ЧТО ДАЛЬШЕ?

Ближний Восток
№38 (386)

Многие политические обозреватели назвали отставку теперь уже бывшего премьера палестинской автономии Абу Мазена «внезапной». На самом деле подобный финал был предопределен заранее. Имея широкую международную поддержку, в первую очередь США и лично президента Буша, внутри автономии второй человек в ООП популярностью не пользовался. Как в народе, так и в рядах движения «ФАТХ», которое он основал много лет тому назад вместе с Ясиром Арафатом. Под давлением США и Западной Европы «раис» вынужден был согласиться на учреждение поста премьера, однако вся реальная власть продолжала оставаться в его руках.
Мы хорошо знаем из уроков советской истории, как велика сила партийно-государственного аппарата, которой воспользовался Иосиф Сталин, придя к власти. Такой же аппарат (естественно, с учетом местных условий) был создан Арафатом после возвращения из Туниса. Этих людей, которых палестинский президент расставил на различные посты, называют «сто человек раиса». Верхний и средний чиновничий слой всем своим высоким положением обязан исключительно ему. Арафатовским аппаратчикам не нужно доказывать, что с падением покровителя окажется под угрозой и их благополучие.
Неудивительно, что назначение Абу Мазена «сотня» встретила, мягко говоря, без восторга. Чиновники не забыли о неудавшейся попытке Абу Мазена и Мухаммеда Дахлана провести бескровный переворот и отстранить «раиса» от власти. А значит и лишить постов большинство из них. Они понимали, что уступка Арафата Вашингтону вынужденная, и делали все возможное, чтобы пришествие Абу Мазена во власть не затянулось. Бывший премьер был прав и вовсе не лукавил, говоря, что у него нет возможности разоружить экстремистов. Чтобы пойти на крутые меры, требовались благословение Арафата и отданный им приказ гражданским и военным чиновникам содействовать главе правительства. Понятно, что такого распоряжения они не получили. А в Вашингтоне и Иерусалиме продолжали давить на Абу Мазена: принимай меры, разоружай террористов, сажай их в тюрьму. Участвовать дальше в подобном театре абсурда уже не было никакого смысла. Последовала «внезапная» отставка...

По какому же сценарию будут развиваться события дальше?
Прогнозы, увы, неутешительные. И израильтяне, и палестинцы опасаются эскалации напряженности, нового витка насилия. Ариэль Шарон явно не намерен сворачивать операции по «точечному» уничтожению террористов, его главная цель - организация ХАМАС. В свою очередь, ее лидеры угрожают проведением в ответ еще более масштабных терактов, если охота за ними не прекратится.
Выступая в прошедший уик-энд в еженедельной утренней программе NBC “Meet the Press”, государственный секретарь Колин Пауэлл выступил с резкой критикой «точечных» ударов, призвав израильтян отказаться от подобной тактики, которая, по его мнению, только усилит позиции ХАМАСа.
«Израильтяне устраняют одного боевика, при этом получают ранения десятки невинных людей, находившихся рядом с автомобилем, в котором он ехал, - сказал Пауэлл. - В том числе дети и подростки. Можно не сомневаться, что из них вырастет новая смена ХАМАСа. Разве этого хотят в Иерусалиме?!»
Не хотят, конечно, но Шарон останавливать военных не спешит. Учитывая опыт нынешней интифады, можно не сомневаться, что с акцией возмездия ХАМАС тянуть не станет. Более того, постарается провести куда более страшную серию терактов.
Реакцию ЦАХАЛа предсказать легко: новая масштабная армейская операция, блокирование палестинских городов, облавы, аресты, комендантский час. О мирном процессе придется забыть, интифада выйдет на еще более высокий уровень.
Эксперты не исключают, что израильтяне могут пойти на шаг, за который давно ратуют сторонники жесткого курса: высылку Арафата с территории автономии. Правда, против этой меры решительно выступает Вашингтон, о чем недвусмысленно заявил Пауэлл. И в госдепартаменте, и в Белом доме опасаются негативной реакции со стороны умеренных арабских режимов, поддержка которых очень важна для американской ближневосточной политики.

Можно ли избежать новых масштабных столкновений? Во многом это будет зависеть от активной позиции Соединенных Штатов. Как поступит Буш - сказать сложно. На него сейчас оказывют давление с нескольких сторон: одни призывают президента не отказывася от вовлечения в ближневосточные дела, другие - не проявлять особой прыти, учитывая негативное отношение к давлению на Израиль со стороны еврейской общины и христиан-евангелистов.
В любом случае эксперты сходятся во мнении, что неудача мирного процесса не будет воспринята американской общественностью, как провал Белого дома. Хотя не будем забывать аргументацию Буша о необходимости свержения саддамовского режима, как предпосылки создания нового климата на Ближнем Востоке, который благоприятно скажется на израильско-палестинских отношениях. Этот тезис пока не подтверждается. Между тем свое согласие на операцию в Ираке умеренные арабские режимы, такие, как Египет и Иордания, обуславливали активной ролью США в израильско-палестинском урегулировании. Если Буш решит устраниться и оставить израильтян и палестинцев один на один, он может подвергнуть риску свои усилия в восстановлении Ирака и наведении в нем порядка. Какую из двух зол выберет президент - мы узнаем, хочется надеяться, в самое ближайшее время...