МЕТРО ЛЕГКИЙ ШАРМ НЬЮ-ЙОРКСКОЙ ПОДЗЕМКИ

Тема номера
№34 (382)

Сначала ты ее ненавидишь. Тебя раздражает всё: запутанные схемы путей и маршрутов, духота и грязь станций. Но если ты, к примеру, живешь в Квинсе, а работаешь в Бруклине, то полтора часа туда и обратно каждый день делают свое дело. Клубок разноцветных линий на карте приобретает определенный смысл и прочно ассоциируется с конкретными улицами и адресами. При перемене маршрута ты уже не паникуешь, а спокойно прокладываешь другой. Ты уже не таращишься по сторонам, а пытаешься использовать это время с максимальной пользой.
Проходит немного времени, и ты вдруг понимаешь, что вполне притерпелся и привык к этому сумасшедшему подземному миру и даже находишь в нем свое неповторимое обаяние и шарм. И из отдельных картинок складывается большое полотно. Приблизительно такое...

АМЕРИКАНЦЫ В МЕТРО ДЕЛАЮТ ВСЕ...
С присущей им детской непосредственностью американцы в метро делают всё. То есть абсолютно всё, что им заблагорассудится.
Могут устроить на соседнем от тебя сиденье небольшой пикничок с полным набором блюд. Горячий пахучий суп, что-то тоже очень пахучее в картонной коробочке на второе, да еще и кофейку для бодрости выпьют. И все это в течение каких-нибудь пяти - десяти остановок.
Могут шить. Один такой, лишенный женской заботы горемыка, вытащил иголку с ниткой и стал на глазах всего вагона пришивать себе пуговицу на толстом животе, не снимая рубашки. Несколько раз кололся и громко ойкал, но пуговицу, слава Богу, пришил.
Могут краситься. Причем не просто припудрить носик или подкрасить ресницы, а провести полный неторопливый курс начального массажа с кремом и дальнейшим макияжем.
Могут целоваться, петь, танцевать, закидывать ноги на уровень головы,молиться, кормить детей грудью... Вот чего я не видела - так это чтобы американцы в метро пили, в смысле выпивали. И это радует, особенно по сравнению с московским транспортом, где разве что огурчиком с салом не закусывают прямо у тебя на голове.

СОБАКА - ПОВОДЫРЬ
Самая грустная картина, которую я видела в метро. Маленькая, слепая старушка с громадной красавицей овчаркой. Собака спокойно стояла, не обращая никакого внимания на шум и грохот трейнов. Осторожно завела старушку в нужный поезд. Дождалась, пока та усядется, и с трудом втиснулась под сиденья, чтобы никому не мешать. Положила морду на лапы и посматривала вокруг грустными умными глазами. Старушка достала бутылочку с водой, попила сама, потом налила в пластмассовую тарелочку собаке. Та, разбрызгивая воду большущим языком, осторожно полакала воду, а пустую тарелку подтолкнула носом под скамейку. Опять легла. И что-то такое было в этой паре, что весь вагон затих и, наплевав на обычную деликатность, не сводил с них глаз...

ЗЕЛЕНЫЙ ДЕДУШКА
Самое веселое зрелище. Старичок весьма преклонных лет. В ядовито-зеленых шортах, гавайской рубахе и ярко-зеленой, точно в тон шортам, выкрашенной бороде. В руках у дедушки был разноцветный букет.
Дедушка настолько выделялся из общей толпы, что не заметить его было невозможно. Но никто из пассажиров даже бровью не повел, как будто именно так и должен выглядеть старичок девяноста лет.
Когда перед своей станцией дедушка направился к выходу и нацепил на седую голову букет, который оказался романтичным веночком, я не удержалась и прыснула. И тут сразу поехала в улыбке девушка напротив, притворно закашлялся и ткнулся в ладони парень, а солидный мужчина в шикарном деловом костюме и рюкзаком на плечах (бывает и такое) слишком поспешно спрятался за свой «Нью-Йорк Таймс». Ага... тоже заметили, ничто человеческое американцам не чуждо.
Был понедельник, день пакостный сам по себе, да еще пасмурный и холодный, и цветущий ярко-зеленый дедушка придал этому дню совсем другой тон.

ДЕВУШКА - МЕЧТА
Самое интригующее зрелище. Высокая черная девица. В джинсах, растянутой футболке, бейсбольной кепке, с трудом натянутой на копну непокорных кудрей, и большущей дорожной сумкой. В руках у девушки - прозрачный пакет с шикарным золотистым вечерним платьем. Она бережно прижимала платье к себе и была уже где-то далеко отсюда. Легко представлялось, как хороша она будет, когда распустит волосы и впорхнет в свое золотое, сияющее платье. Судя по взглядам, которые нет-нет да кидали на девушку мужчины, не я одна видела эту картинку.

МУЖЧИНА, ОН И ЕСТЬ МУЖЧИНА
Вообще, что касается взглядов, знакомств и других устойчивых легенд, которые ходят про американцев. Говорят, американцы на улице и в метро не знакомятся. Знакомятся - еще как. То остановочкой поинтересуются, то названием трейна, а там и до номера телефона как-то невзначай доходит. Мужчина, он и есть мужчина, в любой стране.
Говорят так же, что они чрезвычайно законопослушны и все делают строго по инструкции. Не далее чем вчера один такой законопослушный гражданин весьма приличного вида помог мне проскочить мимо турникета в метро. У продавца билетов не нашлось сдачи, а у меня не было возможности ждать следующего трейна, я и так уже катастрофически опаздывала из-за того, что своевольный «F» пошел по «E», а «W» вообще никуда не пошел. Вот и добирайся как хочешь.

ПОДЗЕМНЫЙ ЭКСТРИМ
Частые изменения маршрутов трейнов или вообще их временная остановка - это отдельная тема. Это не лирика. Это триллер. Настоящий городской экстрим. Нервы на пределе. Адреналин в кровь. Меня и сейчас прошибает холодный пот, как только слышу это вкрадчивое «ladies and gentlemen» и дальше что-нибудь о специальном сервисе. Это, значит, началось.
Чтобы сообразить, что трейн резко меняет направление, не надо знать английский, большинство пассажиров реагирует на объявления вполне адекватно, от деликатных вздохов, стонов и «my god» до «shit» и, извините, «fuck». А что вы еще хотите услышать от людей, когда их ставят перед перспективой опоздания на работу на час-полтора.

ЧТО ЧИТАЕМ?
Может быть, русские и самая читающая в мире нация, но, судя по метро, американцы тоже с алфавитом знакомы. Читают всё: газеты, детективы, классику, прозу, поэзию, порнороманы, библию, Коран.
Газеты, как кухня и национальные одежды, у каждого народа свои. По газете всегда узнаешь соотечественника. Только в Нью-Йорке можно одновременно увидеть, как на соседних сиденьях шелестят страницами американской, русской, китайской, испанской, японской и др. прессы. Выглядит любопытно, а еще любопытней было бы провести сравнительный анализ, как реагируют различные национальные издания на одно и то же событие в стране.
...Было страшно приятно, когда парень рядом открыл томик моего любимого Грэма Грина. Как-то сразу стало уютней в чужом городе. Как будто у нас нашлись общие хорошие знакомые.

ГОРОДСКИЕ СУМАСШЕДШИЕ
В нью-йоркской подземке много сумасшедших. Местные законы позволяют держать взаперти только буйных и опасных для общества, остальные спокойно путешествуют по городу по делу и без. Надо сказать, что в Москве и в Питере сумасшедших в метро гораздо меньше. Зато больше пьяных и агрессивных. И неизвестно еще что хуже...
Если человек немного не в себе, то главное на него никак не реагировать и не дать ему перехватить твой взгляд. Потому что он тут же вступит в контакт и начнет тарахтеть, не переставая, пока ты в спешном порядке не эвакуируешься из вагона.

ВИД ИЗ ОКНА
Как только поезд выскакивает из туннеля на свет божий в Бруклине, можно откладывать чтение и просто смотреть из окна. Этот путь тоже живет своей отдельной жизнью. Вот из этого окна, по правой стороне, сразу после остановки «9 Аv», каждое утро торчит лопоухий боксер. Что именно хочет он увидеть в мчащихся мимо него вагонах - я не знаю, но каждое утро он там. Я так привыкла к его рыжей любопытной морде, что, когда пес вдруг исчез, ощутила тревогу и дискомфорт. Через неделю «морда» была на месте, и цельность картинки сразу восстановилась.
Вот в этом дворе нежится на солнышке трехцветная кошка, а в этом двухлетний карапуз катается по утрам на качелях и коварно пытается пнуть ногой зазевавшуюся сестренку.
Вот двор детского сада. Ни разу не заставала на нем детей. Но от поездки к поездке большой двор обрастает предметами. Сначала был один большой бассейн, потом к бассейну прибавилась площадка, потом столики, потом беседка. И так каждый раз что-нибудь новенькое. Как в картинках: «найди отличие».

НАСТЕННАЯ ЖИВОПИСЬ
По содержанию рисунков и надписей, нью-йоркское метро - просто образец сдержанности и пуританства. Самое большее, что могут себе позволить ночные шалуны, - это пририсовать усики плакатному Джиму Керри или изобразить сердечко на крепкой попке Дженифер Лопес.
Никаких плохих слов и рисунков отдельных частей тела, так популярных среди подростков. Или не рисуют вовсе (браво, Америка), или всё это очень быстро стирают и ликвидируют.
Удивляет другое, каким образом появляются граффити внутри закрытых тоннелей? Там от вагона до стены ровно полшага. Кто и когда умудряется создавать замысловатые, тщательные надписи, рискуя быть размазанным в качестве экспоната на той же стене? Во всяком случае, делают это ребята рисковые и немного чокнутые. Фанаты, одним словом.

КРЫСЫ
Да разве это крысы?! Особенно против разъевшихся и наглых российских крыс величиной с хорошего кота. Это просто запуганные серые маленькие мышки. Проскочат осатанело по путям и спрячутся в какой-то своей норке.
Как можно выжить в таком грохоте и при такой температуре? Да и вообще непонятно, что они там в метро едят, не пластиковые же бутылки? Странно, что «зеленых» никак не волнует этот вопрос. Наверное, пока других забот хватает.

УЖАСЫ НОЧНОЙ ПОДЗЕМКИ
Вопреки многочисленным рассказам, никаких ужасов в ночной подземной жизни я не обнаружила. В три часа ночи - куда уж позже - никто даже не попытался меня ограбить, убить или изнасиловать.
Да, контингент немного другой. Больше богемы, особенно по центральным станциям. Больше влюбленных или просто пар, явно настроенных провести остатки ночи вместе. Больше людей, употреблявших что-то покрепче кофе, пива и сигарет. Больше народу спит по лавочкам на станциях или прямо в вагонах. Но в общем и целом довольно прилично.

ДОМОЙ
И, наконец, что может быть лучше дороги домой. Домой даже неторопливый «R» бежит быстрее.
Но дорога через мост всегда лучше, чем по закрытому туннелю. Трейн по мосту идет тихо и вкрадчиво. Подопрешь подбородок и любуешься Манхэттеном в тихом, закатном свете или в ночных огнях. Это когда как получается.
А по хайвею за мостом безостановочно мчатся навстречу друг другу автомобильные дорожки: туда красная, оттуда - желтая. А чуть дальше подмигивает огоньками причал № 17. И ты всякий раз думаешь: вот в эти выходные обязательно вырвусь туда погулять. Обязательно. И, конечно, опять не вырвешься.
Ну, может быть, в следующие? Да, в следующие - точно!