НАМ ОБЕЩАЮТ НОВЫЕ ЛИЦА

Ваше здоровье
№34 (382)

МИР СТОИТ НА ПОРОГЕ ОЧЕРЕДНОЙ ТРАНСПЛАНТАЦИИ
Французы рассчитывают обойти британцев в таком беспрецедентном деле, как пересадка человеческого лица. Команда хирургов, которые не хотят разглашать свои имена, обратилась к Национальному консультативному комитету по вопросам этики с ходатайством о разрешении на проведение первой в мире подобной операции.
Такой конфиденциальный запрос они сделали практически одновременно с выступлением их английского коллеги Питера Батлера, который на страницах журнала «Лансет» опубликовал статью на ту же тему, посвященную разработанной им микрохирургической технике трансплантации лица. «Речь идет об использовании настоящей лицевой ткани вместе с мускулами и нервами, - объяснял автор. - Мы надеемся, что такое лицо будет обладать всеми теми же качествами, что и настоящее». Такие пересадки не имеют ничего общего с косметическими операциями: их будут делать людям, лишившимся лицевого покрова после тяжелой болезни, ожога или другого несчастного случая. «Мы в состоянии разрешить все трудности, связанные с подобной операцией», - утверждают, со своей стороны, французские специалисты, которые ждут официального согласия. Даже если предположить, что с технической точки зрения операция пройдет успешно, возникает множество проблем нравственно - этического характера. Сможет ли чувствовать себя в своей тарелке человек с чужим лицом? Найдутся ли доноры-добровольцы среди родных? Кто займется подбором нового лица и исходя из каких критериев? Какой может быть реакция родственников на того, кто станет жить с лицом близкого им человека?
Новозеландец Клинт Хэллэм, которому впервые французские хирурги пересадили руку, прожив с ней два с половиной года, потребовал в феврале 2001-го, чтобы ему ее ампутировали. Он все время жаловался, что она для него «чужая»: «Я предпочитаю вообще ее не иметь, чем с ней оставаться всю жизнь». Лионский доктор Жан-Мишель Дюбернар, который осуществил эту пересадку, объяснял психологическую неудачу тем, что его строптивый пациент отказывался принимать лекарства, которые помогают справиться с отторжением чужого органа. Надежду на успех подобного рода операций внушает удачная трансплантация в 2000 году сразу двух рук тем же Жан-Мишелем Дюбернаром маляру Дени Шателье, которому сейчас 36 лет. Полгода спустя после пересадки его руки начали реагировать на тепло, холод и прикосновения. «Они похожи на те, которые я потерял, - считает сегодня Дени Шателье. - Они меня хорошо слушаются». По мнению врачей, новые руки заменили ему потерянные на 80 - 90 процентов. Правда, у Дени не все еще хорошо получается - скажем, ему трудно застегивать пуговицы на рубашке. Однако бывший маляр не теряет присутствия духа: «Я знаю, что не защищен от всех опасностей. Лекарства, которые я принимаю, могут однажды спровоцировать рак или заболевание легких. Тем не менее прошло три года после пересадки, а я продолжаю чувствовать себя хорошо». Действительно, наука пока не знает о последствиях, связанных с приемом медикаментов, которые помогают бороться с отторжением. Они могут оказаться и летальными. Как бы то ни было, сегодня в мире насчитывается 22 человека, которым были пересажена одна или две руки. Ну а нижняя челюсть была пересажена на днях в римской клинике 80-летнему пациенту, больному раком.
Вопрос не в том, подчеркивают ученые, окажутся ли успешными подобные трансплантации с технической точки зрения, а в том, стоит ли игра свеч. Не создадут ли они новые неразрешимые проблемы? Не выпустит ли медицина из бутылки опасного джинна? Ничего страшного, если себя захочет «перелицевать» стареющая дама, готовая выложить огромную сумму. Гораздо хуже, если сменит «имидж» крупный гангстер, скрывающийся от правосудия. Не исключено, что в будущем в наш торгашеский век появится и некое подобие «прейскуранта» на лица в зависимости от возраста, пола, внешних данных и проч., а поиском подходящего «фейса» для богатых клиентов займутся специальные агентства, которые будут располагать в своих «банках» широким ассортиментом «товара» для пересадки.