ПО КОМ ЗВОНИТ КОЛОКОЛ

Ваше здоровье
№34 (382)

Психологи, врачи и каждый, кто проходил через это, знает, что потеря близкого человека и стресс, вызванный этим, может стать причиной болезни; что тело может ощущать эту боль чутко, как сейсмограф колебания почвы или психрометр - влажность. Несчетное число раз в этих ситуациях отмечены бессонница, снижение иммунитета, повышенная вероятность инфаркта, скачок стресс-гормонов - кортикостероидов.
А может ли смерть других – людей, которых вы никогда не знали – причинить нам не просто моральные, а и физические страдания?
А мериканский психолог Р. Каталано из Калифорнии, и Т. Гартвиг, исследователь из Упсала, Швеция, утверждают, что да. Причем, как это часто бывает, ученые работали порознь и встретились для того, чтобы опубликовать совместную работу, которая, будучи проведенной на разных континентах, звучит убедительно.
И что интересно, оба определили этот синдром в терминах эквивалентных выражению “общая потеря”.
Точка зрения психологов проверялась ими статистически, и особенно часто она подтверждается в зонах массовых катастроф: землетрясений, часто повторяющихся наводнений, ураганов. Оказалось, у беременных женщин, побывавших в таких ситуациях, даже вес родившихся детей резко снижен против обычной средней нормы. Исследователь из Упсала заметил, что после убийства шведского премьер-министра У. Палме вес новорожденных снизился у 21 % молодых матерей. Глубокий шок, пережитый тогда шведами, можно объяснить тем, что никогда политических убийств там не происходило, Улоф Палме был всеобщим любимцем, ходил по городу без охраны и был застрелен, когда выходил из кинотеатра, куда ходил как рядовой гражданин.
Ситуация повторилась вскоре после гибели парома «Эстония», когда утонули сотни людей; тогда вес снизился у 15% новорожденных.
У американского психолога на руках своя, совсем свежая и очень невеселая статистика: после трагических событий 11 сентября процент страдающих бессонницей по всей стране резко прыгнул вверх и достиг отметки 23%
В этот же период жалобы на депрессию поднялись чуть ли не до 70% , что указывает на состояние общей незащищенности. Причем преднамеренное массовое убийство других людей действует на нас гораздо сильней, чем их гибель по природным причинам.
В массовой культуре всплески горя тоже, случалось, перехлестывали через край; некоторые поклонницы киноактера Рудольфо Валентино свели счеты с жизнью на его могиле; пара молодых девушек, cидевших на наркотиках, покончили с собой после смерти выдащегося рок-гитариста Д.Хендрикса.
Человеческая логика устроена так, что мы летаем самолетами, гоняем в машинах по автострадам, выходим вечерами на улицы – и не боимся за свою жизнь, но в дни, когда по почте пришли письма с антраксом – несколько штук на всю страну, – миллионы людей брали в руки запечатанные конверты, как берут бомбу.
Впрочем ощущение “общей потери” в больших масштабах, описанных выше, практически никогда не наблюдается во время ухода из жизни обычного политического лидера или вождя. И это печальный вывод и урок для политиков: cколько для народа ни старайся, он в лучшем случае cлезинку смахнет, высморкается – и дальше заспешит по своим маленьким будничным делам.