"Акция в защиту подростков"

Почта недели
№33 (381)

Добрый день!
У меня не история, а сюжет для кино. Сейчас я могу об этом спокойно рассказывать, год назад не могла. Очень переживала.

Мы живем в Нью-Джерси. Мой мальчик тогда заканчивал мидл скул. В школе все мальчишки увлекались одной интернетовской игрой, где берешь себе героя в трусах и делаешь из него настоящего героя. Не помню, как она называлась. В нее можно играть хоть год. По ходу игры - герой становится сильным, вооруженным бойцом. [!]
Если играть честно, уходит очень много времени. Сын сидел несколько месяцев и сделал себе героя, всем его вооружил, радовался.
Через некоторое время одноклассник украл у него героя, как-то скачал себе. Это можно сделать. На следующий день в школе они с сыном подрались. Мой был один, а тот привел друга. Сереже разбили нос и рассекли бровь, он прибежал домой весь в крови и плакал в ванной.
Потом было собрание в школе, собрали всех учеников. Попало одинаково и моему сыну, и тому мальчишке (он, кстати, американец). А разве мой виноват? Я потом подошла к директору и спросила ее: «Вы знаете, из-за чего они подрались?» Она сказала - знаю, но виртуальные проблемы надо решать виртуальным путем, а не дискредитировать школу».
Я сейчас не о драке. Прошло время, и это не кажется таким страшным. Всегда дерутся и во всех странах. Меня пугает то, что из-за придуманных компьютерных героев мальчишки готовы друг друга изуродовать. Их игры и так занимают большую часть дня, а теперь еще приходят в реальную жизнь. Вот от чего мы должны защитить подростков. Подумайте, пожалуйста, над этим в своей акции.
Жанна

Добрый день, друзья!
У меня нет внуков, а дети уже выросли. Но я читала про вашу акцию и плакала. Пишите мой голос тоже. Я не хочу, чтобы наших детей в американских школах обижали.

Я живу рядом со школой в Квинсе. Там у них в холле ходят два полицейских, а один на машине ездит вокруг. У всех есть дубинки и оружие. Как же они допускают, чтобы дети дрались? Безобразие, какое! Пусть специальный департамент нам ответит, почему так получается?
До свидания.
С уважением Клара.
Мне 86 лет.

Приветствую вас, редакция!
Вы подняли тему о конфликтах в подростковой среде. Это правильно. Но вместе с акцией о защите подростков надо развернуть акцию о защите родителей.

Потому что некоторые из нас не выдерживают и заступаются за детей, а здесь совсем другие законы.
Вот вам случай, который произошел лично со мной и моим сыном прошлым летом. Играли в баскетбол на площадке у дома, мы с сыном часто ходим туда размяться.
Сыну - тринадцать. Уже выше меня, но худой. Он вел по полю мяч, а один черный парень, лет пятнадцати, выскочил наперерез, ударил его коленом в живот и толкнул. Сын упал, сбил все колени и локти. И главное, ударился зубами, а у него там надеты брикеты. Я разозлился - подбежал к черному, схватил его за рубашку: ты что, говорю, делаешь, сволочь? Сказал от волнения по-русски, но тот понял. Отбил мою руку и ушел с поля. Я его пальцем не тронул, только за рубашку сгоряча схватил. Мы тоже пошли домой. Через полчаса к нашему дому подкатила полиция. Оказывается, тот парень и его мать заявили на меня, как будто бы я применил к нему физическую силу. Я вывел своего мальчишку...
Полицейский попался хороший парень, он все понял правильно, а ту семью он уже давно знает. Там куча народу и никто не работает. Они спят и видят, как бы кому-нибудь вчинить судебный иск. Но протокол все равно был оформлен, и перед соседями неудобно. Теперь будут шушукаться о русской мафии.
Получается, что нам всё надо терпеть? Мой сын - это мой смысл жизни. И я должен спокойно смотреть, как его бьют ногой в живот? А если бы тот с ножом на него полез, я что - пальцем должен был грозить?
Игорь.

Здравствуйте газета! Мне 15 лет.
Я недавно приехал, друзей у меня пока нет. Уже месяц читаю вашу газету и хочу рассказать вам историю, которая приключилась со мной в России.

Я тогда перешел в новую школу, и было это в пятом классе. В этом классе было всего шесть пацанов, остальные девчонки, поэтому меня сразу приняли в штыки. Меня доставали (обзывали и выводили из себя) на протяжении двух или трех месяцев. Как-то в школу пришла мама, она увидела, как один из них меня толкнул и я ударился о стену, тогда она подошла к нему и что-то сказала, но его это нисколько не напугало (я понял это по его наглому лицу).
И однажды, когда я шел домой, ко мне, по обыкновению, прицепились одноклассники, один из них бросил в мою белую рубашку грязный орех, и тогда мое терпение лопнуло. Я бросился на него и начал махать ногами и руками. С тех пор они меня не трогали. Из этого случая я понял только одно - НИКТО НЕ РЕШИТ ЗА ТЕБЯ ТВОИХ ПРОБЛЕМ! Нужно самому доказать свое место.
И еще одна история, которая приключилась со старшим братом моего друга. Он только пошел в армию, и «деды» начали забирать у него сигареты, его это очень взбесило, так как ему их прислала мама. Он побил одного из них, правда, и самому ему потом пришлось не сладко, но после этого случая он уже не «салага»!!! Это еще раз подтверждает мою теорию.
Пока. Илья

Здравствуйте!
Мне думается, что главная проблема подростков не в конфликтах, это дело обычное. Все дерутся, потом это проходит. У кого не проходит, тот становится бандитом. Но это уже его проблемы.

Главный враг подростков - наркотики. Я в этом уверен. Это боль нашей семьи. И я себя считаю виноватым.
Сын Никита учился в хорошей школе. Деньги были. Я подарил ему на шестнадцать лет «БМВ». Хотел порадовать. И показать всем свой достаток. Глупо.
Когда сын начал приезжать в школу на этой машине, ему стали предлагать наркотики под разными предлогами. До этого наркодельцы им не интересовались. Сейчас я знаю, что для них хорошая машина - это как наводка для вора: есть деньги. Никита мне так и сказал, это из-за твоей машины.
Мы заметили не сразу. И не мы заметили, а моя мать. Она сказала, что Ник стал заторможенный, взгляд странный. Стал агрессивный, грубит. Мы с женой его тогда видели редко, потому что много работали, приезжали с работы в 2 -3 ночи.
Когда мы всерьез кинулись, он уже сидел на кокаине. Кричали, жена рыдала. Я его ударил несколько раз. Довольно, сильно - нервы сдали. Он тоже на меня кидался. Не хочу вспоминать...
Потом мы его почти силком увезли в реабилитационный центр в Манхэттене. Там ему наглядно показали, что скоро он не будет думающим существом. Потом почти год два раза в неделю мы возили его в этот центр. Жене пришлось уволиться с работы. Мы продали дом и переехали за десять миль от города. Ребенка мы спасли, но покоя в семье уже нет. Мы все время боимся, возим Ника в Манхэттен на тесты. Там по моче и волосам определяют наличие в организме наркотиков. Сын ездить не хочет, мы ссоримся, но все равно его возим. Доверия уже нет.
Я специально интересовался: там, где округ не очень хороший и школы хуже, этой швали, которая сажает детей на наркотики, меньше. У моего друга сын учится в Бруклине и ездит на «шевроле» 1998 года. И все у него в порядке. Не знаю, может, и не в этом дело.
Когда всё это случилось, мы оказались со своим горем одни. Мы выдержали, потому что были деньги и была СЕМЬЯ, иначе бы не справились. Не говорили даже близким друзьям. Зачем? Они не помогут и не поймут, как это страшно.
Люди мало знают о наркотиках всю правду. Пока это горе их не коснется лично - им все равно. Меня оскорбило объявление в одной уважаемой мной старой русской газете. Там приглашали послушать радиопередачу, где будет давать интервью некий Леша Тарзан, который был осужден за попытку купить подводную лодку для контрабанды кокаина из Колумбии. Человек собирался торговать кокаином и убивать детей, а у него берут интервью как у народного героя. Я был возмущен, хотел звонить в программу. Жена не дала, сказала - «будь выше, они не понимают, у них все хорошо».
Когда прочитал про вашу идею, стало легче на душе. Значит, не всем всё равно.
Спасибо. Борис.
P.S. Если нужна конкретная помощь акции, могу помочь компьютерами - это мой бизнес.