ЛУИЗИАНА

Америка
№35 (383)


Между штатом Луизиана и пространством, существовавшим под этим именем в XVII - XIX веках, как говорят в Одессе, две большие разницы. Штат, лежащий в устье Миссисипи, не мал и не велик. Так, середнячок. Тогдашняя, историческая Луизиана, названная французами в честь «короля солнца» Людовика XIV раскинулась с севера на юг от Канады до Мексиканского залива, по обе стороны великих рек Миссисипи и Миссури с востока на запад.
В 1541 году частично открыл эти пространства вездесущий испанец Де Сото. За ним в 1682 году последовал француз Робер де Салле. И к 1700 году стали заселять эти места почему-то уроженцы двух французских городов: Эбервилля и Биенвилля. В 1718 году капитаном Жаном Батистом де Мойном де Салливаном в устье реки Миссисипи был заложен городок Новый Орлеан, названный так в честь регента Франции могущественного герцога Филиппа Орлеанского. Вот из-за этого Нового Орлеана разгорелся впоследствии сыр-бор между великими державами и американскими колонистами. Но это всё было потом. А пока что Луизиана стала французской колонией с населением всего-навсего в 8 тысяч человек.
Кроме французов, жили здесь и англичане, и испанцы, и немцы (не считая чёрных рабов). Но над всем витал французский дух, сохранившийся, к счастью, и до наших дней.
Нельзя сказать, что французы грамотно управляли колонией, во всяком случае, власти не видели особого проку в этих землях. Губернатор Луизианы как-то писал в донесении королю: «Основную часть населения составляют отбросы из Канады, солдаты не обучены, не годны для службы, о воинской дисциплине не имеют ровно никакого понятия, и вся колония абсолютно ничего не стоит в настоящее время».
Может быть, поэтому или в силу других причин, но в 1763 году король передал солидную часть Луизианы своему кузену, испанскому королю Карлу III Бурбону, а земли восточнее реки Миссисипи, кроме Нового Орлеана, - Англии.
Но недолго царили мир и согласие между державами. Американские колонисты просачивались в эти места, основывали поселения и вели оживлённую торговлю с зарубежными странами, используя водный путь по Миссисипи.
Но выход в море запирал Новый Орлеан. У американцев был договор с Испанией о свободном проходе в море, о беспошлинной торговле, о благоприятном и дружественном к ним отношении при аренде портовых складов. По Миссисипи американские фермеры вывозили зерно. И вот в 1802 году Испания стала чинить всяческие препятствия этой торговле, отказываясь под разными предлогами от заключённых ранее соглашений. Что это означало для фермеров - представить себе нетрудно. Что же случилось? Испания стала опасаться проникновения Америки далее на запад, в Калифорнию, где находились её владения.
Но противостоять этому они не могли, сил не было. И вот в 1800 году между Испанией и Францией был заключен договор, по которому Луизиана вновь передавалась Франции. Договор был тайным, опасались немедленной реакции и Америки, и Англии. Испания надеялась этой уступкой создать мощный барьер из французских войск дальнейшему продвижению американских колонистов. Правда, злые языки утверждали, что основная причина была в ином: Первый консул Франции Наполеон якобы обещал испанской королеве (фактически правящей страной) сделать её любовника Мануэля Годоя королём Пармы в Италии.
Думаю, причины были более весомыми. Основным конкурентом в освоении Нового Света для Испании была Британская империя, и в лице Франции она получила сильного стратегического союзника. Американцы же вскоре узнали, что испанская власть в Луизиане - фикция. Это ещё более обострило ситуацию. Нужно было срочно договариваться с Наполеоном, ибо потери достигали уже миллионов долларов.
Америка предложила Франции устами посланца президента Томаса Джефферсона Джеймса Монро несколько вариантов решения проблемы: продать за 50 миллионов франков Новый Орлеан и Флориду, или за две трети этой суммы только остров, на котором стоит город, или, в крайнем случае, гарантию свободного прохода судов по Миссисипи.
Если эти предложения не будут приняты и французы высадятся в Новом Орлеане, «нам придётся выйти замуж за британский флот и англичан», - сказал Томас Джефферсон.
У Наполеона было два пути: закрепляться в Америке, послав туда мощный экспедиционный корпус и отвоёвывать британские владения в Новом Свете, или сосредоточиться на Континентальной Блокаде в Европе, подминая под себя одно государство за другим.
Он выбрал, как известно, Континентальную Блокаду. Наполеон понимал, что англичанам значительно легче захватить Новый Орлеан, чем ему его отстоять. Кроме того, французские войска завязли на Гаити, где повстанцы под руководством Туссена Лювертюра беспощадно вырезали всех белых. Партизанская война - самая жестокая из войн и малоуспешная. От военных действий и жёлтой лихорадки там погибли десятки тысяч французов. Всё это склонило Наполеона к идее продать Луизиану. Кроме необходимых ему средств, он получал в придачу дружественное Франции правительство Америки, близкое французам в антипатии к англичанам. Да и практически осваивать это огромное пространство у него не было сил.
Гримаса истории: Томас Джефферсон не жаловал дипломатов, их он считал «бездельниками и дармоедами». Во время его правления были закрыты посольства в нескольких странах, такая же участь ожидала и Париж (хотя в своё время он сам был послом во Франции). А вот, поди ж, важную проблему пришлось доверить дипломатии.
Но еще более удивительно то, что денег в казне вообще не было. Джеймс Монро был вынужден продать свою коллекцию фарфора и мебель и на собственные средства отплыть во Францию, так сказать, из-за отсутствия у государства командировочных. Переговоры, подстёгиваемые нетерпением Наполеона, прошли успешно и сошлись по цене в 3 миллиона фунтов стерлингов (15 миллионов долларов). Тогда-то сконфуженный Джеймс Монро и признался министру финансов Франции Барбье Марбо, что денежек-то нет. «Ничего страшного, - ответил многоопытный финансист, - британские банкиры ссудят вам эту сумму сроком на 15 лет за 6 процентов годовых, что в общем итоге составит сумму в 27 миллионов долларов».
За эти деньги Америка приобрела огромную территорию в 828 тысяч квадратных миль, на которой могла бы разместиться вся Западная Европа вместе со Скандинавией.
«Вы не прогадали», - сказал Джеймсу Монро хитроумный министр иностранных дел Франции Талейран. Ему ли этого не знать! Во время якобинской диктатуры Талейран спасался в Америке, где успешно занимался скупкой и перепродажей земли в штате Мэн. Воистину, причудливы ходы истории!
Итак, 2 мая 1802 года территория Соединённых Штатов Америки увеличилась вдвое!
Кроме Луизианы, здесь расположились полностью или частично штаты Миссури, Миссисипи, Канзас, Арканзас, Колорадо, две Дакоты, Айова,
Миннесота, Монтана, Небраска, Оклахома, Вайоминг.
Надо отдать должное гражданскому мужеству и прозорливости Томаса Джефферсона. Дело в том, что распоряжаться казёнными деньгами имеет право только Конгресс. Но президент понимал, что открытые дебаты конгрессменов к добру не приведут, а только заволокут, да и погубят дело. Наполеон ждать не стал бы. И хоть Конгресс возмутился самоуправством главы исполнительной власти, а Верховный суд даже пригрозил отменой договора, но под напором общественного мнения (каждый мог получить земли на этих территориях) к октябрю 1802 года договор с Францией был утвержден.
Талейран был прав: Америка не прогадала. В Южной Дакоте добывают золото, в Монтане - медь, в Небраске, Канзасе, Оклахоме и Луизиане - нефть и газ, в Миннесоте - железную руду, в Миссури, Северной Дакоте, Вайоминге и Колорадо - уголь...
«Луизиана парчез» (так называют этот договор) по праву считается величайшей сделкой в истории человечества.
Штат Луизиана славен не столько своей промышленностью и рыбной ловлей, сколько тем, что знаменитый Нью-Орлеан является родиной джаза. Жили и живут в штате креолы, потомки первопоселенцев, португальцев, испанцев, французов...От соединения разных кровей с прибавкой индейской и негритянской образовалась поистине гремучая смесь. Смешение музыкальных мотивов разных народов, породившее джаз, состоялось в квартале «Красных фонарей» Сторнвилле. Он поначалу услаждал изысканный слух портовых грузчиков и шлюх. Воистину, права Анна Ахматова со своим «когда б вы знали, из какого сора растут стихи, не ведая стыда»... Это потом уже появились легендарный Луи Армстронг, Диксиленд, клубы джаза во Французском квартале...и победное шествие джаза по всему миру.
Совершенно потрясающий праздник в Нью-Орлеане Mardi Gras (жирный вторник), парады, успешно соперничающие с бразильскими карнавалами. Тянутся они практически всю зиму и немного напоминают русскую масленицу, хотя корни праздника лежат скорее в древнеримских оргиях. 3 миллиона туристов в год приезжают сюда в первую очередь, чтобы оттянуться. Блюстителям строгих нравов нечего делать на этом празднике жизни.
В Новом Орлеане был составлен план вызволения Наполеона с острова Святой Елены, куда его упекли англичане. Шхуна под командованием бывшего пирата Доменика Ю должна была похитить императора. В доме мэра Николя Жиро ему уже приготовили апартаменты. Увы, опоздали. В 1821 году император умер, как считают некоторые современные историки, от отравления. Но в Новом Орлеане о великом французе помнят и по сей день.
Нельзя сказать, что климат в Луизиане здоровый. Болота кишат аллигаторами. Подпочвенные воды так близки к поверхности, что на кладбищах покойников не зарывают в землю, а хоронят в склепах, поднятых на столбах. Очень часто бывают землетрясения и ураганы. Но то, что это одно из самых веселых мест в стране, никто спорить не станет!
Столица штата Луизиана - городок Батон Руж, что переводится как «красная палка». Считается, что это имя, производное от палок из красного кипариса, которые индейцы использовали как межевые знаки, отделяя одно владение от другого.
В то время как земля переходила из рук в руки, местным жителям так эта чехарда надоела, что они образовали из своего города и окрестностей «вольное графство Фелисиана». Просуществовало оно всего два года и в 1812 году было вместе с Луизианой включено в Соединённые Штаты Америки. Правда, до сих пор патриоты вспоминают вольное житьё своих предков, как одесситы времена беспошлинной торговли Порто-Франко.
У штата два прозвища: штат креолов и штат Пеликана. Любимая птица, она вошла в герб Луизианы.
Девиз: «Единство, справедливость, умеренность».