поляка Аполлинера, румына Чорана, русских все равно какого замеса Шагала, Сутина, Цадкина, Эльзы Триоле, Натали Саррот, Ромена Гари (он же Эмиль Ажар) и прочих. Несть им числа, упустил я куда больше, чем назвал. И вот на французском интеллектуально-политическом небосклоне взошла новая звезда: Цветан Тодоров, болгарин по происхождению, совок по воспитанию, иммигрант по статусу, политический мыслитель по амплуа. У нас в Америке он достаточно известен: женатый на канадской романистке Нанси Хастон, Цветан Тодоров часто разъезжает с лекциями по американским университетам. У себя во Франции он – ведущая фигура в престижном Национальном Центре научных исследований. Весьма плодовитый автор, он поднимает в своих книгах и эссе широкий спектр сюжетов, связанных с его родиной – от советского типа концлагерей в Болгарии до спасения большинства болгарских евреев от нацистов. Тон его выступлений сдержан, голос спокоен, он настаивает на прерогативе разума над эмоциями. Даже касаясь провокативных тем, Цветан Тодоров не повышает голос. Социальный критик, историк и философ-моралист, он – человек нюансов, а потому аутсайдер во французских интеллектуальных кругах.
И вот неожиданно его привычно тихий голос зазвучал в полную мощь и был услышан не только во Франции, но и за ее пределами, включая Америку, где несколько дней назад «Нью Йорк таймс» выступила с подробным изложением политической концепции Цветана Тодорова. И всё это - круги от брошенного Цветаном Тодоровым камня – его бестселлерной книги «Новый политический беспорядок: Мысли европейца».
Надо сказать, что книга Тодорова – отнюдь не единственный во Франции интеллектуальный отклик на нынешний мировой кризис. Если обычно парижская высоколобая элита придерживается антиамериканских взглядов, опережая в этом отношении и правительство, и народ (выступления против голливудизации и макдоналдизации Европы), то в отношении оккупации американцами Ирака многие французские интеллектуалы заняли позицию, противоположную правительственной. Известный философ Андре Глюксманн в книге «Запад против Запада» выступил с решительной защитой позиции Белого дома. Ален Финкилькраут в книге «Во имя Другого: Раздумья о грядущем антисемитизме» предупреждает, что антисемитизм и антиамериканизм стали в некоторых частях мира синонимами. В том смысле, что мы говорим Ленин – подразумеваем партию. И наоборот. Универсальная эта формула Маяковского применима к нынешней ситуации с подставкой других имен.
Но даже на этом политически напряженном фоне споров о трансатлантических отношениях книга Цветана Тодорова отличается своими радикальными рекомендациями. Он предлагает экономически и монетарно объединенной ныне Европе оставить свой пацифизм и пассивность и заново вооружаться. В самом что ни на есть прямом смысле слова. И не каждой европейской стране по отдельности, а всем вместе. Если у Европы есть теперь евро в качестве единой денежной системы, то тем более необходимо ей иметь единую армию. Как говорится, враг не дремлет. И этот враг не внутри Европы, а извне – враг всей Европы как таковой, а не отдельной европейской страны.
В самом деле, обе мировые войны прошлого столетия носили внутриевропейский характер, и Тодоров приветствует тот факт, что война внутри Европы больше невозможна. Что вовсе не означает умиротворения во всем мире: «Наши потенциальные враги не внутри Европы. Мы должны объединиться, чтобы защищаться против этих внешних врагов».
В этом смысле, «тихий болгарин» разделяет диагноз, который поставил Европе американский неокон Роберт Каган в своей вызвавшей шквал полемики прошлогодней статье в журнале Гуверовского института «Policy Review” и в ее расширенном варианте в книге “О парадизе и власти: Америка и Европа в Новом мировом порядке”. Основная дилемма Европы в том, что мягкую дипломатию, иностранную помощь и мультилатерализм необходимо, согласно Роберту Кагану, сочетать с твердой военной мощью (в оригинале антонимы “soft” – “hard”).Однако недаром Цветан Тодоров употребил в названии своей книги противоположное понятие: не новый мировой порядок, а новый мировой беспорядок. Тодоров одинаково обеспокоен как односторонним (unilateralist) подходом Буша, так и нежеланием Европы принять необходимые меры для защиты собственных интересов и ценностей.
«Вы не можете поставить превыше всего сиюминутное удовольствие», - пишет Тодоров, имея в виду тот самый прижизненный рай, статус кво довольства и достатка – в терминологии Роберта Кагана «парадиз», забота о сохранении которого сделала Европу самодовольной и недальновидной, а в качестве мировой политической силы – ненадежной и неэффективной.
Однако военное объединение Европы как логическое продолжение ее экономической и политической интеграции – это все-таки некая абстракция, приемлемая скорее в теории, чем на практике. Не только потому, что даже спорадические европейские попытки создать независимую систему обороны рассматриваются в США как угроза НАТО, но и потому, что главные европейские страны – Великобритания, Франция и Германия – не выказывают готовности поступиться национальным суверенитетом ради утопической все-таки идеи общеевропейской обороны. Здесь Цветана Тодорова явно заносит. Его идеи парадоксальны и провокативны до абсурда.
Его сравнения и метафоры более убедительны, чем его выводы и предложения. К примеру, он нашел очень точный образ для различия между периодом холодной войны и нынешней политической эпохой. Сделал он это, вспомнив два классических литературных примера: «Из описанного Джорджем Оруэллом мира конфронтации супердержав мы попали в универсум Яна Флеминга и Джеймса Бонда, где окопавшийся в пещере миллиардер-мегаломаньяк посылает самолеты уничтожать американские города» - прямой намек на 11 сентября позапрошлого года.
Однако ответ Вашингтона не кажется Цветану Тодорову адекватным. Более того, он сомневается, что контрудары США в интересах нашей страны, и выражает опасение, что террроризм еще больше усилится после захвата Ирака - вместо того, чтобы сойти на нет, как полагали планировщики.
Гланая причина его оппозиции – отсутствие легитимности в этой войне в отличие от войны 1991 года или войны с талибами в Афганистане. Именно эта нелегитимность – более чем что-либо другое – вызвала нынешнюю вспышку антиамериканизма в Европе. Америка всегда колебалась между изоляционизмом и желанием управлять всем миром, но сейчас к этому добавились самоуверенность и военная сверхмощь. И такой подход, разработанный доминирующей в Вашингтоне группой «неофундаменталистов», как Тодоров называет наших неоконов, с его точки зрения обречен:
«Эта миссия искоренения зла путем внедрения силой добра больше напоминает политику коммунизма или идею перманентной революции, чем традиционный либерализм. По мне, «либеральный империализм» есть противоречие по определению. Невозможно внедрить либеральный дух силой, нельзя принести свободу на штыках».
Более того, Тодоров показывает, что Америка воздерживалась от вмешательства во многих случаях, когда свобода была под угрозой, и применяла силу только в тех случаях, когда под угрозой находились ее собственные интересы. И приводит примеры двух величайших геноцидов после Второй мировой войны – в Камбодже и Руанде, когда Америка и шире - Запад предпочли умыть руки. Другой пример - Советский Союз, империя зла, для борьбы с которой США выбрали менее рисковую и более эффективную политику сдерживания, которая привела в конце концов к развалу СССР. И вообще Америке лучше работать рука об руку с объединенной Европой, а не противостоять мировому злу в одиночку: «США - наш натуральный союзник, но союзничество предполагает равенство, а не подавление более сильным более слабого».
Вот какое «собственное мнение» у тихого болгарина из Парижа Цветана Тодорова. Это не циркуляр, обязательный к исполнению, но стоит прислушаться к его голосу, чтобы внести необходимые коррективы в стратегию и тактику борьбы добра со злом в мировом масштабе.


Комментарии (Всего: 1)

Если Европе не нравится Америка,то ее вооружение и единая армия вполне логичны. Но было бы куда лучше для Европы, если бы она была союзником, а не противником Америки. Что же касается борьбы с терроризмом для насаждения свободы, то Тодоров, а вместе с ним и Соловьев мало что поняли. Борьба с терроризмом ведется,как минимум,чтобы отучить его нападать на Америку. И все.<br>Привет.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *